petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Первое послание к солунянам: 1 Сол., 267 зач., 2, 20 ‒ 3, 8

Авторы: святитель Феофан Затворник; преподобный Иустин Попович; архиепископ Аверкий Таушев

Ответ на предложенный выше вопрос (Ктó бо нáмъ уповáнiе (надежда), или́ рáдость, или́ вѣнéцъ похвалéнiю(-ы), áще не вы́, прéдъ Господемъ нáшимъ Iсýсъ Христóмъ, въ пришéствiе Егó?) содержится уже в вопросе. Апостол и особо выражает его, чтоб долее остановить внимание на высказанной мысли и подтвердить ее. Не думайте, что, говоря так, я увлекся особым расположением к вам или только оборот речи употребил такой. Нет, в самом деле так есть: Вы́ (и)бо естé слáва нáша и рáдость. Будущую ли славу и радость и здесь разумеет апостол, или настоящую? По ходу речи мысль апостола все держится пред лицом Господа в пришествие Его. Образ же выражения так общ, что не дает никакого намека на время. Почему и толковники определенно не говорят, а только вообще. «Как славно привесть такую Церковь ко Христу и притом столь благоискусную» (Феофилакт). Или: «Кто поставлен быть учителем, для того венец и радость — преуспеяние учеников» (Дамаскин). Или: «Совершенство учеников есть радость и венец для учителя. Учители имеют вкусить от плода трудов своих. Плод учителя — ученик послушный. Когда добрая жизнь ученика послужит во благо учителю, тогда учитель вкусит от плода трудов своих. Успехи учеников в добром дадут корону учителю на Суде Христовом» (Амвросиаст). Мы посеяли в сердцах ваших небесное семя евангельской веры. Но бдите, чтобы не выросли на ниве душ ваших сорняки, чтобы не всеял невидимый враг терния, которые бы заглушили семя веры. Поэтому очищайте днем и ночью души ваши от сорняков грехов, от терний, камней и всякой нечистоты, чтобы евангельское семя росло на удобренной молитвой, постом, милостыней, смиренномудрием, терпением и другими евангельскими добродетелями и Таинствами почве. Вы должны знать, что вера возрастает за счет любви, молитвы, поста, смиренномудрия, Святого Причастия и каждой добродетели и Таинства. В третьей главе апостол вспоминает о том, как он посылал к солунянам Тимофея, который потом утешил его добрыми о них известиями.

Тѣ́мже уже не терпя́ще (потому не терпя более, μηκετι στεγοντες), благоволи́хомъ (восхотели, решились лучше) остáтися во Аѳи́нѣхъ еди́ни (одни). Тѣ́мже — означает вывод из предыдущего. Желал апостол быть у солунян сам, но как этому состояться не было возможности, то решается желанное общение с ними совершить в лице другого, доверенного лица. Или так: поелику так важно для меня ваше стояние в вере, что в нем моя радость и венец похваления, а я не знаю, в каком вы положении, то и спешу послать к вам — узнать, что у вас и с вами. Неведение о вас стало невыносимо для меня. Не терпя́ще (μηκετι στεγοντες). Глагол сей имеет разные значения. Собственно — скрывать, отсюда укрывать, защищать, отсюда поддерживать, носить и сносить, терпеть: можно бы так: не могши более скрывать моего желания видеть вас, не имея более сил подавлять его молчанием. Благоволихом — не охотность только означает, но рассуждением определенную решимость, сочли благом — и восхотели того. Златоуст: «Благоволихом, вместо решились». Феофилакт: «Избрали, порассудили, предпочли». Остатися едини. «Свидетельство великой любви к солунянам — слова сии» (Дамаскин). И так долго оставаться одному ему не могло быть приятно, а тут: в Афинах и труд большой предлежал, делавший необходимым содействие сотрудника. Но, несмотря на это, он решился послать Тимофея. Так много занимало и беспокоило его состояние солунян. И послáхомъ Тимоѳéя брáта нáшего, и служи́теля Бóжiя, и споспѣ́шника (сотрудника) нáшего въ благовѣ́стiи Христóвѣ, утверди́ти вáсъ и утѣ́шити (ободрить для укрепления в) о вѣ́рѣ вáшей. Святой Тимофей, вероятно, не был лично известен солунянам, а между тем должен был утверждать их и утешать, действовать властным словом, то святой апостол сказывает им, кто таков посылаемый, и тем внушает, что он способен заменить собою самого апостола Павла и что они с доверенностию могут и по совести должны слушать его, как самого апостола Павла. Апостол, называя так Тимофея, хочет сказать, что он есть самый близкий к нему человек, что они связаны искреннею любовию и что он для них то же, что сам апостол, — брат, которому апостол все доверяет, которому и те довериться могут, ибо его брат — их брат. Служителя Божия. Этим указывается особое назначение святого Тимофея от Самого Бога. Служитель Божий есть исполнитель особых Божиих намерений. Споспешник святому Павлу в проповеди Евангелия. Делом святого Тимофея было стоящих в вере еще более утвердить, немощных и