petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Первое послание к Тимофею: 1 Тим., 278 зач., 1, 1‒7

Авторы: архиепископ Аверкий Таушев; блаженный Феофилакт Болгарский

Три последние по времени послания апостола Павла (два к Тимофею и одно к Титу) называются пастырскими потому, что в них апостол Павел дает наставления, относящиеся по преимуществу к пастырям Церкви и касающиеся их пастырской деятельности, но вместе с тем в них содержится глубоко назидательное нравственное учение и общехристианского значения. Святой Тимофей был любимейшим учеником и неутомимым сотрудником св. апостола Павла. Во многих посланиях Апостол Павел восхваляет его высокими похвалами. Родился он в Ликаонском г. Листре в Малой Азии. Сведения о том, как святой Тимофей стал учеником апостола Павла, мы находим в Книге Деяний. Город Листру апостол Павел посетил во время своего первого проповеднического путешествия. По преданию в числе уверовавших была бабка Тимофея Лоида и мать его Евника. Вероятно, они были иудеянки, еще до обращения своего в христианство старавшиеся привить Тимофею страх Божий и обучить его ветхозаветному закону Божию. Когда апостол Павел во второе свое проповедническое путешествие вновь прибыл в Листру, братия в Листре и соседнем городе Иконии дали ему доброе свидетельство о вере и благочестии Тимофея (см.: Деян. 16: 1‒2), и святой апостол, прозревая в нем своего будущего усердного сотрудника, пожелал взять его с собой.

