?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: архимандрит Иустин Попович; архиепископ Аверкий Таушев

В первых стихах пятой главы содержится нравственное приложение только что изложенного учения о Втором Пришествии Христовом: А о лѣ́тѣхъ и о временѣ́хъ брáтiе не трéбѣ éсть (нет нужды) вáмъ писáти, сáми бо вы́ извѣ́стно вѣ́сте (достоверно знаете). Апостол напоминает солунянам, я́ко (что), по словам Самого Господа Исуса Христа, день Его Второго Пришествия — дéнь Госпóдень, я́коже (как) тáть въ нощи́, тáко прiи́детъ, то есть неожиданно (5:1‒2), чтобы мы всегда были готовы и непрестанно бодрствовали. Но под «днем Господним», как учат святые отцы, можно разуметь и день смерти каждого из нас, день тоже неизвестный, хотя и неизбежный, и тотчас же приводящий нас на суд Господень. «Если долгое непришествие Господа может ослаблять убеждение, что вот-вот Он идет, то ничто другое не сильно так возбудит, как убеждение, что вот-вот идет смерть» (Епископ Феофан). Святой Иоанн Златоуст говорит: «He составляет ли для каждого кончины века конец его жизни? Зачем много любопытствуешь о всеобщей кончине? Если ты хорошо приготовишься к своей кончине, то от всеобщей не потерпишь никакого зла. Будет ли она далека, будет ли близка, это нисколько не повлияет на решение нашей участи». Христиане проводят свою короткую жизнь на земле, как бы находясь перед Страшным Судом Христовым. Вся история мира от начала до конца, от альфы до омеги ‒ дар веры Христовой, и в этой вере содержится истинное знание смысла существования. Христианин измеряет себя и каждый свой помысл, чувство, слово и дело мерилом Суда Христова. Богочеловек даровал нам все необходимое для верного и безошибочного движения по дороге, ведущей к концу света, к Страшному Суду, ко Дню Господню. Христианин должен в этом мире каждый день своей жизни превращать в день Господень, исполняя его евангельской правдой, истиной, любовью и каждым евангельским совершенством. Только так последний и страшный День Господень будет не страшным, но радостным и блаженным. Последний день мира будет Днем Господним в полном смысле этого слова; он покажет, какими должны были быть дни человеческой жизни на земле. И Господь показал это Своей жизнью на земле. Каждый наш день, если он связан с Ним через Церковь, где совершаются Святые Таинства, и через евангельские добродетели, ‒ это день Господень. Таким образом, наши дни становятся днями Господними, если в нашей жизни на земле мы всем своим существом живем в Господе, укрепляясь Святыми Таинствами и совершенствуясь евангельскими добродетелями. Егдá бо рекýтъ (безпечные люди пред Пришествием Христовым): ми́ръ и утвержéнiе (безопасность), тогдá внезáпу нападéтъ на ни́хъ всегуби́тельство (постигнет их пагуба), я́коже болѣ́знь (подобно как мука родами постигает) вó чревѣ имýщiя, и не и́мутъ избѣжáти (не избегнут; ст. 3). Святой Иоанн Златоуст говорит: «Апостол хотел указать в этом сравнении не на одну только неизвестность времени, а вместе и на жестокость страдания. Ибо как рождающая, играя, смеясь, ничего не предвидя, внезапно бывает объята невыразимыми страданиями и терзается муками рождения, — так точно будут поражены души тех людей по наступлении сего дня». Господь придет так неожиданно не потому, чтобы намеренно хотел застичь всех врасплох, поясняет епископ Феофан, неготовыми, но так будет по причине беспечности людей (ср. Мф. 24:37‒39). Наше человеческое знание о мире подобно маленькой свечке, окруженной бесконечной тьмой неведения. Эта свечка только поверхностно освещает наше существование, так что мы, люди, слишком плохо видим себя и окружающий нас мир, в котором движутся, живут и умирают миллионы живых существ, из которых и малой части мы не можем постичь. В последние дни все ложные безбожные и богоборческие учения станут поносить Христа Бога и отвергать Его Божественную истину о мире и о конце мира. Таким образом они создадут мир без Христа и противный Христу и провозгласят во всеуслышание, что хотят утвердить в мире мир, прочность и безопасность. Страшно это внезапное Пришествие лишь для сынов ночи. Сынов же света эта неожиданность не должна устрашать, ибо они, постоянно бодрствуя, всегда готовы к сретению Господа: Вы́ же, брáтiе, нѣ́сте во тмѣ́, да (чтобы) дéнь вáсъ я́коже тáть (как вор) пости́гнетъ (застанет), вси́ бо вы́ сы́нове свѣ́ту естé и сы́нове днé, поскольку родились духовно от единого истинного Света, от единого истинного Бога и Господа Исуса Христа: нѣ́смы (сыны) нóщи, нижé тмы́. Вы имеете свет жизни, который никакой мрак зла не может затушить. Вы должны этот свет непрестанно разжигать посредством веры, любви, молитвы, поста. Для нас, христиан, в этом мире нападением является грех. Мы знаем, что грех весь от сатаны, и по этой причине он является единственным настоящим искушением для человека в этом мире. Мы знаем, чего хочет от нас Бог, чего Он ищет Своим Евангелием, ‒ знаем так же, как знаем и цель сатаны. Поэтому мы непрестанно находимся в готовности встать против всех уловок и искушений