?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: святитель Феофан Затворник


Братie, áще бы́сте (если бы) прiяли (терпели, снисходили) мáлое безýмiе (неразумие) моé, но и прiéмлете (ανεχεσθε) – иные переводят так: но вы и терпите (меня). Славянский перевод согласнее с следующими за сим словами: ревнýю бо о вáсъ. Ради такой моей о вас заботы вы должны потерпеть меня. И потерпите в уверенности, что это делается не по чему другому, как по моей ревности о спасении вашем. Он обязывает их, говоря как бы: хотите не хотите – терпите; это для вас же необходимо. Феодорит пишет: «Знаю, говорит апостол, что тем, которые отличаются высоким умом, не надлежит распространяться в собственных своих похвалах, но я вынужден это сделать. Посему потерпите мало этому безумию моему». «Святой апостол Павел, намереваясь говорить в похвалу себе, употребляет много оговорок, чтобы не соблазнить тем нерассудительных. И здесь говорит: áще бы́сте прiяли мáлое безýмiе моé, но и прiéмлете. Видишь ли благоразумие его? Ибо изъявить желание, – áще бы́сте, – значит предоставить дело на их волю; а сказать утвердительно (прiéмлете) свойственно твердо надеющемуся на их любовь, и показывает уже, что он любит их и ими взаимно любим. И не просто по обыкновенной какой-нибудь любви, но любви самой пламенной и неудержимой; говорит, что они должны потерпеть даже и безумию его» (святой Златоуст).

Ревнýю бо о вáсъ Бóжiею рéвностiю: обручи́хъ бо вáсъ еди́ному мýжу (чтобы, как бы) дѣ́ву чи́сту предстáвити Христóви. Как любящий ревнует о любимой особе, чтоб она никому другому не принадлежала, или чтобы другой никто не покушался привлечь ее к себе, так я ревную, говорит, по вас, и не могу допустить мысли, чтобы вы принадлежали кому-либо другому, – не мне, а Богу. Божиею ревностию, – тою, какою Бог ревнует по вас, не хотя, чтоб вы увлекались каким-либо суемудрием, а следовали единой истине, Им чрез нас всюду возвещаемой. Апостолы ходили по миру и всем благовестили сию радость. Которые души верили и, оставя все, предавались Господу, тех апостолы обручали Ему чрез Святое Крещение и рук возложение (Миропомазание). Бою́жеся, да (но боюсь, чтобы) не кáко я́коже змiя Е́вву прельсти́ лукáвствомъ свои́мъ, тáко истлѣ́ютъ (развратились, отпали, уклонились) и рáзумы (умы, мысли) вáша от простоты́, я́же (которая в)о Христѣ́. Обручив вас Христу, я стал за вас поручителем, что вы верны пребудете Ему. Между тем кругом искушения: и мысли ваши могут повредиться, и чистота нрава христианского попортиться. Враг, прельстивший Еву, не дремлет: тогда употребил он в орудие – змия, теперь действует чрез лжеучителей, чрез прелести мира и власти похотные. Да не истлеют разумы ваша, – чтоб не повредились вы в здравомыслии и не испортили как правильного воззрения на дело спасения, так и понимания истинного образа следования путем его. От простоты, – или по причине простоты, которую стяжевает душа во Христе. Ибо, видя все во Христе истинным, она забывает об обмане и прельщении, – и преисполняясь в Нем добротою, забывает о лукавстве и злохитрости,– и чрез то приобщается некоторым образом того неведения зла, которое качествовало в невинном состоянии. Этим вашим настроением, говорит, может воспользоваться враг и увлечь вас чрез свои орудия. Или – от простоты, яже о Христе, так надо понимать: да не истлеют разумы ваши, отклонившись от простоты, то есть бесхитростной и чистой веры, с какою надлежит вам пребывать во Христе Господе (Экумений). А́ще бо гряды́и (придя) инóго Iсýса проповѣ́даетъ, егóже (которого мы) не проповѣ́дахомъ, или́ дýхъ инъ прiéмлете (получаете), егóже не прiя́сте, или́ благовѣствовáнiе и́но, éже не прiя́сте (которого не принимали), дóбрѣ бы́сте прiяли (то вы это прекрасно терпите, охотно потерпели бы). Место это трудно и для перевода, и для понимания. Боюсь, как бы не повредились умы ваши; но повредиться они как могут, если не прийдет кто и не станет сбивать с толку? Потому в том же слове апостола сокрыто и желание его, и увещание: не принимайте же никого, с каким бы учением ни приходил кто к вам. А в настоящем тексте содержится причина, почему не должны они принимать и терпеть никакого другого учителя и веропроповедника, – именно такая: не для чего вам принимать, вы уже все имеете и имеете вполне, Христос проповедан у вас единый истинный, – Бог Сын, воплотившийся нашего ради спасения; благодать Духа вам преподана истинная, и силу ее вы ощущаете к себе и осязательно видите друг в друге; благовестие вам возвещено полное с предложением вам отпущения грехов, обновления, всыновления и наследия Царства Небесного. Если бы кто, пришедши, предлагал вам то, что нами вам не сообщено и не даровано, а между тем было бы то и истинно, и существенно необходимо для спасения, то, конечно, вы ничего худого не сделали бы, принявши такого учителя. Вы все имеете, и имеете вполне; не для чего вам и принимать кого-либо другого в качестве учителя и веропроповедника. Непщýю бо ничи́мже лиши́тися прéднихъ (думаю, что я ничем не менее высших, сверх-)апóстолъ: если вам желательно узнать что пополнее или получить что пообильнее, вам следует желать, чтоб к вам пришли не какие попало учители, а первоверховные; но и такое желание излишне, потому что и они не преподали бы вам ничего такого, что не преподано мною, ибо я ничем не меньше их. Аще бо и невѣ́жда (хоть и неискусен) слóвомъ, но не и рáзумомъ (познанием): но вездѣ́ я́вльшеся о всéмъ въ вáсъ (впрочем мы во всем совершенно, всячески это вам показали, всё это везде и во всём стало вам известно). Верно, лжеапостолы в унижение святому Павлу говорили, что он и поговорить-то не умеет. Или иные коринфяне, увлекаясь красноречием этих пришлецов, говорили: вот так учители, а у того что за язык?! Святой Павел и говорит им: «У меня хотя язык не ученый, однако же ум украшен боговедением» (Феодорит). Не отрицаю, что я не искусен в слове; но это нисколько не умаляет значения апостольства, ибо не в слове дело, а в разумении истины. Бог дал нам разумение свыше, а слово оставил у нас свое, природное. Как кто умеет, так и говорит, но говорит всегда истину, и истину Божественную, без примеси своих мудрований, чисто, как она внушена, и без окутывания ее хитрословием, больше затемняющим, чем уясняющим. В том, что мы не искусны в слове, не унижение апостольства, а превосходство. Значит, истина исходит из уст наших в своей природной простоте, как внушается Духом. Но мне, говорит, нет нужды пространно говорить о том, что есть во мне и чего нет. Вы и сами все то знаете. Я действовал среди вас открыто, ни в каком отношении не кроясь. Ни хитрым словом не прикрывал неведения, как делают краснословцы, ни внешним благообразным поведением не скрывал недобрых чувств и расположений. Каков есмь, таким во всем и являл я себя, действуя всегда открыто. Вы это знаете, – и знаете всего меня.