Так как отец его был необрезанный эллин, то апостол Павел, держась своего правила всем быть для всех (1 Кор. 9: 20‒22), обрезал его перед выходом из Листры для иудеев, находившихся в тех местах (Деян. 16:3). Это было необходимо для того, чтобы Тимофей мог свободно действовать в иудейском обществе, так как иудеи не желали иметь общения с необрезанными и не стали бы слушать его проповеди: он не имел бы свободного доступа и в синагоги, с которых святой Павел обычно начинал всегда свою проповедь о Христе. Где был апостол Павел, там почти всегда был и Тимофей, помогая ему, либо исполняя его поручения по разным городам и новооснованным церквам христианским, где всегда действовал под ближайшим наблюдением и руководством апостола. Из надписаний ряда посланий святой апостола Павла видно, что святой Тимофей был с ним в Риме во время его первых уз. Вскоре после того апостол Павел рукоположил Тимофея во епископа для города Ефеса. Затем он дважды писал Тимофею, наставляя его и давая ему указания в его новой ответственной пастырской деятельности. Второе из этих посланий написано святым Павлом уже из вторых его уз в Риме, которые закончились мученической смертью апостола. Посетивши апостола в Риме по его просьбе, святой Тимофей возвратился в Ефес и правил тамошней церковью до своей кончины, тоже мученической, пользуясь руководством и св. апостола Иоанна Богослова, который также жил в Ефесе и оттуда руководил пастырской деятельностью всех асийских пастырей. Во время заточения святого Иоанна Богослова на острове Патмос дело руководства всеми церквами Малой Азии исполнял за него святой Тимофей. Святой Тимофей был поставлен во епископа во время четвертого проповеднического путешествия апостола Павла в г. Ефесе. Находясь в первых узах в Риме более года, апостол Павел душой и сердцем стремился повидать своих духовных чад в новооснованных им общинах. Поэтому, получив свободу, он отложил на некоторое время свой первоначальный план посетить Испанию и направился в Малую Азию. Тут он в 65 г., обнаружив появление зловредных гностических ересей, распространяемых хищными волками, не щадящими стада, о которых предсказывал еще при прощании с ефесскими пресвитерами (см.: Деян. 20: 20‒30), умолил сопутствовавшего ему Тимофея остаться и пребыти во Ефесе и поручил ему крепко утвердить веру. Желая крепче соединить Тимофея с Ефесом, стоившим великому апостолу языков трехлетних напряженнейших трудов (см. Деян. 19: 1‒10), св. Павел рукоположил его во епископа Ефесского, несмотря на относительную его молодость (от 30 до 35 лет), а сам направился далее в Македонию, куда неудержимо влекло его отеческое сердце (1 Тим. 1: 3‒4). Когда он находился в Македонии, до него дошли печальные слухи об усилившихся во Ефесе лжеучениях. Святой Тимофей остался один на самостоятельном высоком посту. Отечески к нему расположенный апостол Павел не мог не видеть, как трудно ему отстаивать свою ефесскую паству от вторгшихся в нее хищных волков. Поэтому он и поспешил ему на помощь своим посланием, которое отправлено было из Македонии, вернее всего из Филипп, куда обещался апостол Павел прибыть и где имел побуждение побыть подольше. Временем написания этого послания был период между первыми и вторыми узами или четвертое путешествие апостола Павла, между 63 и 64 годами по Pождестве Христовом. Оставляя Тимофея в Ефесе, святой Павел, конечно, многое сказал ему, но мог и не успеть и не иметь времени подробно рассказать все нужное. Поэтому теперь, опасаясь, как бы не стали пренебрегать его юностью, он пишет ему целое руководство пастырской деятельности, такое завещание, чтобы он мог воинствовать, как добрый воин и как мудрый и опытный старец (1 Тим. 1: 18). Первая глава содержит наставления Тимофею, как вероблюстителю. Начинается послание обычным надписанием: Пáвелъ послáнникъ Iсýсъ Христóвъ Поскольку намерен писать законоположения Тимофею, то провозглашает себя апостолом, чтобы слово свое сделать достойным беспрекословного приятия. Не мое, говорит, буду изрекать, но Пославшего меня; смотри же, будь послушен. Но так как велико было звание апостола, то, чтобы не показалось, что он гордится, прибавил: по повелѣ́нiю Бóга, Спáса нáшего, и Гóспода Iсýса Христá, уповáнiя нáшего — называет здесь себя святой Павел «посланником», или «апостолом», желая с особой торжественностью засвидетельствовать авторитетность того, что собирается писать Тимофею, присному, то есть подлинному, истинному чаду по вере, коею он породил его духовно: Тимоѳéю присному чáду въ вѣ́рѣ, то есть рожденному мной чрез веру. Предлог въεν ‒ означает «через». Этими словами он хвалит Тимофея, желая сказать, что по вере он походит на него, как сын на отца. Очень мудро добавил он: въ вѣ́рѣ, чтобы тем более воодушевить к ней Тимофея. Ибо если с начала он показывал такую веру, что удостоен именоваться чадомъ (сыном) Павла, и чадомъ приснымъ, сыном истинным, то тем более в нее, как во всеоружие, должен он облечься теперь, чтобы не смущаться и не падать духом, являть мужественное дерзновение. Называет не только чадомъ, но и приснымъ (истинным), потому что Тимофей более других сохраняет сходство с ним по вере и потому, что апостол Павел искренне любил его. Нигде в других посланиях апостол не поставил слова милость, а только здесь: благодáть, ми́лость, и ми́ръ, óт Бога Отцá нáшего, Iсýса Христá Гóспода нáшего. Это потому, что по великой любви просит для своего сына большего, и потому, что учители имеют нужду в сугубой милости. Первая глава состоит из наставлений Тимофею, как блюстителю веры. Я́ко же умоли́хъ (просил) тя́ пребы́ти въ Ефéсѣ, иды́итходя, направляясь) въ Македóнiю, да запретиши нѣ́коимъ (чтобы наставлять, предписать, что отзывается властною строгостью, некоторым), не ходи́ти ко инымъ учи́телемъ (в греческом ‒ μὴ ἑτεροδιδασκαλεῖν, не учить иному, не заводить новых учений). Обрати внимание, какая кроткая речь, как он говорил к нему голосом не учителя, а слуги. Он не сказал: я повелел, но: умоли́хъ. Апостол умоляет его остаться в Ефесе. Ибо послание, которое он послал к ефесянам, было недостаточно: к посланиям люди относятся не так внимательно. Апостол учит Тимофея увещевать христиан, чтобы они не занимались вопросами, производящими споры, но не служащими к назиданию, а ведущими лишь к пустословию: нижé внимáти бáснемъ (наблюдениям и ложным догматам) и родослóвиемъ безконéчнымъ, я́же стязáнiя пáче творя́тъ (которые производят больше споры, прения, ἐκζητήσεις), а не Бóжiе строéнiе (οἰκονομίαν, назидание, домостроительство) éже въ вѣ́рѣ. Они перечисляли обычно дедов и прадедов, мечтая тем присвоить некоторую историческую славу. Безконечными назвал или потому, что восходят к отдаленным временам, или потому, что не имеют никакой доброй цели, или потому, что не имеют ясности, трудно уловимы и запутанны. Бог ввел такое домостроительство, чтобы в нем все было принимаемо верой, а они вводят изыскания, расстраивают это домостроительство Божие. Бог восхотел даровать нам великое и явил о нас неизреченное домостроительство. Это-то домостроительство благости Его вводит вера, а никак не происхождение. Между тем они вводили изыскания. Изыскание изгоняет веру. Господь сказал: ищите (о прошении, сильном желании), и обрящете (Мф. 7: 7)? и еще: испытайте (исследуйте, изучите подлинный смысл) Писания (Ин. 5: 39), узнайте их и прекратите всякое исследование. Главизна (цель) же благовѣ́стiю (παραγγελίας, учения, предписания, увещания) éсть, любы́(-овь) от чи́ста сéрдца, не помраченного лицемерием, и сóвѣсти блáги (доброй) и вѣ́ры не лицемѣ́рныя. Всякий растленный догмат не найдет среди них места, если внедришь в них любовь, искреннюю, не на словах, которая образуется из душевного расположения и сострадания. И́хъ же нѣ́цыи погрѣши́вше (от чего, т. е. от этой цели, некоторые отступив, ἀστοχήσαντες), уклони́шася въ безумная словесá (ματαιολογίαν, пустословие). Слово ἀστοχήσαντες употребляется о тех, кто плохо стреляет. Поэтому и здесь, говорит, нужно искусство для того, чтобы прямо бросать, а не мимо цели. Но некоторые отступили от любви и веры, и вследствие этого уклонились в пустословие. А как это происходит, он прибавляет следующее: хотя́ще бы́ти законоучи́тели, страдая властолюбием и страстью к славе. Они не были бы такими, если бы имели любовь и веру. Не разумѣ́юще ни я́же (того, что) глагóлютъ, ни о ни́хъ же (того, что) утвержáются (διαβεβαιοῦνται, утверждают ‒ может быть, о разных телесных действиях, соблюдавшихся по закону). Здесь он обвиняет их в том, что они не знают ни цели закона, ни времени, до которого ему предназначено было властвовать. Их неведение произошло от властолюбия и от того, что они не имели любви.

Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author