petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

«Святой праведный старец Феодор Кузьмич Томский ‒ Александр I Благословенный» М. М. Громыко

Автор: Валентин Kонстантинович Казерский, православный христианин

Рецензия магазина «Книжная Лавка Паломника» (Сергиев Посад): «В этой книге проблема сходства Императора Александра I и праведного старца Феодора Кузьмича поставлена автором на серьезную научно-исследовательскую основу. Известный ученый Марина Михайловна Громыко утверждает, что император и старец — одно и то же лицо, причем доказательство свое строит на обширной базе разнородных фактов. Сибирские показания духовных чад Старца сопоставлены с зарубежными сведениями, исходившими от потомков аристократических семей, причастных к событиям тех лет, а также и другими источниками. Убедительно раскрыты обстоятельства тайного ухода Императора от власти под видом фиктивной смерти в Таганроге и таинственная жизнь его в качестве ссыльного поселенца в Сибири. Великий подвиг отречения от самых властных высот мирской жизни, глубокое искреннее покаяние и суровая аскеза приводят его к обретению даров прозорливости и исцеления. Чудесные явления сопровождали жизнь Александра I до последнего часа и продолжаются ныне по молитвам старца. Книга написана увлекательно и читается с огромным интересом. Первое издание книги получило высокую оценку Архиепископа Томского и Асеновского Ростислава (Девятова). Исследование осуществлено по благословению священника Михаила Труханова (1916‒2006). Второе издание подготовлено по благословению священника Михаила Герцева. Приводим отзыв Валентина Казерского. Только в России могла возникнуть легенда о том, что император Александр I превратился в святого старца Феодора Кузьмича, сосланного за бродяжничество в Сибирь, близ Томска, и подвизавшегося там до самой смерти в 1864 году. Почему только в России? Потому что только в России это могло случиться на самом деле. История Православной Церкви знает государей, непреодолимо отвергавших мир ради Царствия Небесного. Удивительна судьба сербского царевича Ростислава, который стал монахом Саввой. Теперь он известен как Святитель Савва Сербский. Это был «царственный» церковный пост. Но русский император, повергший Наполеона и освободивший Европу, получивший имя Александра Благословенного, принял на себя подвиг полной безвестности, подвиг юродства это совершенно особенный случай, возможный только в России, и нигде больше!

Легенда существует полтора столетия, написано много книг о царе-старце, но до сих пор истина не известна. Книга М. М. Громыко «Святой праведный старец Феодор Кузьмич Томский Александр I Благословенный. Исследование и материалы к житию» насколько возможно приближает нас к ней. Несмотря на то, что, кроме объективного изучения фактов, в книге порою ощутима установка православно ориентированного автора на непременное доказательство тождества двух лиц императора и старца, несмотря на это книга производит впечатление весьма серьезного и даже кропотливого исследования. Первая глава книги представляет собою тщательный аналитический обзор известных источников, касающихся данной проблемы. Подавляющее большинство приводимых авторитетных источников (лица, приближенные к Александру I) отмечают психологическую готовность мистически настроенного императора резко изменить свой образ жизни, его склонность к посещению монастырей, старцев, святынь, его желание сделать эти посещения неофициальными, поистине духовными, как у обычного богомольца. Детали и частности этих посещений поражают нас и сегодня и вызывают размышления. В этих замечательных подробностях (например, будучи в одном из монастырей Государь принимал благословение и целовал руки простым иеромонахам, запретив им отнимать руки. В другом монастыре он земно кланялся в ноги старцу и так далее) видна необычная сила покаяния. А каяться было в чем. Недаром старец Феодор Кузьмич говаривал: «Вот, когда я еще был великим разбойником...» Известно, что Александр считал себя невольным участником убийства своего отца, императора Павла I, принял масонство и дал ему широкий ход в России, что и