готовых поколебаться воодушевить к твердости, скорбящих по причине гонения утешить, чтоб никто не пал и не отпал. «Солуняне имели нужду в утверждении и утешении, чтоб не отстать от веры» (Феофилакт). Необходимо защитить нашу веру неприступной крепостью. А что защита для веры? Святые Таинства и добродетели. Храните в них вашу веру, и никто не сможет ее уничтожить: ни из числа злых духов тьмы, ни тем более из числа людей. Но укрепление веры посредством Святых Таинств и добродетелей — это непрерывный денно-нощный подвиг и борьба против всякого греха, всякого искушения. Яко (чтобы) ни еди́наго смущéнiя имѣ́ти въ скóрбехъ си́хъ: сáми бо вѣ́сте, я́ко на сé и́стое лежи́мъ (знаете, что так нам суждено). Очень естественно, что юное общество христианское, еще так недавно познавшее начала веры, могло сильно быть колеблемо неприятностями и притеснениями, которые тем чувствительнее поражали сердце, чем непосредственнее следовали за принятием Евангелия и чем ближе были другие лица, которые, не приняв Евангелия, наслаждались, как обычно, покойною жизнию. Почему и глагол — смущатися (σαινεσθαι) употреблен апостолом такой, который дает подразумевать колебание каковою-либо приманкою, или льстивыми обещаниями и надеждою. Он хотел именно выразить: чтоб кто-нибудь по причине скорбей из-за принятых убеждений и правил жизни не поколебался в верности им приманкою покойной жизни и льстящими ожиданиями. Могли колебать их и скорби апостолов: как так посланники Божии терпят такие нападки и встречают такие препятствия?! Хоть и чудеса творят они, но тут же они оказываются немощными и крайне униженными, терпят побои и заключаются в темницы и узы. И по всему Писанию разнообразно внушается мысль, что скорби неотлучны от апостолов и христиан. «Не сказал просто: терпим искушения, но: на сие лежим, вместо: мы на это родились» (св. Златоуст). Экумений прибавляет: «На это мы отчислены (κεκληρωμεθα), на это отписаны». Да, мы, христиане, обречены на скорби в этом мире. Сам Всесильный Господь и Спаситель наш Иисус Христос вместо уготованной Ему радости претерпел постыдный Крест, не заботясь о стыде и позоре. И мы обязаны непрерывно взирать на Него и подражать Ему. Поэтому не должны унывать и волноваться наши души, когда борются со грехом, когда все их существо переполняют скорби, страдания и неудачи. И́бо егдá (и тогда, когда) у вáсъ бѣ́хомъ (были), предрекóхомъ (предсказывали) вáмъ, я́ко и́мамы (что будем) скорбѣ́ти, éже и бы́сть, и видѣ́сте (как и случилось, и вы знаете). Чтобы не забыли некоторые из вас и не потеряли веры из-за скорбей, которые вас ждут, они должны беречь свои души от уловок диавола и не позволять себе устать от страданий и скорбей, которые предстоят нам в этой жизни, хотим мы этого или нет. Апостолы не увлекали льстивыми земными надеждами, а раскрывали дело веры во всей наготе, со всеми неприятными последствиями, чтоб, если кто веровал, веровал по одному убеждению в истине Евангелия, а не по каким-либо приманкам. Много служит к утешению учеников, когда они слышат от наставников о том, что с ними случится. Имамы скорбети, — мы все: и вы, уверовавшие, и мы, возвестившие вам веру. Какое утешение для солунян, когда апостол и их скорби называет своими помимо тех, кои сам претерпевал! Сегó рáди (посему) и áзъ ктомý (более) не терпя́, послáхъ разумѣ́ти (узнать) вѣ́ру вáшю, да не кáко (чтобы как бы не) искуси́лъ вы́ будетъ, васъ искушáяи (искуситель), и во тщé бýдетъ (и не оказался тщетным) трýдъ нáшъ. Апостол знал, что солуняне страдали и по отшествии его, или подлежали искушению совне; но не знал, какое действие произвели сии скорби на сердце солунян. Об этом и желал знать, не поколебал ли их сатана? Скорби и гонения сами по себе — не искушения. Они в порядке вещей и во благо. Из них, или по поводу их, уже устрояет искушения сатана, когда, подходя к сердцу, влагает сомнения и колеблет веру. Если окажется, что искусил, то есть поколебал, то весь труд наш, потраченный на вас, ни во что, пропал даром. Лукавый искуситель сатана может нас искусить, когда мы невнимательны, и ввергнуть нас в какое-нибудь мучение или скорбь, чтобы таким образом уничтожить нашу веру, а в дальнейшем разлучить нас со Спасителем, лишить вечной жизни и обречь на муки адские. Не терпя́, послáхъ «Он делает это от преизбытка любви; он столько боялся и трепетал за детей, что даже того, кто был для него утешением, — Тимофея, сообщника и споспешника своего послал к ним» (Златоуст). Разумети веру вашу — состояние веры, — тверды ли, не поддались ли искушению, стоите ли на своем: «не приключилось ли вам какого вреда от искушений и не потерян ли труд, какой мы для вас подняли» (Феодорит). Апостол