Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Откровение св. Иоанна Богослова. Глава двадцатая. Всеобщее воскресение и Страшный Суд

Автор: архиепископ Аверкий Таушев

Вслед за поражением антихриста св. Иоанн увидел Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Ангел этот ят змия, змия древняго, иже ят диавол и сатана, и связа и на тысящу лет, и в бездну затвори его, и заключи его... дондеже скончается тысяща лет: и по сих подобает ему отрешену быти на мало время — как толкует св. Андрей Кесарийский, под этой «тысячей лет» надо понимать все время от воплощения Христова до пришествия антихриста. С приходом Воплотившегося Сына Божия на землю и в особенности с момента искупления Им Своею Крестной смертью человечества сатана был связан, язычество низвержено, и наступило на земле тысячелетнее Царство Христово. Под этим тысячелетним Царством Христовым на земле разумеется победа христианства над язычеством и утверждение на земле Церкви Христовой. Число 1000 — определенное — взято здесь вместо неопределенного, означающего вообще длительный период времени до Второго Пришествия Христова. И видех престолы, и седящия на них, и суд дан бысть им и проч., — эта картина символически рисует наступившее царство веры христианской, после ниспровержения язычества. Восприявшие суд и воссевшие на престолах — это все достигшие спасения христиане, ибо всем им дано обетование царства и славы Христовой (1 Сол. 2:12). В сем лике св. Тайновидец выделяет в особенности «обезглавленных за свидетельство Иисуса и за Слово Божие», то есть святых мучеников. И видех, говорим св. Иоанн, души растесанных — отсюда ясно видно, что эти святые, участвующие в 1000-летнем Царстве Христовом, царствуют со Христом и «творят суд» не на земле, а на небе, ибо здесь говорится только об их душах, еще не соединившихся с телами. Из этих слов видно, что Святые принимают участие в управлении Церковью Христовой на земле, а потому естественно и правильно обращаться к ним с молитвами, прося их о заступничестве перед Христом, Которому они соцарствуют. Collapse )

Вирус и вера. Смерть и христианство. Мысли во время чумы. Чума и Dasein



Автор: Александр Дугин, философ

Самое важное — с 17-й минуты записи (16:45 и до конца): Момент, христианский. Можно обратить внимание, и сейчас он тоже становится очень важным. Конечно, сразу, как коронавирус пришел, оказалось, что современные религиозные люди в большинстве своем не являются таковыми, потому что для них указания эпидемиологов или запрет каких-то социальных служб внезапно становятся гораздо более важным, чем требования их собственной веры. Так, в общем, вера и проверяется, это о многом говорит. Давайте посмотрим, что такое для религиозного человека, христианина, возьмем нашу религию, религию многих, всех русских людей – христианство, православие. Что нам наша вера, религия говорит о душе и смерти? Она говорит нам, что наша душа безсмертна. Что находясь в теле, она пребывает на очень маленькой части – безконечно маленькой части своего существования, своего бытия. И что самое главное, самое важное находится за пределом. В зависимости от того как мы проживем этот краткий миг земной жизни, вот тем самым будет определятся большая, очень долгая, несопоставимо более важная, значимая, насыщенная событиями жизнь по ту сторону могилы. Соответственно, сталкиваясь со смертью, мы сталкиваемся с собственной душой, мы сталкиваемся с тем, что мы должны сделать в этой жизни. Мы сталкиваемся с заповедями, мы сталкиваемся с Христом, потому что если Христос не умер, если Он не преодолел смерть, если Он не пострадал для нас, то Он становится непонятной фигурой, Он теряет свой смысл [если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна (1 Кор. 15, 17)]. И вот сейчас, на грани смерти, сталкиваясь с ее близостью, мы только и можем по-настоящему осмыслить и жертву Христа, и то значение, которым она обладает для нас сегодняшних, для нас живущих. Все Его заповеди, все Его действия, все Его слова, все Его жесты, всё это о нас, для нас, и про нас, про нашу безсмертную душу. Collapse )

Толкования на священное Писание. Книга пророка Исаии. Глава 37, стих 33 ‒ глава 38, стих 6

