Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Свя­ти­тель Ан­дрей, ар­хи­епи­скоп Крит­ский

Свя­ти­тель Ан­дрей, ар­хи­епи­скоп Крит­ский, ро­дил­ся в го­ро­де Да­мас­ке в се­мье бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан. До се­ми­лет­не­го воз­рас­та маль­чик был нем. За­тем од­на­жды по при­ча­ще­нии Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин он об­рел дар ре­чи и на­чал го­во­рить. С то­го вре­ме­ни от­рок на­чал уси­лен­но изу­чать Свя­щен­ное Пи­са­ние и Бо­го­слов­ские на­у­ки. Че­тыр­на­дца­ти лет он уда­лил­ся в Иеру­са­лим и там при­нял по­стри­же­ние в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сав­вы Освя­щен­но­го. Свя­той Ан­дрей про­во­дил стро­гую, це­ло­муд­рен­ную жизнь, был кро­ток, воз­дер­жан, так что все удив­ля­лись его доб­ро­де­те­ли и ра­зу­му. Как че­ло­век ода­рен­ный и из­вест­ный доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, он по про­ше­ствии вре­ме­ни был при­чис­лен к иеру­са­лим­ско­му кли­ру и на­зна­чен сек­ре­та­рем пат­ри­ар­хии – но­та­ри­ем. В 680 го­ду ме­сто­блю­сти­тель Иеру­са­лим­ской пат­ри­ар­шей ка­фед­ры Фе­о­дор вклю­чил ар­хи­ди­а­ко­на Ан­дрея в чис­ло пред­ста­ви­те­лей Свя­то­го Гра­да на IV Все­лен­ском Со­бо­ре, где он про­ти­во­бор­ство­вал ере­ти­че­ским уче­ни­ям, опи­ра­ясь на глу­бо­кие зна­ния пра­во­слав­ных дог­ма­тов. Вско­ре по­сле Со­бо­ра он был ото­зван из Иеру­са­ли­ма в Кон­стан­ти­но­поль и опре­де­лен ар­хи­ди­а­ко­ном к хра­му Свя­той Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей. В прав­ле­ние им­пе­ра­то­ра Юс­ти­ни­а­на II (685–695) свя­той Ан­дрей был ру­ко­по­ло­жен в ар­хи­епи­ско­па го­ро­да Гор­ти­ны на ост­ро­ве Крит. На но­вом по­при­ще он про­си­ял как ис­тин­ный све­тиль­ник Церк­ви, ве­ли­кий иерарх – бо­го­слов, учи­тель и гим­но­тво­рец. Свя­ти­тель Ан­дрей на­пи­сал мно­го бо­го­слу­жеб­ных пес­но­пе­ний. Он стал ос­но­ва­те­лем но­вой ли­тур­ги­че­ской фор­мы – ка­но­на. Из со­став­лен­ных им ка­но­нов бо­лее все­го из­ве­стен Ве­ли­кий По­ка­ян­ный ка­нон, за­клю­ча­ю­щий в сво­их 9 пес­нях 250 тро­па­рей и чи­та­е­мый Ве­ли­ким по­стом. Collapse )

Мiр держится на добрых людях. Прощеное воскресение. Мы дорогу к Богу выбираем сами (ко дню памяти)



Автор: Андрей Дементьев

26 июня 2018 года умер Андрей Дементьев. Имея серьезных конкурентов в деле текстового стихотворства (его ровесники ― Дербенев, Вознесенский, Добронравов) умел найти понятный массам, завораживающий образ... Вещи, написанные им совместно с Мартыновым, своего рода лирический аналог шедевров этого жанра по количеству герметических капсул скрытого смысла, «вшитых» в песенную ткань, казалось бы, на самом видном месте, без крупицы ущербности и снобизма. Андрей Дмитриевич вспоминал, что композиторы сами брали его стихи, писали песни, а он узнавал об этом случайно. В последние годы особенно легко ему писалось на Святой земле. Андрей Дементьев полюбил бывать в месте сосредоточения трех религий еще со времен работы шефом ближневосточного бюро Телевидения России в Израиле. Христианин по вероисповеданию, поэт вспоминал, что на Святой земле он ощущал свою близость к Богу. К тому же на этом клочке земли по-другому ему виделась и судьба России. Национальную идею страны Андрей Дементьев ощущал, по его словам, в единстве и связи времен. А напоследок добавлял: объединяет людей культура. И этой работе он посвятил всю свою жизнь.

***
Никогда ни о чем не жалейте вдогонку,

Если то, что случилось, нельзя изменить.
Как записку из прошлого, грусть свою скомкав,
С этим прошлым порвите непрочную нить.

Никогда не жалейте о том, что случилось.
Иль о том, что случиться не может уже.
Лишь бы озеро вашей души не мутилось
Да надежды, как птицы, парили в душе.

