Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Евангелие дня с толкованием: Ин., 6, 5‒14



Автор: священник Олег Стеняев

Толкование на сегодняшнее чтение (Ин. 6, 5‒14) начинается на 5-й минуте записи (04:49). Текст евангельского зачала (18 зач.): Исус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? Исус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак, возлегло людей числом около пяти тысяч. Исус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Исусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мiр.

Евангелие от Иоанна благовестное, зачало 18: Ин. 6, 5‒14



Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Толкование на сегодняшнее чтение (Ин. 6, 5‒14) начинается на 48-й минуте пятого часа записи (4:47:50). Текст евангельского зачала (18 зач.): Исус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? Исус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак, возлегло людей числом около пяти тысяч. Исус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Исусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мiр.

Евангелие от Иоанна. Глава 6.



Автор: Андрей Иванович Солодков

Толкование на сегодняшнее чтение (Ин. 6, 5‒14) начинается на 2-й минуте записи (01:37). Текст евангельского зачала (18 зач.): Исус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? Исус сказал: велите им возлечь. Было же на том месте много травы. Итак, возлегло людей числом около пяти тысяч. Исус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели. Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Исусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мiр.

Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения

Книга предваряется обстоятельной статьей Г. М. Прохорова «Преподобный Нил Сорский и его место в истории русской духовности». За ней идут исследование об автографах преподобного Нила Сорского. Далее, во второй части книги, читатель найдет тексты его произведений с параллельным переводом на современный русский язык (и, по мере возможности, указанием на источники цитат). В третьей части книги «Общительное / общежительное безмолвие» Иннокентия Комельского: Полемика с Нилом Сорским? помещаются сочинения Иннокентия Комельского, ученика Нила Сорского. В ряде списков и церковных изданий XIX в. «Предание» и «Устав» Нила Сорского предваряются «Надсловием» и «Пристежением» без указания их автора. «Надсловие», очевидно, — предисловие, а «Пристежение» — послесловие, но оба они располагаются либо впереди, либо позади сочинений Нила Сорского. Очевидно, что не сам автор, а кто-то другой помещал их рядом как предисловия или послесловия к книге. Далее рассмотрен вопрос о том, кто же такой старец Василий Поляномерульский, в котором М. С. Боровкова-Майкова готова видеть автора Надсловия и Пристежения к сочинениям Нила Сорского? Движение сочинений Нила Сорского, которое представляет себе исследовательница, от Паисия Величковского к старцу Василию, не кажется Прохорову вероятным: ученик навряд ли учил бы учителя, скорее наоборот. Автор «Надсловия», сказав о страхе Божием, постоянном памятовании о Боге и чтении святых Писаний как о трех основах духовной жизни, затем о борьбе со страстями, отсылает читателя к «сей святой книжице», то есть к произведению Нила Сорского, тут же предлагая свое понимание уже известного нам святоотеческого разделения монашеского жительства на три чина. «Царский», или средний, путь в этом объяснении очень похож на маленькое общежитие. Автор «Надсловия» и самого старца Нила представляет сторонником своего понимания среднего пути: «И се есть путь царскій, непадательный, а не онъ, еже особь жити», — завершает он свое «Надсловие». Схожим образом построено «Пристежение».

Collapse )