Автор: преподобный Ефрем Сирин

И изыде Ангел Господень и изби́ от полка Ассири́йска сто осмьдесят пять тысящ (Ис. 37:6). Царь Ассирийский получил весть об истреблении полчищ своих, когда вел войну с Фараком, царем Ефиопским. И отыде возвра́щься Сеннахири́м... и всели́ся во Ниневи́и. И внегда́ покланятися ему в дому́ Насара́ху (Нисроха), бога своего, Адрамелех и Сарасар (Шарецер) сы́нове его уби́ста его мечьми́, сами же убежа́ста в землю Карду (Ис. 37: 37–38). Когда Сеннахирим возвратился в Ниневию, поклонялся богу своему и славил его за спасение от гибели; тогда правда Божия попустила сыновьям его восприять лукавый помысел, и они убили его перед идолом, сами же бежали в Армению. И воцари́ся Асорда́н сын его вместо его (Ис. 37: 38). Вместо Адрамелеха и Сарасара (Шарецера), которые убили отца своего и, как сказано, бежали "в землю Карду», то есть в землю Араратскую. Глава 38. В то время, разболе́ся Езеки́а до смерти... И обрати Езеки́а лице свое ко стене и помолися ко Господеви глаголя: помяни, Господи, како ходи́х пред Тобою со истиною и сердцем правым (Ис. 38: 1–3). Езекия сказал так вероятно потому, что видел и таких царей, которые царствовали лукаво, однако же сыны их наследовали престол их. Та́ко глаголет Господь Бог Давида отца твоего... Се, Аз возвращу сень степеней, и́миже сни́де по степе́ням Ахаза, отца твоего, возвращу солнце десять степе́ней... И взы́де солнце десять степе́ней, имиже сни́де сень (Ис. 38: 5, 8). Знамением десяти степеней (ступеней), данным Езекии, означалась тайна смерти и восстания от одра; но можно сказать, что этим же знамением означалась и тьма, которая по смерти Езекии покрыла народ Божии. Как при отце прибавился день на десять часов, так увеличилась тьма во дни нечестивого сына его. И еще, десять часов, прибавленных ко дню, изображают тайну совершенного Света, Какой должен был воссиять миру. Кроме того, число ступеней изображает собой и десятословие, в котором Езекия черпал свет и жизнь.

Толкование на пророка Исаию (глава 38)

Автор: святитель Иоанн Златоуст

И обрати Езекiя лице свое к стене (Ис. 38:2). Почему же он обратился к стене? Чтобы тайно и спокойно иметь возможность говорить к Богу, когда не было иного утешителя. Помяни Господи како ходих пред Тобою съ истинною сердцем истинным, и угодная пред Тобою сотворих. И плакася Езекия гласом великим (Ис. 38:3). Почему же он не надеялся на свою добродетель? Потому что он видел лучшее, чем скорби. Говорит – пред Тобою не для хвастовства и не для того, чтобы этим доставить себе славу человеческую, но с совершенным сердцем. Он прибавляет слезы для того, чтобы как можно яснее показать, что он не только надеется на добродетели, но также имеет надежду получить спасение в милосердии Божием. Видишь ли, он не произносит многих слов, но только показывает благочестие сердца. Так все здесь сосредоточено. И бысть слово Господне ко Исаии глаголя: иди и рцы ко Езекии. Се глаголет Господь Бог Давыда отца твоего (Ис. 38:4‒5). Он не сказал: Господь твой; пророк имел в уме благочестие отца, кротость и смирение Давида. Услышах молитву твою, и видех слезы твоя, се прилагаю к летом твоим, лет пятьнадесять (Ис. 38:5). Научимся из этого тому, что относится к великому благочестию. Нам должно исследовать в отдельности: происходит ли кончина жизни вследствие болезни или по душевным причинам, вследствие ли естественных недугов, или чьих-нибудь притеснений. Дни нашей жизни 70 или самое большее 80 лет (ср. Пс. 89:10): здесь, говорят, предел природы, только доселе простирается человеческая природа. Хотя не всегда так бывает, но от немногих случаев не будем заключать ко всем. Обратим речь к иному. Смерть происходит от грехов, почему Писание говорит: Многое время поживеши (Притч. 9:18); и да долголетен будеши на земли (Исх. 20:12); не буди жесток, да не умреши не во время свое (Еккл. 7:17), и в ином месте: число дний твоих исполняя исполню (Исх. 23:26). Но мы прекрасно знаем, одни смерти бывают своевременно, а другие несвоевременно; одни по праведности, другие по грехам.

