Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Если на сердце нет радости и покоя. Мысли и наставления старца Фаддея Витовницкого

14 апреля 2003 года отошел ко Господу «самый просветленный монах в Сербии», архимандрит Фаддей Витовницкий. Это был один из самых духоносных старцев 20 века, которого даровал Господь многострадальной Сербской Церкви и ее народу как Небесную помощь и утешение. В монастырь Витовница, настоятелем которого был старец, стекались многочисленные паломники, и несли ему свои сомнения, страдания и боль. Батюшка же, тихий и кроткий, наставлял всех простыми словами, своим благодатно-радостным ликом, своим внутренним покоем, который он излучал. Нередко старец говорил о том, что наша жизнь зависит от наших мыслей, и если мысли наши безрадостны, то безрадостна и наша жизнь. Именно об этом напоминает нам книга, которую сегодня мы предлагаем вашему вниманию. Она вышла в свет в издательстве Дмитрия Харченко и называется «Если на сердце нет радости и покоя. Мысли и наставления старца Фаддея Витовницкого». Эта книга представляет собой сборник изречений, советов и наставлений монаха-серба, бывшего до 2003 года игуменом небольшого монастыря Витовница, расположенного близ городка Кучево на реке Млаве. Со страниц книги старец вновь и вновь напоминает нам о цели нашей жизни, о покаянии, о молитве, о внутреннем мире, о смирении, о радости в Духе Святом и о других важных моментах духовного возрастания. Поэтому его советы и наставления адресованы всем, кто хочет больше узнать о духовной жизни и укрепиться в трудные минуты. Collapse )

Виленская Остробрамская икона Божией Матери

Празднование 26 декабря, 14 апреля в день памяти трех литовских мучеников. Икона написана на двух сплоченных дубовых досках в 2.5 х 2 аршина, изображение поясное в натуральную величину. Пречистая Дева явлена в момент Благовещения, со сложенными крестообразно на груди руками. На лике Ее выражение глубокого мира, сосредоточенности и девственной скромности. Над головой Ее к ризе прикреплена двуярусная корона. По всем направлениям от лика идут длинные лучи. О происхождении иконы существует несколько преданий. По наиболее широко принятому, она была привезена в Вильно из Херсонеса (Корсуни) великим князем литовским Ольгердом Гедиминовичем после одного из его крымских походов против татар и подарена им своей первой супруге Марии. Вторая его жена, Иулиания, передала её в дар Свято-Троицкой обители, возникшей в Вильно на том месте, где пострадали от литовских язычников придворные бояре князя Ольгерда ‒ святые Антоний, Иоанн и Евстафий. Другие два предания менее вероятны. Согласно одному, икона прислана Ольгерду византийским императором Иоанном Палеологом, когда последний узнал о принятии Ольгердом христианства. Согласно другому, икона чудесно явилась на Острых воротах 14 апреля 1431 года. Во всяком случае, в 1431 году икона уже несомненно находилась в часовне близ Троицкой церкви в Русском, или Остром, конце города Вильны и именовалась Корсунской. Окрестная местность заселялась исключительно православными и получила название Острого или Русского конца. Ей праздновали 14 апреля — день памяти мучеников литовских.
Collapse )

Преподобномученица Марфа Тестова

Преподобномученица Марфа (Тестова) (1883‒1941), в миру Тестова Марфа Тимофеевна, родилась в 1883 году в деревне Арга Темниковского уезда Тамбовской губернии в семье крестьянина. В 1914 году она поступила в Серафимо-Дивеевский монастырь Нижегородской губернии, где подвизалась ее младшая сестра Пелагия (Тестова). В конце лета 1919 г. монастырю было предложено послать часть монахинь на уборку полей, принадлежавших женам красноармейцев. Совет монастыря справедливо указал, что сестры истощены голодом, идти на полевые работы не могут. Сестра Марфы, инокиня Пелагия была членом совета и «заведующей рабочими силами монастыря» отказалась выполнить требование представителя власти, за что сестры были арестованы. Они были обвинены в «контрреволюционной деятельности» и приговорены к трехлетнему заключению. Однако для расследования «контрреволюционности» монастыря в Дивеево была послана комиссия, которая установила невиновность монахинь. Сестры были освобождены, а совет монастыря восстановлен в своих правах. Монастырь еще несколько лет существовал под видом трудовой артели. В 1927 г. началась кампания по полной ликвидации монастыря и аресты по спискам ОГПУ. Инокиня Марфа вместе с одной из монастырских сестер поселилась в селе Развилье Борского района Нижегородской области, где стала трудиться при храме, проживала в церковной сторожке. 18 ноября 1937 года она была арестована по обвинению в «к/р деятельности среди верующих» и заключена в нижегородскую тюрьму. Collapse )

