«Не плачь!» Слово в Неделю 20-ю по Пятидесятнице

Автор: протоиерей Александр Шаргунов

Мы видели сегодня, как Христос встретил у городских ворот Наина неутешно плачущую женщину. У нее были причины для горя. Вначале она потеряла мужа, теперь — единственного сына. Как часто бывает — беда не приходит одна, и наступает крушение всего. Жизнь делается бессмысленной — что бы потом ни случилось, все будет казаться обманом: он не должен был умереть. Смерть раскрывает наши глубочайшие отношения друг с другом, являет самую сильную любовь. Может быть, имеет значение, что женщина, охваченная горем, была не одна на пути к кладбищу. В Евангелии сказано, что много людей из города было с ней. Может быть, они шли рядом, чтобы дать ей поддержку своим присутствием — что еще они могли сделать! Разве не бывают у нас такие испытания, когда горе столь велико, рана так глубока, страдания столь превосходят наши силы, что любые слова, какие бы они ни были, слишком слабы и невыразительны. Все, что мы можем сделать, — быть там сострадающим другом, может быть, не говоря ничего, но одним присутствием, взглядом, прикосновением выражая сострадание и любовь.
Collapse )

Проповеди протоиерея Димитрия Смирнова о воскрешении сына Наинской вдовы 2012, 2015 и 2018 годов



Автор: протоиерей Димитрий Смирнов

Текст проповеди 2010 года в Неделю о воскрешении сына Наинской вдовы о страхе Божием, грехе, зависти и дураках: Однажды Господь вошёл в город, называемый Наин, и с Ним шли многие из учеников его, и множество народа. Когда Он приблизился к городским воротам, то выносили умершего, единственного сына у матери. А она была вдова, и много народа шло с нею из города. Из соображений гигиены хоронили, конечно, не в городе, а довольно далеко.


Collapse )

И похоронное шествие превратилось в праздник. Слово в Неделю 18-ю по Пятидесятнице

Автор: протоиерей Александр Шаргунов

Сегодня мы слышим за Литургией Евангелие от Иоанна, Первосвященническую молитву Спасителя на Тайной Вечери накануне Его Крестных Страданий (Ин. 17, 1‒13). Перед лицом смерти, перед лицом того, что предстоит каждому человеку, молится Господь за Церковь Свою, за весь род человеческий. Истина, которой жив человек, означает победу над смертью, потому такой дорогой ценой дается нам истина. Потому со всяким опасением, как самое драгоценное, как жизнь, Господу принадлежащую, как нашу вечную жизнь, мы должны хранить истину. Святые отцы, утвердившие догмат иконопочитания, сокрушившие ересь иконоборцев, говорят нам, что это пасхальная победа Церкви — в утверждении всегдашнего живого присутствия среди нас Господа, Божией Матери и всех святых через святые иконы. Они давно умерли — кто-то, может быть, четыре тысячи лет назад, как праведник Авраам и его племянник Лот, память которых сегодня в календаре. Но они живы, и они присутствуют среди нас через иконы, которые мы видим на иконостасе. Они напоминают нам, что хотя каждому из нас предстоит умереть, мы призываемся быть живыми. Господом нам уготована та жизнь, которая Ему принадлежит. И этой жизни мы должны уже сейчас, прежде чем наступит последний наш переход, приобщиться через истину и через верность, истине Святой Церкви. Сегодня мы не можем не размышлять о тайне смерти и потому, что слово Евангельское за Литургией напоминает о ней. В конце концов, самое главное в нашей жизни — память о том, каким путем мы идем, что нам предлежит, что Господь уже совершил для нас. Это должно заполнять всю нашу жизнь, если мы надеемся быть вместе со святыми, как всегда молится Церковь о усопших.

Collapse )

О смерти

Автор: архимандрит Рафаил Карелин

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Братия и сестры! Вы слышали сегодня в Евангелии о воскрешении Иисусом Христом сына Наинской вдовы (Лк. 7, 11–16). Когда Господь подходил с учениками к городу, из ворот навстречу Ему выходила похоронная процессия; на носилках несли труп юноши – в Палестине не хоронили в деревянных гробах, тело покойника заворачивали в белую материю, пеленали его, как младенца, ибо сама смерть есть рождение в другую жизнь. Юношу несли на кладбище – из города живых его несли в город мертвых. Около каждого города, около каждого села растет неприметно другой город – кладбище, «спутник» этого города. Ежедневно рождаются в этом мертвом городе свои младенцы, об этом говорят сырые комья разрытой земли на новых могилах. Только эти «младенцы» называются не новорожденными, а новопреставленными. Поначалу к могиле часто приходят близкие и друзья почившего, но со временем, год от года – все реже и реже и, наконец, никто не нарушает молчания могилы. Кладбище безмолвно, но сколько оно говорит человеческому сердцу! Городской шум доносится сюда, как далекий прибой или гул осеннего ветра, а на кладбище какая-то особая тишина, как будто здесь остановилось время. Эта тишина похожа на тишину храма. Каждая могила скрывает свою тайну, на некоторых – надпись, на других только полустертые буквы, у иных лишь камень служит надгробием. Никто не знает, что унес человек с собой, что наполняло его сердце в час смерти: любовь или ненависть, благодарность к людям или горькое разочарование. Как он умер? Окруженный ли своими друзьями и родными или брошенный, забытый всеми и одинокий? Смерть, как хищная птица, нападает на свою жертву, вонзает в нее когти, исторгает ее из числа живых; как орел падает стрелой на стаю птиц, хватает и уносит свою добычу в гнездо, неведомо куда.