диавола, посредством которых он вносит грехи, зло и через них ‒ самого себя. Ему мы противопоставляем всеоружие Божие, которым нас наделил чудный Господь наш в Своей Церкви: Святые Таинства и добродетели. Христом, Который через Святые Таинства и добродетели живет в нас, мы побеждаем сатану, противовоюющего нам через грехи и страсти. За нас сражаются два противоборца: Христос, Господь всего и Бог наш, ‒ и сатана, побуждающий ко грехам. Сатана всегда может напасть на нас, когда нет с нами Господа, Который знает все его уловки и дает нам божественные силы для того, чтобы исторгнуть из нас сатану. Все, что не Христос и не Христово, в действительности составляет тьму в человеческом роде. Только идя со Христом, Который есть Свет мира, люди могут узнать пути в сей жизни, основы и конец ее. Единственно вера во Христа просвещает и озаряет. В этой вере содержится истинное просвещение, поскольку она озаряет все пути к вечной Истине, правде, любви и ведет этими путями в Царствие Небесное. Тѣ́мже (итак) ýбо да не спи́мъ, я́коже и прóчiи, но да бóдръствуимъ и трезви́мся. Очи нашей души и совести отяжелели от страстей и похотений мира сего и ведут нас от смерти к смерти. Такая душа и такая совесть не видят верного смысла ни мира, ни себя самих и не знают цели своего существования в этом мире. По причине добровольного ослепления и сластолюбия эти души не видят истинного Бога, поскольку служат различным ложным богам. Ложь, гнездящаяся в них вследствие греха, не позволяет им видеть истину, которая разлита по миру и вся без исключения воплощена в едином истинном Боге. Но мы, христиане, непрерывно пребываем в бдении и бодрствовании. Это мы совершаем в первую очередь с помощью веры, которая дает нам увидеть единого истинного Бога; посредством ее мы непрестанно имеем Его в душе нашей, следим за всем движением нашей души от временного к вечному, от земли к небесам, живем всем божественным, вечным и бессмертным, постигаем вечную истину, становимся праведными, поскольку вера переносит в наши души вечную правду, живущую в наших чувствах, мыслях и делах. Мы, христиане, сохраняем наши души, чтобы ими не завладели ни страсти, ни грехи, ни искушения, ни смерти, ни духи злобы. И сего мы достигаем молитвой, которая, как живой огонь, пожигает все это. Молитва пробуждает нашу совесть, не давая ей уснуть. Мы только держим себя наготове посредством поста, чтобы не разрушили крепость души похоти и не похитили ее вечного достоинства. Еще мы сохраняем себя с помощью евангельской любви, чтобы не овладела душой ненависть и не помрачила очи души, не убила совести и не вызвала духовную смерть! Так мы, христиане, пребываем в бодрствовании посредством каждой святой добродетели, поскольку добродетели есть божественные силы, хранящие нас в бодрствовании. Спя́щiи бо, въ нощи́ спя́тъ, и упивáющiися, въ нощи́ упивáются (5:4‒7). Поскольку по своей природе тьма и грех не любят света! И зло также, поскольку оно является порождением греха. Из-за любогреховности и любострастия людям всегда более вожделенна тьма, чем свет, поскольку их дела злы и любят прятаться во тьме, чтобы не быть явленными. Христиане всегда изгоняют из себя и вокруг себя мрак греха, смерти и всякого зла светом евангельских добродетелей. Для христиан и тьма смерти не опасна, поскольку ей противостоит негасимый свет Воскресшего Господа. Когда ночь царит в мире, в душе человека, то любогреховный человек, сокрытый во тьме, наслаждается своими страстями, будучи опьянен ими. Это опьянение из-за любогреховности ‒ самое опасное и самое убийственное в человеческой природе, поскольку им человек убивает все божественное и высокое в себе и в мире вокруг себя. Упорно любогреховные люди не хотят прибегнуть к покаянию, которое неразделимо с самоосуждением, дающим человеку увидеть весь мрак его души. Никогда такие души не могут протрезвиться от своего глубокого опьянения и оставляют свой мрак только тогда, когда их постигнут сильные искушения по Промыслу Божию. Апостол внушает не предаваться беспечности, но бодрствовать и трезвиться: Мы́ же, сы́нове сýще (будучи) дню, дня Христова, который забрезжил с пришествием Христа на землю и никогда не кончится: вечный, бесконечный день света Солнца Правды, Богочеловека Христа, да трезви́мся, оболкъшéся (облекшись) въ броня вѣ́ры и любвé, и шлéмъ уповáнiя (надежды) спасéнiю, христиане отражают все разжженные стрелы искушений лукавого. Когда вера и любовь оберегают душу и совесть, то ни один грех не может возобладать ими, поскольку Божественный свет, находящийся внутри, уничтожает грехи. Посредством грехов все видимые и невидимые христоборцы обрушивают на нас свой мрак, который мы, христиане, преодолеваем твердой надеждой на спасение с помощью Всемилостивого и Человеколюбивого Спасителя Христа. Эта надежда спасения - шлем на главе нашей души, защищающий от всякого страха, малодушия и уныния. Какие бы скорби и страдания на нас ни обрушились, надежда спасения сильнее их всех, поскольку ее дает Всесильный и Всеблагой Господь (ст. 8).