Самостоянье и смиренье

Автор: Юрий Кублановский

Сегодня день рождения Юрия Кублановского. Он — признанный мэтр российской поэзии, лауреат всевозможных премий, в том числе и Патриаршей. Но были годы, когда его стихи могли выйти в свет только в сам­издате. За участие в неподцензурном альманахе «Метрополь» он был вынужден эмигрировать. Но, как признаётся сам поэт, его всегда спасала вера… Взрослел при лампадке. — Юрий Михайлович, у вас ведь по материнской линии в роду с XVIII века все предки из духовного сословия? — От меня это скрывалось моими родными. Узнал я об этом от земляков из Рыбинска, когда уже получил известность. Местные краеведы занялись моими предками, разыскали сельские приходы, где они служили. Знаю, что один из моих родственников-священников погиб в коммунистическом концлагере. — Ваши родители были коммунистами и при этом вас крестили в младенчестве... — Бабушка крестила. Вместе со своей сестрой. Полутайно в единственной тогда в городе действующей церкви. В детстве я проводил много времени с моими двумя бабушками, и всё моё взросление прошло при зажжённой лампадке. В церковь меня не водили, боялись, но дома я видел, как они молились, как горела лампада у икон в красном углу. Я всё заснуть не мог и заворожённо смотрел, как моя «тётя Лёля», моя любимая бабушка, всё кладёт и кладёт поклоны. Эти детские впечатления потом здорово помогли моему воцерковлению. Ещё вспоминаю, как в родном Рыбинске я встречал перебравшихся жить туда молог­жан — жителей затопленного при строительстве водохранилища города Молога. Многие инокини из тамошних монастырей перебрались в Рыбинск. Они уже жили в миру, но свет, который несли в себе, исподволь освещал советское захолустье. Это была какая-то другая порода русских людей, казалось, уже истреблённых, но вот сейчас, я вижу, снова возникают такие типы. Оказывается, тип русского православного человека не вырезан под корень и намечается его воскрешение. Collapse )

Проповедь о святом царе Николае

Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова, произнесённая в храме Благовещения Пресвятой Богородицы вечером 19 мая 2018 года, в 150-летнюю годовщину со дня рождения святого царя-мученика Николая Александровича Романова.




Автор: протоиерей Димитрий Смирнов

Церковный день уже закончился, начался следующий, 20-й день мая, но астрономически ещё продолжается день 19-й. Этот день особенный, как теперь у нас говорят, юбилейный. Сто пятьдесят лет со дня рождения последнего русского императора, Николая Александровича Романова. Прекрасный и святой человек. Очень умный, блестяще образованный, очень храбрый, очень твёрдый. И чем особенно он отличался – он бесконечно любил свою жену и своих детей. Царственные особы зачастую позволяют себе вещи совсем не подобающие не только царственным особам, а вообще людям. А Николай Александрович был совсем другой человек. И вот, так часто бывает, что такие люди, в которых нет ни страха, ни упрёка, людей по-другому организованных чрезвычайно раздражают. И в течение его жизни на него обрушивалось огромное количество всяческой клеветы, ненависти, злобы. Collapse )

«Великий русский царь, полный ума и твердой воли»

Автор: Николай Васильевич Краинский

Впервые опубликован фрагмент из книги «Фильм русской революции: В психологической обработке» (Белград, предположительно вторая половина 1930-х гг) выдающегося русского учёного с мировым именем, врача, общественного деятеля, публициста, писателя, участника Русско-японской, Великой (Первой Мировой) войн, члена Особой комиссии при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России по расследованию злодеяний большевиков (1869‒1951). Подготовка фрагмента к публикации ‒ составителей (О. В. Григорьева, И. К. Корсаковой, С. В. Мущенко). Создание предреволюционных легенд с обвинениями на монарха и династию есть закономерный симптом революционного психоза. Эти легенды создает само общество, подстрекаемое агитаторами. Сначала сами не верят тому, что говорят, а потом уже сами убеждены в непреклонной истине этих утверждений. Отношение к Государю русского общества в это подлое время было отрицательное, презрительное, а затем сменилось ненавистью. Сам Государь оставался благородно выдержанным. И он и Императрица отлично оценивали людей и положение. Царь понимал тяготевший над ним рок и невозможность подавления безумия, охватившего Россию. Правых министров и деятелей травят, и пресса стирает их с лица земли. Чиновники заражены и обессилены и начинают, побуждаемые инстинктом самосохранения, подлаживаться к Думе. Наконец Милюков в Думе зажигает факел революции. Все это мы видели и пережили. Я, как и огромное большинство русских, ненавидел этот предреволюционный период, но бороться с ним было невозможно, ибо настроения были стихийны. Столыпин обессилил правые течения, от которых власть отвернулась. Газеты и литература сплошь были левыми и бредили. Клички черносотенца и мракобеса сыпались на всех непокорных революции. В небылицы верили, как в факты. И в 1905 году и в революции 1917 года мы видим одну и ту же картину: разрушение старого строя императорской России либеральною интеллигенцией в тесном единении с еврейством. На пошатнувшийся государственный аппарат набрасывается революционное подполье и под флагом социалистических партий убивают и грабят бандиты, потом преображающиеся в титанов революции. Революция 1917 года была неизбежна. Мы снова видим революционное гнездо, на этот раз уже не в подполье, а в сердце государственного механизма. Мы видим две первые безумные и подлые Государственные Думы, «праздноболтающие и обагряющие руки в крови».