Collapse )

Евангелие о Господе Воскресителе: Лк., 30 зач., 7: 11‒16

Автор: Святитель Николай Сербский (Велимирович)

Многих людей называли спасителями человечества, но когда и кому из них приходило в голову спасать людей от смерти? Много было в истории победителей, но кто из них победил смерть? Много было на земле царей, называвших своими подданными миллионы людей, но кто из них и когда включал в число своих подданных мертвых наравне с живыми? Никто ‒ кроме Единого и ни с кем не сравнимого Господа нашего Иисуса Христа. Он не просто новый Человек, Он ‒ новый мир, Он ‒ Творец нового мира. Он равно вспахал и ниву живых, и ниву мертвых и посеял новое семя жизни. Мертвые для Него были как живые, живые ‒ как мертвые. Смерть не являлась границей Его Царства. Он растоптал эту границу и распространил Царство Свое назад до Адама и Евы и вперед ‒ до последнего рожденного на земле человека. И на жизнь, и на смерть человеческую Он смотрел иначе, чем когда бы то ни было кто бы то ни было из смертных людей. Он смотрел и видел, что жизнь не заканчивается со смертью тела, но что настоящая смерть умерщвляет некоторых людей и раньше их смерти телесной. Он видел многих живых во гробах и многих мертвых в живых телах. И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, сказал Он Своим апостолам (Мф. 10:28). Значит, со смертью тела не наступает и смерть души; последняя может наступить от и по причине смертных грехов, до или после, независимо от наступления смерти телесной.

Collapse )

«Не плачь!» Слово в Неделю 20-ю по Пятидесятнице

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Как часто мы бываем охвачены растерянностью и смятением, даже ропотом на Бога! В этом Евангелии о воскрешении сына вдовы Наинской речь идет о Боге и о нас, о нашем восхождении к Нему через смерть, о нашем воскресении. Всякий раз, когда мы слышим это Евангелие, мы не можем не замечать сходства описанного в нем события с тем, что происходит с нами. Но Господь зовет нас идти еще дальше, потому что на самом деле речь идет о Церкви, которой мы с вами являемся и которой мы снова и снова становимся за каждой Божественной литургией в Таинстве Евхаристии, когда Господь собирает нас в Себе, в Своем Теле. Вот почему слова Евангелия «и отдал его Иисус матери его» — центральные в этом Евангелии. Они заставляют нас вспомнить о центральном, решающем событии нашей жизни, когда Господь сказал: «Жено, се, сын Твой». Именно так вместе с Пречистой Своей Матерью открывает нам Спаситель суть происходящего: здесь рождается Его Церковь. Мы видим, что в Наине собралась огромная толпа. Можно сказать, все человечество, которое, до предела разобщенное грехом, убивает сегодня своих детей и собирается вместе, только когда надо их хоронить. Но в этом событии в Наине действует прежде всего сила жизни, которая останавливает смерть, и дает жизнь. Это и есть будущая Церковь — Христос и мы. Но мы знаем, как искажена эта Церковь, и мы сами, многие из нас, более или менее сознательно участвуем в этом искажении. Мы знаем, как гонимы христиане, как продолжают убивать Тело Христово. Все говорят о христианах. А кто говорит о Церкви? Если о Церкви не говорят, то не говорят и о Христе. Но Церковь Христова — это общение христиан друг с другом. И отрицать это — значит отрицать Христа. Церковь — это совершенно новое общение. И в ней — эта Божественная сила бесконечного сострадания, более человеческого, чем все, что мы можем почувствовать и сделать. Это чудо воскрешения в Наине присутствует в нашей Евхаристии, когда Господь зовет нас воскреснуть из мертвых, и Духом Святым запечатлевает эту тайну в наших сердцах тремя истинами.