затрагивает здесь любовь к себе солунян, испытавших его отеческую попечительность. Любовь делает благо общим, и ущерб одного вызывает сочувствие и содействие других. Ны́нѣ же пришéдшу (но теперь, когда пришел) Тимоѳéю къ нáмъ от вáсъ и благовѣсти́вшу (принес добрую весть о) нáмъ вѣ́ру вáшю и любо́вь, и я́ко (что) и́мате пáмять (имеете) о нáсъ блáгу (добрую), всегдá желáюще нáсъ ви́дѣти, я́коже (как) и мы́ вáсъ: благая весть, принесенная Тимофеем, была об истинно христианском настроении солунян, выражавшемся верою и любовию, и о сохранении добрых отношений к апостолу, свидетельствуемом памятию о нем и желанием видеть его. Вера и любовь у апостола — существо христианства. Ни вера без любви не достойна похвалы, ни любовь без веры не имеет цены. Когда ваша вера в Господа крепка, а любовь к Нему сильна, тогда вы действительно бессмертны и вечны! Радость была столь велика, что весть о ней назвал он благовестием — словом, которое в Новом Завете обычно означает благовестие о спасении мира Господом Исусом Христом. Сегó рáди утѣ́шихомся брáтiе о вáсъ (εφ` υμιν, на вас, как бы почили на вас, успокоились относительно вас, все тревоги наши о вас миновались, и это исполняло утешением сердце наше), во (при) всéй скóрби нáшей, вáшея рáди вѣ́ры: сего ради — ради всего, возвещенного Тимофеем, всем, что он сказал. В конце же стоящее — верою вашею, будет служить объяснением сего ради. Всем этим, верою вашею утешились мы, ибо вера совмещает все. Радость была столь велика, что при ней Апостол забыл про все неприятности, тяготившие его, несмотря на то, что они были и велики, и численны. Апостол выражает всю глубину своей радости о стойкости солунян в вере словами: я́ко (ибо) мы́ ны́нѣ жи́ви есмы́, áще (когда) вы́ стоитé ó Господѣ. Иными словами, апостол хотел сказать, что как бы камень спал у него с сердца, после получения добрых известий о солунянам, и он чувствует себя как бы ожившим от смертной скорби за них, угнетавшей его сердце. Жизнь апостолов — успехи Евангелия и веры Христовой; тут их душа. Услышав о непоколебимости в вере солунян, апостол говорит: то и жизнь нам, когда мы верны Господу. «Не сказал: мы воодушевились, а что? — Мы ныне живы есмы, показывая тем, что смертию для себя считаем не иное что, как их преткновение, а жизнию — их преспеяние» (Златоуст), «их твердость в вере и стояние во Христе» (Феодорит, Экумений). Стоять в Господе есть — непоколебимо веровать в Него, прилеплену быть к Нему и неуклонно следовать заповедям Его. «Стоят в вере те, кои веру в Него хранят непоколебимую и жизнь ведут сообразно с верою» (Экумений). Ваше непоколебимое стояние в Господе посредством веры, любви, надежды, поста, молитвы, целомудрия, смиренномудрия и прочих святых добродетелей и Таинств возносит вас превыше всех смертей, всех грехов, всякого зла, и ничто не может вам навредить. Вера ваша является нашим щитом и защитой от смерти. Вы своей верой не только себя сохраняете от греха и смерти, но и нас, поскольку все мы, соединенные благодатью и святостью в одно святое Тело Христово, Церковь. В этом чудном Богочеловеческом Теле Христовом все мы живем один с помощью другого, один в другом и каждый ради всех. Все мы имеем одну душу, одно сердце, один ум, одно желание, а потому все мы придерживаемся одной истины, правды и вечности и благодатью Божией живем одной общей жизнью в Церкви! Этой общей жизни принадлежат не только все христиане земли, но и все христиане небес, все святые и все ангелы, поскольку Господь Иисус Христос в Своей Церкви соединил ангелов и людей, так что для всех них существует одно и то же Евангелие, одна и та же истина, одна и та же жизнь и поклонение одному и тому же Богу и Господу. Ангелы являются Ангелами, поскольку твердо стоят в Господе; святые являются святыми, поскольку твердо стоят в Господе, и христиане являются христианами, поскольку и они твердо стоят в Господе. И вообще может ли считаться человеком тот, кто не стоит в Господе? Первый из архангелов, не устоявший в Господе, стал диаволом. А что происходит с человеком, когда он отпадает от Господа? Этот человек обрекается на все смерти, все грехи и все муки! Когда он отпадает от Господа, то отпадает и от истины и сочетается с диаволом. Человек, когда отпадает от Господа, впадает в ту же ложь и усыновляется отцом лжи, диаволом, становясь его «духовным» чадом (см.: Ин. 8:38, 41, 44; 1 Ин. 3:8, 10). Только оставаясь в Господе, человек действительно остается человеком, постепенно с помощью Святых Таинств и добродетелей становится благодатным человеком, становится богом по благодати.

Tags: Евангелие дня
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author