Collapse )

«Вина не имут». Слово в день иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша»

Автор: протоиерей Александр Шаргунов

Отчего люди пьют и напиваются допьяна? Отчего, кажется, спивается порой весь наш народ? Отчего погибают не только наши дальние, но и наши близкие? От пустоты жизни, от горя и отчаяния, от безверия и распущенности, и нередко просто от одиночества. Обратим внимание на то, чему учит и к чему призывает нас Божия Матерь, когда мы молимся перед Ее чудотворным образом «Неупиваемая Чаша». Свойство матери — увидеть некую просьбу во взгляде ребенка, увидеть то, что для других проходит незамеченным. Христианин, как мать, должен быть настороже и употреблять во благо свое воображение. Потому что требуется чуткость, чтобы быть способным поставить себя на место другого и видеть происходящее глазами другого. Есть люди, как бы замурованные заживо, огражденные стеной от других. Они ничего не воспринимают, кроме того, что относится лично к ним. Они заперты в своих переживаниях — как в некоей крепости, окруженной рвом, где нет никаких подъемных мостов. Какими печальными и одинокими могут быть дома, оттого что жена живет в замкнутом мире забот по хозяйству, а муж — в закрытом мире своих профессиональных занятий. Две жизни стоят друг против друга, соприкасаются друг с другом, но не проникают друг в друга, не интересуются сердечно, что происходит с другим. Они не принимают в расчет другого, в то время как их общение может стать великой радостью. Каждый человек может сделать счастливыми тех, кто окружает его. Для этого достаточно повернуться и посмотреть на то, что перед глазами, но с мыслью о другом, а не о себе. «Вина — то есть любви к Богу и друг к другу — не имут», — с печалью говорит о слишком многих в человеческом роде Божия Матерь. И не имея небесного вина, не зная благодати, не ища ее, они пытаются восполнить это отсутствие обыкновенным вином.

О тайне Святого Креста (Ин. 8, 21‒30)

Автор: протоиерей Вячеслав Резников

Однажды Господь сказал иудеям: «Я отхожу, и будете искать Меня; и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, туда вы не можете придти». Но разве Господь не для того пришел на землю, чтобы люди, наконец, смогли придти на небо? Зачем же Он сразу, с такой резкостью, показывает пропасть между Ним и людьми? Он как бы захлопывает дверь: «Куда Я иду, туда вы не можете придти». И люди в недоумении гадают, что бы это значило? «Неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: куда Я иду, туда вы не можете прийти?» А Господь, вместо ответа, снова о том же, снова жесткой чертой отделяет небо от земли: «Вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира. Потому Я и сказал вам, что если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших». А «кто же Ты», чтобы нам веровать в Тебя? — «От начала Сущий, как и говорю вам». И Господь продолжает: «Много имею говорить и судить о вас, но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру». Они же снова «не поняли, что Он говорил им об Отце». Так они и стояли, не понимая, чего Он хочет от них, и чего от них ждет? И тут, наконец, Господь прямо сказал: «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я». А все тогда прекрасно знали, что значит «вознести». Господь же говорит об этом просто, как о самой обычной вещи: когда вознесете Меня на крест, тогда и узнаете, что это Я. Господь стоит перед людьми, ради которых Он пришел, и как бы говорит им то, что впоследствии скажет только Иуде: «что делаешь, делай скорее» (Ин. 13, 27). Он как бы говорит им: переполняйте меру зависти и злобы, готовьте для Меня крест. Только этим вы спасетесь!.. Господь для того и пришел в мир, чтобы все неуправляемое море человеческой злобы, человеческого греха собрать в один узкий, страшный поток: «Распни, распни Его!» И — Самому стать в этом потоке как бы мельничным колесом, чтобы перемолоть величайший грех богоубийства в величайший дар вечной жизни. Господь спокоен за успех Своего дела, и не потому, что собрал верных последователей, а потому, что ясно видит всю безнадежную силу греха. Он знает, что Ему не миновать распятия, а значит не миновать и воскресения. А значит — диаволу быть поверженным, и аду — быть сокрушенным. И тогда-то люди вдруг вздохнут облегченно, как будто с души снимут огромный камень, и тогда с ними можно будет говорить, как с людьми. Тогда и придет спасительное знание: кто Он и кто Его Отец, и в чем жизнь, и в чем блаженство. «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я, и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю». Здесь — прикосновение к неисчерпаемой тайне Святого Креста, который величайшее зло обратил в величайшее благо. Креста, которому мы поклоняемся, и которым защищаемся от всякого зла.

