Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Заговор лингвистов

Автор: Андрей Климов

Все русские и советские языковеды дружно признавали за церковнославянским языком роль прародителя русского литературного языка, не более того, и один только М. В. Ломоносов считал церковнославянский непреходящим источником чистоты и правильности русского языка, извечным залогом его силы, жизнеспособности, красоты и богатства. В своей Российской грамматике, опубликованной в 1755 году, он однозначно заявляет, что «без чтения книг церковных, во всем Российском слове никто тверд и силен быть не может». А в Предисловии о пользе книг церковных, развивая эту мысль, выводит своё учение о трёх «штилях» в русском языке, высоком, среднем и низком, которые варьируют (от высокого до низкого) согласно своей удалённости от церковнославянского языка. Из далёкого 18 столетия М. В. Ломоносов даёт нам, его нынешним потомкам, настоятельный совет: «Рассудив таковую пользу от книг церковных славенских в российском языке, всем любителям отечественного слова безпристрастно объявляю и дружелюбно советую, уверясь собственным своим искусством, дабы с прилежанием читали все церковные книги». Интересно отметить, что сегодняшние языковеды, вынужденные считаться с авторитетом М. В. Ломоносова в области лингвистики, пытаются объяснить его позицию какими-то другими мотивами, нежели простой убеждённостью русского гения в том, что русский язык без церковнославянского обречён на неизбежную деградацию, что, в свою очередь, непременно приведёт к «затмению славы всего народа». Сегодня ни один языковед не смеет или не хочет официально разделить мнение великого русского учёного, и, как бы оправдываясь за него перед своей аудиторией, все они в один голос говорят, а вернее лепечут, что, мол, во времена М.В.Ломоносова русский литературный язык не был ещё в достаточной степени развит, и этот исторический фактор, якобы, никак нельзя сбрасывать со счетов. Положение русского языка во времена М.В. Ломоносова во многом сходно с сегодняшних ситуацией, разве что масштабы стали другие.

Collapse )

Сергей Дурылин «В родном углу»

Автор: Павел Крючков

«Никогда люди так легко не отказывались от груза родовой и дружеской памяти, остав­ляя дело памятования на попечение Яндекса и Гугла. “В интернете всё есть. Будет интересно — сам посмотрю“, — прерывает внук бабушку, только собравшую­ся рассказать ему о чем-то дорогом и важном. О чем будет вспоминать этот молодой человек, когда сам станет дедушкой? О компьютерных играх, которым отдал свою юность? О фейсбучных друзьях, которых никогда в жизни так и не увидел? О прелести сети, в которой он зависал, пока в соседней комнате бабушка перебирала старые фотографии? Что ж, возможно, и в этих воспоминаниях будет что-то по-своему замечательное. Как сказал недавно Резо Габриадзе: “Через пятьдесят лет интернет будет вспоминаться, как оренбургский пуховый платок“. Но на каком языке он будет вспоминаться? Не останутся ли к тому времени от русского языка одни «лайки», значки? Будут ли люди плакать над Пушкиным и Тургеневым, Аксаковым и Шмелевым, Никифоровым-Волгиным и Дурылиным?..» (из вступительной статьи к воспоминаниям педагога, литературоведа и богослова прошлого века Сергея Дурылина «В родном углу»; автор предисловия ― наш современник, писатель и журналист Дмитрий Шеваров). Это мягкое, совсем не увещевательное, но — словно бы «сигнальное» (знаете, как маяк на фарватере) предисловие к семейным мемуарам, написанным старым русским литератором на закате жизни, захватило меня до такой степени, что, взяв с собою дурылинский томик, — я и поехал к Шеварову в город Долгопрудный.

Collapse )

Иеромонах Роман (Матюшин-Правдин). Надмiрный Путь

Надмiрный Путь лампадно просветлен
Струится, как молитва боголюбца.
И звездам тесен чистый небосклон, —
На грешный дол Благою Вестью льются.
Не может радость быть в себе самой.
Ей нужно изливаться для чего-то.
Она подобна туче дождевой,
И все равно, где горы, где болото.
Оставь земное. Выйди к Небесам.
Расстанься на немного с суетою.
Творение апостольствует нам,
А мы закрыли души на святое.
О, Таинство великой Тишины!
О, Красота, не взысканная нами!
Премудрости и Святости полны
И воды, и земля под Небесами.
Не ведает страданий Красота!
Тоска-печаль — когда Ее заглушим.
Душа без Красоты, что сирота.
Не сиротите, обожите души!
Это стихотворение иеромонаха Романа было написано им в феврале 2001 года. Без сомнения, его поэтические труды хорошо знакомы нашим телезрителям. Но в сборниках, которые уже не первый год выходят в свет, это творчество представлено более полно. Книга вышла в свет в издательстве «Пальмира».
Collapse )