Преподобный Исаак Сирин в Сполете Италийском

Этого святого следует отличать от другого подвижника, преподобного Исаака Сирина, епископа Ниневийского, который жил в VII веке (память 28 января). Преподобный Исаак Сирин жил в середине VI века. Он пришел в итальянский город Сполето из Сирии. Преподобный попросил разрешения у пономарей остаться в храме и молился в нем двое с половиной суток. Один из пономарей начал укорять преподобного в лицемерии и ударил его по щеке. Наказание Божие тут же постигло пономаря. Бес поверг его к ногам святого и кричал: «Исаак меня изгонит!» Как только преподобный Исаак склонился над пономарем, нечистый дух бежал. Весть о случившемся быстро разнеслась по городу. К преподобному стали стекаться люди, предлагая помощь и средства для устройства монастыря. Но смиренный инок отказался от всего, вышел из города и поселился в уединенном месте, где построил себе маленькую келлию. Около подвижника собрались ученики, и так создался монастырь. Когда ученики спрашивали старца, почему он отказывается от приношений, тот отвечал: «Монах, приобретающий имения, уже не монах». Преподобный Исаак обладал даром прозорливости. Об этом рассказывает святитель Григорий Двоеслов в своем труде «Собеседование о жизни и чудесах италийских отцов». Collapse )

«Странен бех ― и введосте мене». О Житии преподобного Даниила Переяславского

Автор: Марья Кузьмина

«Странное» страннолюбие. ​Читая Житие преподобного Даниила Переяславского, невольно соприкасаешься с феноменом странничества и таким видом служения обездоленным и угнетенным, как погребение безвестных путников, «напрасно», внезапно и неожиданно скончавшихся на перекрестках больших дорог. Эти слова ― «странник», «скудельница», «божедомка» ― становятся ключевыми в его Житии, и к ним возвращается агиограф из раза в раз, многократно повторяя этот проникновенный в своей искренней человечности мотив. Действительно, никто из русских преподобных ни до, ни после Даниила не ставил одной из главных целей своего монашеского делания упокоение безвестных скитальцев, «не имеющих где главу подклонити» (ср.: Мф. 8: 20), проходящих «пустыни, вертепы и пропасти земные» (ср.: Евр. 11: 38) и тем не менее, как правило, презираемых оседлыми поселянами, несмотря на то что их, скитальцев, не бе достоин весь мiр (Евр. 11: 38). Агиографическая литература Древней Руси словно намеренно стремилась обойти или замолчать тему странничества, в лучшем случае определяя ей роль отдельного и всегда переходного эпизода в биографии того или иного преподобного: и св. Иосиф Волоцкий, и св. Корнилий Комельский, и св. Кирилл Новоезерский странствуют, однако лишь до времени, покуда не водворятся в стенах града ограждения ― будущего монастыря, и именно монастырю суждено стать тем приближенным к святому алтарю покоем, к которому в конечном счете устремлено движение смиренных пилигримов. При этом кажется бесспорным, что место, занятое темой странничества в древнерусской агиографической литературе, отнюдь не соответствует тому высокому нравственному авторитету этого вида аскезы, который был характерен для нее в традициях русской духовной культуры.
Collapse )

Венец


Автор: протоиерей Андрей Логвинов

Терновый Венец лежал в алтаре
Как символ горя и слез.
Терновый Венец, что нес на челе
За нас Исус Христос.

Шипы его изранить могли,
Была в них такая злость,
Что словно все горести всей земли
Вонзались сквозь кожу в кость.

Страстная седмица шла на часах.
Казалось ‒ надежды крах.
Суровые иглы того Венца
Пронзали у всех сердца.

Collapse )

Да молчит всякая плоть человеча (знаменный распев). Хор братии Валаамского монастыря



Да молчит всяка плоть человеча, и да стоит страхом и трепетом, и ничто же земнаго в себе да помышляет, Царь бо царюющим и Господь господьствующим, Христос Бог наш происходит заклатися, и датися в снедь верным. Предыдут же Сему лица Ангельстии/ со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувимы и шестокрилатии Серафими,/ лица закрывающе, и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа [на перенесении Св. Даров в Великую Субботу поётся особая Херувимская песнь].