Четверг 4-й седмицы по Пасхе Ин., 29 зач., 8, 12‒20

Автор: святитель Иоанн Златоуст

Аще и сужду Аз, суд Мой истинен есть, яко един несмь (ст. 16). Опять Он говорит применительно к их мнению. То есть суд Мой есть суд Отца. Не иначе судил бы и Отец, если бы стал судить, нежели как и Я сужу. И Я не иначе сужу, как судил бы и Отец. Но для чего Он упомянул и об Отце? Для того, что они не признавали Сына достойным веры, если Он не будет иметь свидетельства от Отца. В ином смысле эти слова не имеют силы. У людей свидетельство тогда бывает истинным, когда двое свидетельствуют в чужом деле. В этом состоит свидетельство двоих. Если же кто сам будет свидетельствовать о себе, то это уже не свидетельство двоих. Видишь ли, что Он сказал это не для чего другого, как для того, чтобы показать свое единосущие (с Отцом), показать, что Сам по Себе Он не имеет нужды в постороннем свидетельстве и что Он ничем не меньше Отца? В самом деле, смотри, какая самобытность: Аз есмь свидетельствуяи о Мне Самем, и свидетельствует о Мне пославыи Мя Отец (ст. 18). Не мог бы Он сказать этого, если бы по существу был меньше. А чтобы ты не подумал, что это сказано ради числа, ― заметь власть ничем не отличную (от власти Отца). Человек свидетельствует тогда, когда сам по себе заслуживает доверия, а не тогда, когда имеет нужду в свидетельстве, и свидетельствует в чужом деле; а в своем деле, когда нуждается в свидетельстве другого, он уже не заслуживает доверия. Но здесь ― совсем напротив. И свидетельствуя в своем деле и говоря, что об Нем свидетельствует другой, Он называет Себя достоверным, показывая в том и другом случае Свою самобытность. В самом деле, для чего, сказавши: един несмь, но Аз и пославыи Мя Отец, и также: двоих человек свидетельство истинно есть, ―– не перестал говорить, но присовокупил: Аз есмь свидетельствуяи о Мне Самем? Очевидно для того, чтобы показать Свою самобытность. И наперед Он сказал о Себе Самом: Аз есмь свидетельствуяи о Мне Самем. Этим Он показывает и равночестность Свою (с Отцом), и вместе то, что нет никакой пользы для тех, которые говорят, что знают Бога Отца, между тем не знают Его. А это, говорит, зависит от того, что не хотят Его познать. Поэтому-то и говорит, что без Него невозможно познать Отца, чтобы хотя таким образом привлечь их к познанию Его. Так как они, оставляя Его, всегда старались узнать Отца, то Он говорит: не можете познать Отца без Меня. Таким образом те, которые хулят Сына, не Его только хулят, но и Родившего Его. Collapse )