Collapse )

Краткий комментарий к Канону Святой Пасхи

Автор: священник Михаил Желтов

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ. Название этого песнопения, которое буквально переводится как «правило», восходит к древнему названию круга ежедневных служб ― «канона молитвы». Заголовок «канон» сначала перешел на первую службу дня, то есть утреню, а затем и на важнейший гимнографический текст последней. Канон ― центральное песнопение одной из главных церковных служб, утрени. А на пасхальной утрене, на которой нет ни большинства обычных псалмов, ни чтения Евангелия, канон оказывается в центре внимания. Если служить строго по уставу, львиная доля времени на пасхальной утрене будет отведена именно пению канона (и так не маленький, он еще и должен исполняться с многочисленными повторами), а также чтению 45-го Слова святителя Григория Богослова, на Святую Пасху, ― достаточно пространного текста. В наши дни это Слово в большинстве храмов, к сожалению, опускается. Интересно отметить, что при совпадении Пасхи с днем Благовещения (25 марта, в византийской традиции этот день считался календарной датой исторического Воскресения Христова), то есть на Кириопасху (буквально «истинная, Господня Пасха», в смысле совпадения подвижного праздника с датой 25 марта), устав предписывает читать даже сразу два пасхальных Слова святителя Григория ― не только Сорок пятое, но еще и Первое. Слово святителя Григория, написанное в IV веке, и пасхальный канон преподобного Иоанна Дамаскина, созданный примерно через три с половиной столетия, тесно связаны между собой. Канон содержит несколько буквальных цитат из святителя Григория, так что подлинное осмысление канона невозможно без знакомства с пасхальными словами Великого Каппадокийца.Collapse )

Слово в день Святой Пасхи

Автор: святитель Феофан Затворник

«Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити» (Во Святую и Великую Неделю Пасхи. Стихира на Крестном ходе). Ныне у нас, братие, праздников праздник и торжество торжеств — время хвалений и песнословий. Ныне удивил Господь милость Свою над нами. Воскресение Его всем возвещает конец наказания, отпущение грехов, оправдание, освящение, искупление, усыновление и наследие небес: Бог на земле — человек на небе, все в соединении. Теперь очевидно стало, что древняя брань прекращена, что Божество примирилось с нашим естеством, диавол посрамлен, смерть связана, рай отверзт и великая надежда на будущее воскресла. Что может сравниться с такими благами и обетованиями? Приидите, возрадуемся Господеви, составим песнь Спасителю — Богу нашему. Но чем и из чего составим песнь? Ангелы поют на небеси и не могут не петь. Как лучи из солнца, как благоухание из крина (лилии), так песнь из уст Ангелов. Силы их существа находятся в совершенном согласии, подобно струнам благоустроенной Псалтири. Живя, они приводят их в движение и, живя, поют. То же ли и у нас? Силы наши расстроены — в борении и смятении, а при этом наше пение будет ли походить на пение? Как прилично потому сретить торжество воскресения молитвенною песнию Воскресшему о даре песнопения: «и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити!» Пророк Давид, начиная песнь прославленному Воскресением Спасителю, говорит о рождении сей песни: отрыгну сердце мое слово благо (Пс. 44, 2). Так легко изливалась его песнь! И у нас есть слово, но оно может и не быть славословием, и у нас есть сердце, но оно может не отрыгать слова благого. Сердце, точно, есть ближайший орган псалмов и песнопений духовных, и каждое его чувство — то же, что тон в пении: не всегда, однако ж, песнь исторгается из него с таковым удобством и легкостию, с каким совершается дыхание в нашем теле; всегда должно — и иногда с большим напряжением — предварительно настраивать его, чтобы в нем могло родиться, созреть и излиться славословие. Какие же чувства должно возбудить нам в своем сердце, чтобы из слияния их могла образоваться песнь, достойная славы Воскресшего Господа?

Collapse )

Тени пасхальные




Автор: Ольга Скопиченко

В березовой роще у церкви родимой
У первой заутрени в жизни своей
Я помню напевы прекрасного гимна
Победы над смертью Царя из царей.

И свечи, горящие в сумраке рощи,
Таинственный шелест весенней листвы,
Всё было красивей, отрадней и проще
И лаской светились иконы святых.

И жизнь начиналась широким разливом
Любимой реки по зеленым полям…
Те юные годы, промчавшие мимо,
Как сны золотые, мерещатся нам.
Collapse )

Да молчит всякая плоть человеча (знаменный распев). Хор братии Валаамского монастыря



Да молчит всяка плоть человеча, и да стоит страхом и трепетом, и ничто же земнаго в себе да помышляет, Царь бо царюющим и Господь господьствующим, Христос Бог наш происходит заклатися, и датися в снедь верным. Предыдут же Сему лица Ангельстии/ со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувимы и шестокрилатии Серафими,/ лица закрывающе, и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа [на перенесении Св. Даров в Великую Субботу поётся особая Херувимская песнь].

У Плащаницы

Автор: Александр Солодовников

Люблю часы, когда ложится

На землю ночь в Страстной Пяток.

В церквах мерцает Плащаница,

Апрельский воздух чист и строг.

