Category: отзывы

Преподобный Лаврентий Черниговский

Преподобный Лаврентий Черниговский (1868‒1950), схиархимандрит, в миру Лука Евсеевич Проскура, родился в 1868 году в селе Карыльском Кролевецкого уезда Черниговской губернии. Отец и мать были глубоко религиозные люди и детей воспитывали в вере в Бога. Семья жила бедно. Родители его, Евсевий и Христина, были простые крестьяне. В семье было 7 детей (5 мальчиков). Лука был одним из младших. Детство было тяжелым, нужно было с ранних лет приучаться ко всякой домашней работе. Мать часто болела, не поднималась с постели. Отец умер, и мальчику приходилось исполнять и мужскую, и женскую работу. Учился в начальной земской школе, был очень способным. В 13 лет он окончил школу и был оставлен помощником учителя. Учитель поручал ему обучать младших товарищей по школе. И он охотно исполнял это поручение. С детских лет регулярно ходил в церковь, имел прекрасный слух, пел в церковном хоре. В совершенстве изучил богослужебные песнопения.Учащихся приучали в то время петь в церкви. И тут маленький Лука чувствовал себя в своей стихии. Он быстро все усвоил: как пение, так и весь строй церковного богослужения, прекрасно разбирался в уставе службы и в 12 лет с помощью священника разучивал песнопения со своим маленьким ученическим хором, где были как мальчики, так и девочки. А в 14 лет уже стал самостоятельным регентом. Однажды в Коропе он познакомился с бывшим регентом императорского хора, уроженцем этих мест, который сразу оценил способности юноши и стал обучать его регентскому искусству. В Коропе он провёл около года и освоил игру на скрипке. По возвращении домой стал головщиком (регентом) сельского хора. Чтобы помочь семье, обучился шитью и начал зарабатывать своим трудом. К 17 годам стал прекрасным портным, так что заказчиков у него было всегда много. В это время скончалась его мать, и он решил уйти в монастырь, но старший брат Варфоломей настоял, чтобы Лука не покидал семью, и тот смирился с волей брата. Со своим другом юности Симеоном Лука ходил пешком в Киев к отцу Ионе, чтобы он благословил получить духовное образование. Но отец Иона сказал им: «Ваша семинария при вас» ― и не благословил. Затем вместе с тем же Симеоном Лука отправился на Афон где, после настойчивых просьб, был принят в братию одного из монастырей. Но один из афонских старцев потом сказал ему: «Езжай в Россию, ты там нужен будешь», после чего Лука вернулся домой. Вскоре молодого талантливого регента пригласили управлять хором Рыхловского Никольского монастыря.

Collapse )

Отзыв на книгу «Врачу благий и милостивый. Житие. Духовные наставления»

Автор: Дмитрий Авдеев, православный психотерапевт, писатель

В симферопольском православном издательстве «Родное слово» подготовлена и издана замечательная книга «Врачу благий и милостивый» (житие, духовные наставления, акафист), которая знакомит читателей со святителем Лукой (Войно-Ясенецким) – исповедником Православной веры XX века, ревностным архипастырем и талантливейшим хирургом. Книга раскрывает перед нами образ удивительного человека, мужественного служителя Церкви Христовой, сохранившего в годину лютых испытаний верность Господу. Будущий святой (в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) родился в Керчи 27 апреля 1877 года. Юношей, по словам святителя Луки, на него глубокое впечатление произвели слова Спасителя: Жатвы много, а делателей мало (Мф. 9, 37). «У меня буквально дрогнуло сердце, я молча воскликнул: О Господи! Неужели у Тебя мало делателей?!» писал святитель, позже, через много лет, когда Господь призвал меня делателем на ниву Свою, я был уверен, что этот евангельский текст был первым призывом Божиим на служение Ему». Окончив в 1903 году медицинский факультет Киевского университета св. Владимира, Валентин Феликсович, «с головой» уходит в работу. Операции, научная наблюдения, уход за больными… Началась русско-японская война. Доктору Войно-Ясенецкому предложили службу в отряде Красного Креста на Дальнем Востоке. В  Чите он заведовал отделением хирургии в госпитале Киевского Красного Креста. Много оперировал, и операции, проводимые молодым врачом, были сложными  и проходили безупречно, неудач не было. Не почти не было, а — не было вовсе. Здесь будущий Святитель познакомился с сестрой милосердия Анной Ланской, которая вскоре стала его женой. С 1905 по 1917 год В. Ф. Войно-Ясенецкий работает в городских и сельских больницах Симбирской, Курской и Саратовской губерний, а также на родине, в Украине. Слава о замечательном хирурге простирается далеко окрест, сам же он порой просто выбивается из сил. У стен больниц, где трудился Валентин Войно-Ясенецкий, выстраивались толпы людей, приехавших не только из близлежащих мест, но и из соседних губерний. С удивительной скрупулезностью  Валентин Феликсович начинает составлять истории болезней. Их сохранилось за годы его жизни несколько сотен. Истории болезни, составленные хирургом Войно-Ясенецким, многое говорят о пациенте, но еще больше о враче. Они — свидетельство живого интереса его к каждому, пусть даже ничем не примечательному, человеку, говорят о его способности сострадать и сочувствовать. В 1916 году В. Ф. Войно-Ясенецкий защищает докторскую диссертацию «Регионарная анестезия», о которой его оппонент, известный хирург Мартынов сказал: «Мы привыкли к тому, что докторские диссертации обычно пишутся на заданную тему с целью получения высших назначений по службе, и научная ценность их невелика. Но когда я читал вашу книгу, то получил впечатление пения птицы, которая не может не петь, и высоко оценил Ваш труд». С 1917 по 1923 годы Валентин Феликсович работает хирургом в Ново-Городской больнице Ташкента, преподает в медицинской школе, преобразованной затем в медицинский факультет. В операционной Городской больницы, где работал будущий святитель, уже много лет висела икона Божией Матери, взирая на которую хирург имел обыкновение перед операцией осенять себя крестным знамением. Collapse )