привело к восстанию декабристских масонских лож. Он считал себя не вправе прерывать их деятельность: «Не мне их судить». Да, он и должен был предоставить суд над ними другому императору. В ноябре 1825 года императора Александра I не стало, а в декабре масонские ложи, собравшие в своих рядах русских офицеров, дошедших вместе с Александром до Парижа, потрясли Россию. Новый император Николай I имел право на суд и от этого суда не отказался. Именно в таком виде вырисовывается логика добровольного отказа Александра I от власти и появления впоследствии странного старца Феодора Кузьмича, человека утонченного, не помнящего родства, знавшего иностранные языки, поразительно похожего на покойного императора и в то же время старающегося говорить простонародными оборотами, странника, аскета, проводившего в молитве столько времени, что на коленях появились мозоли (ещё в бытность его царём). Человека, уже сколько-нибудь знакомого с литературой по данной проблеме, в книге Громыко привлекут некоторые новые факты, архивные материалы, несведущего же поразят удивительные подробности и совпадения, явно подталкивающие к однозначному признанию тождества двух великих людей. По-новому раскрывается в книге время, проведенное Александром I в Таганроге, где он, по официальной версии, принял неожиданную смерть. Дневники врачей, ведших записи, столь странны (дело идет не об очень сложном заболевании, царь быстро поправляется, и вдруг умирает, так что появляются «нестыковки», когда врачи узнают, что царь намерен инсценировать смерть им приходится «нелогично» вносить в дневники записи, свидетельствующие об угрозах здоровью кстати, оба врача после этого быстро разбогатели и открыли свои клиники в столице), что их анализ ставит серьезный вопрос о действительной судьбе императора Александра в Таганроге. Любопытно и другое. Выясняется, что царь опасался решительных действий Южного общества в отношении своей особы. Он выставил казачьи разъезды на подступах к городу. Самое время было исчезнуть и передать власть тому, кто не связан с бунтовщиками масонскими узами и кто сможет судить и решать, спасая судьбу России и всего рода Романовых (по замыслу наиболее радикальных декабристов, Романовы должны были быть уничтожены «под корень»). Не вспомнилась ли Александру I судьба его отца, связанного с масонами и убитого ими же в собственном дворце при попытках принимать самостоятельные решения? В тайну императора вольно или невольно были вовлечены многие лица, давшие клятву хранить ее до конца жизни. Это и врачи, и самые приближенные и проверенные офицеры (например, генерал А. Д. Соломка), и митрополит Московский Филарет (Дроздов), и знаменитый архимандрит Фотий (Спасский), сыгравший большую роль в том, что император вернулся к строгому безпримесному Православию после длительного периода отступления от него, и графиня Орлова-Чесменская, и другие. Но сохранить тайну столь многим людям, как правило, не под силу. В книге приводятся данные, прямо и косвенно свидетельствующие об информированности младших членов семей «тайнодержателей» о реальной судьбе Александра I. Тайна императора то и дело всплывает в документах эпохи. Автор книги обращает внимание на странные, не совсем объяснимые факты: лица, посвященные в тайну, не заказывали панихиду в годовщины смерти императора вплоть до 1864 г., то есть до смерти Феодора Кузьмича. В очередной раз упоминается и о странной смерти супруги Александра Благословенного императрицы Елизаветы Алексеевны, которая, по утверждению еще одной легенды, также не умерла, а скрылась в монастыре под именем «Веры Молчальницы». И не просто упоминает, а подробно анализирует все «нестыковки» и «странности» официальной версии. Где же скитался добровольный изгнанник 11 лет, пока в 1837 г. не обнаружился в образе Феодора Кузьмича в Сибири? Некоторые данные, на которые обращает внимание автор монографии, говорят, что это были «монастырские» места: Почаевская Лавра, Киево-Печерская Лавра, Псков и другие. Долгое время, проведенное в Юго-Западной Руси, оставило след в речи старца: в ней начали появляться слова, вроде «паночка», «панок» и тому