И мнится: вкруг свечей струится

Неисчислимых душ поток,

Там их незримая светлица,

Им уготованный чертог.

Уснули ль маленькие дети,

Ушли ли скорбно старики

Все царствуют в Христовом свете.

А здесь, у нас свистки, гудки,

Очередной набат в газете,

И только в сердце песнь тоски.

Распятие

Автор: Анна Ахматова

1 Хор Ангелов великий час восславил      

Хор Ангелов великий час восславил,
И небеса расплавились в огне.
Отцу сказал: «Почто Меня оставил?»
А Матери: «О, не рыдай Мене...»

2 Магдалина билась и рыдала

Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.

Имя России: 147 лет со дня рождения Сергея Рахманинова



Рахманинов очень любил церковное пение, часто даже зимой он вставал в семь часов утра и, наняв извозчика, ехал на церковную службу, чаще всего в Андроньев монастырь на Таганке. В творчестве Рахманинова очень важны христианские мотивы: будучи глубоко верующим человеком, Рахманинов не только сделал выдающийся вклад в развитие русской духовной музыки (Литургия св. Иоанна Златоуста, 1910, Всенощная, 1916), но и в прочих своих произведениях воплотил христианские идеи и символику. Первый ранний период — начинался под знаком позднего романтизма, усвоенного главным образом через стиль Чайковского (Первый Концерт, ранние пьесы). Однако уже в Трио ре-минор (1893), написанном в год смерти Чайковского и посвящённом его памяти, Рахманинов даёт пример смелого творческого синтеза традиций романтизма (Чайковский), «кучкистов», древнерусской церковной традиции и современной бытовой и цыганской музыки. Период зрелости отмечен формированием индивидуального, зрелого стиля, основанного на интонационном багаже знаменного распева, русской песенности и стиля позднего европейского романтизма. Эти черты ярко выражены в знаменитых Втором Концерте и Второй Симфонии, в фортепианных прелюдиях ор. 23. Поздний — зарубежный период творчества — отмечен исключительным своеобразием. Стиль Рахманинова складывается из цельного сплава самых различных, порой противоположных стилистических элементов: традиций русской музыки — и джаза, древнерусского знаменного распева — и «ресторанной» эстрады 1930-х гг., виртуозного стиля XIX века — и жёсткой токкатности авангарда. Рахманинов обогатил русскую музыку достижениями искусства XX века и был одним из тех, кто вывел национальную традицию на новый этап. Рахманинов обогатил интонационный фонд русской и мировой музыки интонационным багажом древнерусского знаменного распева.

Откровение. Глава пятнадцатая. Четвертое видение: семь Ангелов, имеющих семь последних язв

Авторы: архиепископ Аверкий Таушев; протоиерей Олег Стеняев

Этою главою начинается последнее, четвертое видение, обнимающее собою восемь последних глав Апокалипсиса (гл. 15‒22). И ви́дѣхъ и́но знáменiе нá небеси вéлiе и чýдно, сéдмь Ангелъ имýщихъ сéдмь я́звъ послѣ́днихъ, занé въ тѣ́хъ скончáется (потому что ими окончилась) я́рость Бóжiя. Здесь говорится о том, что ярость Божия, которая обрушивается на мир, как бы подходит к завершению. Рассказывается о том, как будут оканчиваться суды Бога над людьми, как прекратится Его гнев и закроется дверь спасения. Св. Иоанн увидел «как бы стеклянное море, смешанное с огнем; и победившие зверя и образ его, и начертание его, и число имени его, стоят на этом стеклянном море», и под аккомпанемент гуслей прославляют Господа «песнею Моисея, раба Божия и песнею Агнца». «Стеклянное море», по толкованию св. Андрея Кесарийского, означает множество спасаемых, чистоту будущего покоя и светлость Святых, добродетельными лучами которой они «просветятся подобно солнцу» (Мф. 13:43). А что там смешан огонь, так сие можно разуметь из написанного Апостолом: «когождо дело, яковоже есть, огнь искусит» (1 Кор. 3:13). Нисколько он не вредит чистым и нескверным, потому что, по псаломскому изречению (Пс. 28:7), имеет два свойства: одно — опаляющее грешных, другое, — как разумел Василий Великий, просвещающее праведников. Правдоподобно и то, если под огнем разуметь Божественное ведение и благодать Животворящего Духа, ибо в огне открылся Бог Моисею, и в виде огненных языков Дух Святой сошел на Апостолов. То, что праведники поют «песнь Моисея» и «песнь Агнца», указывает, очевидно, на «оправданных до благодати под законом» и на «праведно проживших после пришествия Христова». Песнь Моисея поется также и как песнь победы: «Торжествующим последнюю важнейшую победу над врагом прилично припомнить первые успехи своей борьбы, каковыми в истории избранного народа Божия была победа Моисея над фараоном. Его-то песнь и поют теперь победители-христиане». Песнь эта звучит весьма торжественно: «Поем Господеви, славно бо прославися» — и в данном случае вполне уместна (ст. 2‒4). Collapse )