Великая Пятница. Приговор Синедриона. Погибель Иуды. Христос на суде у Пилата

Автор: Архиепископ Аверкий Таушев

Приговор Синедриона (Мф. 27:1; Мк. 15:1 и Лк 22:6671). Об этом втором, уже официальном собрании синедриона, лишь кратко в одном стихе упоминают Евангелисты Матфей и Марк; подробнее говорит о нем св. Лука. Это собрание было созвано лишь для соблюдения формы внешней законности смертного приговора, вынесенного Иисусу на ночном заседании. В Талмуде, где собраны все древние еврейские узаконения, сказано, что в уголовных делах окончательное произнесение приговора должно следовать не ранее, как на другой день после начала суда. Но ни Каиафа, ни синедрион, конечно, не хотели откладывать окончательное осуждение Иисуса на время после праздника Пасхи. Поэтому они спешили соблюсти хотя бы форму вторичного суда. И синедрион собрался рано на рассвете, на этот раз в еще более многочисленном составе (к нему присоединились книжники, как говорит об этом св. Лука 22:66), и притом уже не в доме Каиафы, а в помещении синедриона, куда и повели Иисуса, проведшего все время до рассвета на первосвященническом дворе, в поруганиях со стороны стражи и первосвященнических слуг. Господа ввели в заседание синедриона и снова спрашивали: «Ты ли Христос?», отчасти потому, что были новые члены, которые не присутствовали при ночном сборище, отчасти, может быть, потому, что надеялись услышать от Господа еще что-нибудь новое. Прежде чем прямо отвечать на этот вопрос, Господь обличает их, показывая, что Ему, как Сердцеведцу, известны помышления их. Суд был созван только ради формы: Участь Господа все равно была уже предрешена, что бы Он ни говорил. Поэтому Господь отвечал: «Если скажу вам, вы не поверите; если же и спрошу вас, не будете Мне отвечать и не отпустите Мене», то есть, говорить Мне бесполезно: если бы Я спросил вас о том, что могло бы вести к разъяснению дела о Моем мессианском достоинстве и к разъяснению вашего ослепления, вы все равно не станете Мне отвечать и не дадите Мне возможности оправдаться перед вами и быть отпущенным на свободу: но знайте, что после всего того, чему подобает совершиться благодаря вашей злобе, вы увидите Меня не иначе, как во славе Отца Моего: «Отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией». —  «Итак Ты Сын Божий?» — снова настойчиво спросили они, и Господь формально подтверждает это, ответив: «Вы говорите, что Я!» По иудейскому судебному протоколу такой ответ означал твердое и решительное «Да! — Я Сын Божий». Довольные тем, что Иисус открыто объявил Себя Сыном Божиим и таким образом дал им право обвинить Его в богохульстве, члены синедриона объявляют уже не нужным дальнейшее расследование дела и выносят ему смертный приговор. На практике же они не смели никого предавать смерти. Поэтому за подтверждением смертного приговора они должны были получить согласие римского правителя Пилата Понтийского.

Collapse )

Отец Даниил Сысоев: Книга Притчей Соломоновых, часть (глава) десятая и одиннадцатая



Автор: священник Даниил Сысоев

Толкование на сегодняшнее чтение начинается на 40-й минуте второго часа записи (1:39:49).
Пути праведного и нечестивого. «Уста праведника источают мудрость, а язык зловредный отсечется» (Притч. 10, 31). Некоторые радуются, что у них острый язык, но пусть помнят: язык зловредных отсечется. Зловредные часто наказываются инсультами, при котором отнимается язык. Например, Энгельс умер от рака языка. Кто чем грешит, тот тем и наказывается. «Уста праведного знают благоприятное, а уста нечестивых – развращенное» (Притч. 10, 32). С губ людей благочестивых слетают слова благодатные, святые. У апостола Петра читаем: «Говорит ли кто, говори как слова Божии» (1Петр. 4, 11). Слова праведных, благочестивых людей умащены Словом Божиим, они благодатны для людей. Бывает, общаешься с такими, и на душе становится легче. Пообщаешься со старцем, а тебя словно крылья поднимают. От него идет благодать, речь его пронизана Словом Божиим. Из уст же нечестивых исходят речи скверные и развращенные. Господь сказал: «От избытка сердца говорят уста» (Мф. 12, 34). Поэтому следите за языком и смотрите за своим сердцем.

Collapse )