Collapse )

Маленькая трагедия

Автор: Роман В., сайт Два града (антимодернизм)

Маленькая трагедия. Что такое «маленькие трагедии»? Это отдельные сцены из «Бориса Годунова», немножко развитые и дополненные. Пушкин писал маленькие сцены с быстро меняющейся декорацией (Г. О. Винокур). Одна из маленьких трагедий «Пир во время чумы» особенно ярко встает в памяти в наши дни. Она, можно сказать, «вышла в тираж» как раз тогда, когда публичные пиры по всему миру запрещены. Все герои «Маленьких трагедий» живут во время чумы, как и сам их автор, покинувший во время холерной эпидемии Москву 1830 года. Да, в «Борисе Годунове» Пушкин рисовал необычайно мрачную даже по меркам XX века картину отношений правителя, политической элиты и народа. В маленьких трагедиях он продолжает свои размышления над человеком, над веком. Теперь он переходит к обобщениям уже не чисто политическим: он изучает природу человека в ее социальном существовании. Воспользуемся словами самого Пушкина: он изучает ужасный век и ужасные сердца. К каким же выводам он приходит? Сверхчеловек. Пушкин ясно различает нового человека от человека в собственном смысле, а также определяет два типа нового человека: сверхчеловека и недочеловека. Маленькие трагедии, как давно замечено, объединены одной темой: все основные, их герои — крупны. Крупны главным образом за счет какой-то одной своей черты… В их характерах есть невероятная устремленность всех черт личности в одном направлении, которая превращает какое-либо качество личности в сверхкачество. Барон — сверхрыцарь, культивирующий на своем «гордом холме» чувство независимости от всего на свете, и от времени, и от людских страданий. Сальери — сверхлогик, сверхчеловек, надежнейше обосновавший свое право быть судьею и палачом. Вальсингам — сверхциник, отгородившийся от всеобщей беды. Дон Гуан — сверхсоблазнитель (Рассадин, Станислав. Драматург Пушкин. М., 1977.). Мы имеем дело с мерой, образцом нового человека, и эта мера является социальной. Это уже не одно ужасное сердце, а сердца и целый век несказанного ужаса. Новый человек стоит в центре нового мироздания, нового социального беспорядка. И этому вовсе не противоречит его демоническая замкнутость. Скорее, даже наоборот: он создает ужасный век для всех остальных, а сам не становится толпой. Он непроницаем для слабого добра. Пушкин понимает Новое время, в которое живем вместе с ним и мы, и понимает его не интуитивно, а аналитически. Что-то в мире не так. Он неправильно устроен. Collapse )

Отец Даниил Сысоев: Первое послание к Коринфянам, глава пятнадцатая



Автор: священник Даниил Сысоев

Толкование на сегодняшнее апостольское чтение усопшим (1 Кор. 15, 47‒57) начинается на 25-й минуте четвертого часа записи (03:24:40). Текст апостольского зачала (163 зач.): Первый человек ― из земли, перстный; второй человек ― Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Жало же смерти ― грех; а сила греха закон. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Исусом Христом! Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом. Закон роста. Итак, «Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба» (1 Кор. 15; 47). Здесь сказано, что человек сделан из персти — пыли, — и поэтому персть сначала поднимается до одушевленности. Бог берет не какое-нибудь животное, Он берет пыль и из нее делает человека. Здесь мы видим Библейское опровержение теории эволюции. Библия не говорит, что первый человек произошел от обезьяны, нет, сказано, что первый человек из земли, «перстный». Поэтому мы в землю и превращаемся после смерти. Первый этап духовной эволюции — когда взятый из персти становится душевным, то есть управляемым душой.
Collapse )

Толкование на пророка Исаию (глава 28)

Автор: святитель Иоанн Златоуст

Веруяи в Онь не постыдится (Ис. 28: 16). Справедливо сказано: Веруяи в Онь не постыдится. Смотри, в этих словах обозначено (первое) пришествие Его, которое хотя бы было и весьма славным, однако нуждалось в вере. А во время славного Пришествия Его не будет нужды в вере, так как величие Божие восполнит место веры. Видишь ли, что всегда нужна вера? Говорит: веруяй в Онь, а не: старавшийся познать Его; говорит: веруяй, а не: вопрошавший и исследовавший; говорит: веруяй, а не: тщательно изыскивавший. Да постыдятся те, которые желают исследовать Непостижимого! Видишь ли, что всегда нужна вера. Что Он родился, жил на этой земле, умер, подвергшись казням и мукам, и освободил весь мир Крестом, всему этому должно веровать. Нужна великая и славная вера, чтобы веровать, что от Креста, орудия смерти, произошла свобода и от смерти жизнь, наполнившая всю вселенную, как написано: Яко наполнися вся земля ведения Господня, аки вода многа покры моря (Ис. 11:9), и кроме того: И не научит кождо ближняго своего, глаголя: познай Господа, яко вси познают Мя от мала даже и до великаго их (Иер. 31: 34), а также: От восток солнца до запад хвально имя Господне (Пс. 112: 3). Совершения чего именно большего этого будет желать кто-либо? Подумай о превосходстве силы Божией: там Он водрузил знак разумения, а здесь Трофей победы. Что проклятие Креста? Однако, как видим, от Древа совершилось искупление. Кто слышал когда-либо, кто видел когда-либо, чтобы наказание проклятия было признаком отрешения смерти и разрушением грехов, что взаимно совершенно противоположно? И как нам не удивляться? Мы не желаем даже видеть мучителя и подойти к нему, охватываемые страхом, а между тем налагаем на царскую диадему, на украшения воинов, на члены тела, именно, на голову, грудь и сердце, а также на жертвенники и постели знак Креста.