Collapse )

Воскрешение сына наинской вдовы (Лк. 7: 11‒17)

Авторы: блаженный Феофилакт, архиепископ Аверкий Таушев

Возвратив в Капернауме здоровье сотникову рабу даже заочно (см.: Мф. 8:5‒13; Лк 7:1‒10), Господь совершает еще новое чудо. Чтобы кто-нибудь не сказал: что же Он сделал нового над рабом; быть может, раб и не умер бы? ‒ для этого Господь воскрешает мертвого, которого уже выносили. Об этом событии повествует только один евангелист Лука, поставляя его в связь с последовавшим затем посольством Иоанна Крестителя к Иисусу Христу. Из Капернаума Господь пошел в город Наин, находившийся близ южной границы Галилеи, на северном склоне горы Малый Ермон, в бывшем колене Иссахаровом. Свое имя Наин, что значит «приятный», он получил, вероятно, от красивого местоположения в великолепной и богатой пастбищами долине Есдрелонской. Господа сопровождали ученики Его и множество народа: И бы́сть посéмъ, идя́ше вó градъ, нарицáемыи Наи́нъ, и съ Ни́мъ идя́ху ученицы́ Егó мнóзи, и нарóдъ мнóгъ. В древности многие города окружались сплошными стенами для защиты от врагов, так что входить в них и выходить можно было только через ворота. И вот у городских ворот Господь встретился с похоронным шествием: из города выносили для погребения умершего юношу, единственного сына матери-вдовы: Я́коже прибли́жися ко вратóмъ грáда, и сé изношáху умéрша, сы́на единорóдна мáтери своéй, и тá бѣ́ вдовá, и нарóдъ óт града мнóгъ съ нéю. Увидя удрученную горем вдову, Господь сжалился над ней: И ви́дѣвъ ю́ Госпóдь, милосéрдова о нéй, и речé éй, не плáчи. Затем Он прикоснулся к одру, на котором несли умершего, давая тем знак остановиться: И пристýпль коснýся во óдръ, нося́щiи же стáша. Не словом только Господь совершает чудо, но и одра касается, чтобы мы познали, что Тело Его есть Тело жизни. Поскольку Плоть Его была собственной Плотью Слова, животворящего всё, поэтому и сама животворит и разрушает смерть и тление. Воззвав (и речé) к умершему: ю́ноше, тебѣ́ глагóлю, востáни, Господь мгновенно воскресил его, отдав его матери: И сѣ́де мéртвыи, и начáтъ глагóлати, чтобы кто-нибудь не подумал, что он воскрешен призрачно. А то, что он сел и начал говорить, было признаком истинного воскресения. Ибо тело без души не может ни сидеть, ни говорить. И дáстъ егó мáтери егó.

Collapse )

О наинской вдове и царе Давиде (Лк. 7, 11‒16)

Автор: протоиерей Вячеслав Резников

Когда Господь приблизился к воротам города Наина, из них «выносили умершего, единственного сына матери, а она была вдова». Так, навстречу друг другу шли две процессии: и за Иисусом «шли многие из учеников Его, и множество народа»; и за покойником и его матерью «много народа шло… из города». Вот эти две процессии соприкоснулись своими главами: впереди одной — Иисус Христос, впереди другой — мертвец. И разве могли они так и разминуться? Даже если бы Иисус был просто одним из очередных учителей человечества, Он все равно не имел бы права обойти смерть, эту главнейшую проблему человеческой жизни. Он все равно должен был остановиться и сказать на эту тему хотя бы несколько слов. Только разве бедной вдове нужно философское осмысление смерти? — Ей нужен ее единственный сын! И только Сам Бог мог его вернуть. И Иисус «подошед, прикоснулся к одру». «Несшие остановились». «И Он сказал: юноша! Тебе говорю: встань. Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой». Но прежде чем вернуть сына, Господь потребовал от вдовы: «не плачь»!.. Зачем бы это? Верни сына, и плач сам претворится в радость. Но Господь, ранее сказавший «блаженны плачущие» (Мф. 5, 4), теперь сказал так. Потому что «естественные», «природные» люди, которых Господь называет «язычниками», и плачут и радуются не так, как Божьи люди. Вдова лишилась сына, и — неутешно плачет. А вот, что рассказывает Писание о царе и пророке Давиде. Когда у него заболел ребенок, то «молился Давид Богу о младенце, и постился Давид, и уединившись», лежал на земле. «На седьмой день дитя умерло, и слуги Давидовы боялись донести ему, что умер младенец; ибо, говорили они, когда дитя было еще живо, и мы уговаривали его, и он не слушал голоса нашего; как же скажем ему: „умерло дитя“? Он сделает что-нибудь худое. И увидел Давид, что слуги его перешептываются между собою, и понял Давид, что дитя умерло, и спросил Давид слуг своих: умерло дитя? И сказали Давиду: умерло. Тогда Давид встал с земли, и умылся, и помазался, и переменил одежды свои, и пошел в дом Господень и молился.

Collapse )