Великая Пятница. Вечерня. Изнесение Плащаницы. Иов. Глава 42



Автор: иерей Даниил

Толкование на сегодняшнее чтение (Иов. 42, 12‒20). Текст Книги Иова в переводе Юнгерова: И благословил Господь последние (дни) Иова более, нежели прежние: и было скота у него, овец четырнадцать тысяч, верблюдов шесть тысяч, волов тысяча пар, ослиц в стаде тысяча. И родились у него семь сыновей и три дочери. И назвалъ он первую: День, вторую: Кассия, а третью: Амалфеев рог. И не находились в поднебесной по красоте подобныя дочерям Иова. И дал им отец наследство среди братьев их. И прожилъ Иов после болезни сто семьдесятъ лет, всех же лет он прожилъ двести сорок восемь. И видел Иов сынов своих и сыновъ их сынов, даже до четвертаго рода. И скончался Иов старцем, в полноте дней.
Collapse )

Книга пророка Иеремии. Главы 11 и12



Автор: доктор исторического богословия Олег Александрович Жиганков

Толкование на сегодняшнее чтение (Иер. 11, 18 ‒ 12, 5, 9‒11, 14‒15) начинается на 18-й минуте (17:37). Текст Книги пророка Иеремии: Господь открыл мне, и я знаю; Ты показал мне деяния их. А я, как кроткий агнец, ведомый на заклание, и не знал, что они составляют замыслы против меня, говоря: «положим ядовитое дерево в пищу его и отторгнем его от земли живых, чтобы и имя его более не упоминалось». Но, Господи Саваоф, Судия праведный, испытующий сердца и утробы! дай увидеть мне мщение Твое над ними, ибо Тебе вверил я дело мое. Посему так говорит Господь о мужах Анафофа, ищущих души твоей и говорящих: «не пророчествуй во имя Господа, чтобы не умереть тебе от рук наших»; посему так говорит Господь Саваоф: вот, Я посещу их: юноши их умрут от меча; сыновья их и дочери их умрут от голода. И остатка не будет от них; ибо Я наведу бедствие на мужей Анафофа в год посещения их.


Collapse )

Сонет об Иуде


Автор: Александр Пушкин

Как с древа сорвался предатель ученик,
Диявол прилетел, к лицу его приник,
Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной
И бросил труп живой в гортань геенны гладной...
Там бесы, радуясь и плеща, на рога
Прияли с хохотом всемирного врага
И шумно понесли к проклятому владыке,
И сатана, привстав, с веселием на лике
Лобзанием своим насквозь прожег уста,
В предательскую ночь лобзавшие Христа.

Рифмы жизни. Александр Сопровский

Автор: Павел Крючков
В последние годы разговор об этом поэте зримо вышел за пределы того сообщества, в котором Александр Сопровский всегда был, что называется, величиной постоянной: соратником, соучастником, другом. И еще, по слову апостола Павла ― вдумчивым, страстным совопросником века сего. Нынче же, в просвещенных читательских кругах, среди любителей подлинной поэзии и тех, кому дорога ее современная история, Сопровский ― камертон и легенда. Вместе с несколькими друзьями, теперь известными стихотворцами, он создал в середине 70-х годов литературную группу «Московское время», где не слагали никаких манифестов, но зато существовала «непредвзятая вкусовая общность, обусловленная тесными творческими и дружескими связями», где вместе отмечали день Пушкинского лицея и, собираясь, читали вслух стихи друг друга.
Collapse )

Александр Сопровский. «О Книге Иова»

Автор: Павел Крючков
Это кажется мне почти чудом, что не публикуемый в советской печати 28-летний московский поэт Александр Сопровский, в «глухом» 1981-м году, взялся писать (кому? куда? — для себя самого, и далее в «самиздат», конечно) — большую работу под названием «О книге Иова». Он закончил её весной 1985-го, и погиб через пять лет под колесами ночного автомобильного лихача. И его стихи, и его поразительный труд о важнейшей книге Ветхого Завета, о святом праведном Иове — остались в духовном и культурном пространстве России, думаю, навсегда. «Сам вопрос: есть ли Бог, — перед Иовом не встает. Но, сколь бы ни казалось это сегодня противоречивым, равно не встает перед ним и другой вопрос: „принять“ или „не принять“ незаслуженную беду. Только на второй этот вопрос Иов заведомо ответит отрицательно. <…> Для Иова бытие Бога никак не сопряжено с приятием зла. А для нас тут тайна за семью печатями. Иов — живой, исключительно чуткий человек. Жизнь же требует мужественного напряжения сил — не отвлеченного раскидыванья умом. Иов соответственно принимает и Господа, и себя самого — всерьез. Можно ли разорвать живого человека надвое, на Иова долготерпеливого и Иова дерзающего? Как не заметить целого, основного: Иова верующего?..» Из работы Сопровского о Праведном Иове Многострадальном читал друг и сомышленник Александра — поэт Юрий Кублановский.
Collapse )

Книга Иова. Глава 2.



Автор: Андрей Солодков

Был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана предстать пред Господа. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее. И сказал Господь сатане: обратил ли ты внимание твое на раба Моего Иова? ибо нет такого, как он, на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла, и доселе тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно.
Collapse )