Collapse )

Толкование на пророка Исаию (Ис. 14, 24‒30)

Автор: Святитель Иоанн Златоуст

И напасутся убозии Господом, нищии же человецы в мире почиют (Ис. 14:30). Видишь ли, как они не веровали тому, что происходит и что имеет произойти от Господа. Нечто подобное же случилось во время пришествия Христова: Он пасет убогих, питает неимущих; богатые же не так, но остаются жадными. Бедных пасет Бог, как Он и говорит: Аз есмь пастырь добрый (Ин.10:11), добрый пастырь не в том смысле, что опытен в богатом столе, но что ведет овец к ясному и чистому источнику. Не видишь ли ты овец, которые не желают тонких снедей, но щиплют простую пищу? Точно так же Бог будет питать тебя. Не питал ли Он когда-либо? Конечно, питал, но только рыбами и хлебами, так как это было ежедневной пищею граждан (Мф. 14:1621). Некогда Он также напитал мясом, но это принесло вред, а не пользу ядущим (Чис. 11:3134). Нищии же человецы в мире почиют: показывается покой смерти. Другие же переводчики говорят: «да седят в мире», — потому что не будет у них ни голосов, ни плача, ни воплей, ни иного чего-либо подобного, но они будут «в мире», не будут приходить в смущение и не будут противоборствовать, хотя бы даже подвергались смерти и отсекновению главы. В мире почиют, — так как иной (из них) будет умирать ради Бога, и он почиет в мире, с честью. Драгоценна такая смерть праведников. Смерть будет драгоценной не оттого, что иной умрет в своем доме, на ложе или среди семейных, но оттого, что мы будем умирать храбро и мужественно за истину. Что такая смерть драгоценна, об этом свидетельствует вся вселенная.

Collapse )

Чаем воскресения мертвых, а не воскресения живых

Автор: протоиерей Александр Шаргунов

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Посередине Великого поста открывается нам пасхальная тайна. Наше поклонение Кресту Христову глубоко символично. Мы поклоняемся не только Распятому на нем, но и Кресту, Древу Крестному — знамению абсолютной любви Бога к нам. Знамению победы верности над ложью, любви над насилием, доверия над обманом и отчаянием. Вместе со всей Церковью апостолов, мучеников и пророков, преподобных праведных и всех святых мы Духом Святым прозреваем на этом Древе не побежденную покорность, а славу Христову — Воскресение. Слава Божия — на Кресте, потому что эта слава есть завершение Божия Завета с человечеством, торжество Христова дела любви. Мы осознаем всю реальность страданий и смерти нашего Господа. Но Он восходит на Крест как Царь. Он является на Кресте как Владыка вселенной, царствующий над этим миром, маленьким, внезапно обнажившимся перед ним во всем своем безобразии и распаде. Христос восходит на Крест как Победитель, как Тот, Кому принадлежит слава, честь и поклонение вовеки. «Ныне суд миру сему. Ныне князь мира сего изгнан будет вон». «Когда Я буду вознесен, Я всех привлеку к себе», — говорит перед Крестными Страданиями Христос. Все победил Христос. И смысл нашей жизни заключается в одном: войти в радость победы, которую Он совершил ради нас, в пасхальную радость. Но вхождение в нее совершается Крестом, Его и нашим. По мере того как наш крест соединяется с Его Крестом, наше поклонение Кресту Христову становится раскрытием всего, что есть в нашей жизни. Мы чаем воскресения мертвых, а не воскресения живых.

Collapse )