подобные. Обращает на себя внимание, что Александр II посещал старца в Сибири, Александр III, когда ему сказали о старце, молча указал на его портрет, висящий в его кабинете вместе с портретами царствующих особ. Интересовался его судьбой и царь-мученик Николай II. Старец Феодор Кузьмич прекрасно знал жизнь царского двора, современники свидетельствуют, что он часто рассказывал о войне с Наполеоном с такими подробностями, которые не могли быть доступны простым смертным. Однажды, когда при старце другие обсуждали переговоры императора Александра и Наполеона, у старца вырвалось досадливое: «Никогда я ему не говорил этого!» И откуда у простого бродяги свидетельство о браке между императором Александром и императрицей Елизаветой Алексеевной? Книга Громыко построена так, что вся совокупность совершенно разнородных фактов должна убедить читателя в том, что император Александр и старец Феодор Кузьмич одно и то же лицо. Всех этих фактов просто не перечислить. Старец Феодор был не просто благочестивый верующий старичок. Это был духовный столп своего времени. Так, во всяком случае, говорили о нем известнейшие духоносные старцы той эпохи. В книге приводится множество фактов прозорливости старца, силы его молитвы, его помощи окружающим людям, а также чудесные видения (например, видели его келью ночью всю окруженную необычным светом, слышали благоухание от предметов, ему принадлежащих и прочее). Но все эти чудеса меркнут перед главным: перед безпримерной в истории силой личного покаяния монарха-христианина. Если «легенда» об императоре-старце не легенда, а жизненный факт, то как счастлив должен быть народ, породивший не только Пушкина, Гагарина, но и вот такого Государя. Официальная историческая наука пока не решается сказать свое твердое «да» в ответ на вопрос о тождестве императора и старца. Многие сомневаются в силе покаяния своих знакомцев («чудят!») не то, что монархов, окруженных величием и блеском. Но таковым скептикам нужно напомнить слова Евангелия: Невозможное человекам возможно Богу! Оглавление. Введение. О РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ АЛЕКСАНДРА I БЛАГОСЛОВЕННОГО В 1812‒1825 гг. Глава I. ИСТОЧНИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. 1. «Записки» С.Ф. Хромова 2. «Сведения» 3. Воспоминания Александры Никифоровны Федоровой 4. Ранние жития: М. Ф. Мельницкий. Епископ Петр. «Сказание» 5. Отдельные свидетельства очевидцев. Целенаправленный сбор материалов в конце XIX ‒ начале XX в. и некоторые особенности их использования 6. Свидетельства генерала А. Д. Соломки, сообщенные Е. С. Арзамасцевым 7. Свидетельства эмигрантов 8. Официальные документы 9. Косвенные источники Глава II. ТОЖДЕСТВО ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I И СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО СТАРЦА ФЕОДОРА КУЗЬМИЧА 1. Сходство 2. Мнение правящих государей-императоров 3. «В нашей семье не было сомнений...» 4. Непоминание. Явления Глава III. ПОТАЕННОЕ СТРАННИЧЕСТВО: НОЯБРЬ 1825 г. ‒ СЕНТЯБРЬ 1836 г. 1. Таганрог: начало пути 2. «Бродяжничество» Глава IV. СИБИРЬ: СЕЛЬСКИЙ ПЕРИОД (МАРТ 1837 г. ‒ ОКТЯБРЬ 1858 г.) 1. Красноуфимск. Движение в партии ссыльных 2. Места жительства и поездок. Поток богомольцев 3. Образ жизни 4. Дары и духовное окормление 5. Взаимоотношения старца с духовенством Глава V. ТОМСК: НОЯБРЬ 1858 г. ‒ 20 ЯНВАРЯ 1864 г. 1. Образ жизни последних лет 2. Общение с духовенством 3. Новые и прежние чада и собеседники из мирян. Поездки в Краснореченское, Коробейниково и Белоярку 4. Дары старца и чудесные явления томского периода. Кончина и похороны глава VI. ПОСМЕРТНОЕ ПОЧИТАНИЕ И ЧУДЕСА 1. Почитание могилы и келий 2. Исцеления 3. Посмертные явления старца и другие его чудеса 4. Почитание святого праведного старца Феодора Сибирского в наше время ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПРИЛОЖЕНИЯ. Приложение 1. Сведения о старце Феодоре Кузьмиче, собранные в 1882 г. у крестьян сел Коробейпиково, Белоярское и деревни Мазули. Приложение 2. Чудеса, связанные с праведным старцем Феодором Кузьмичом. Приложение 3. Посещение императором Александром I Новгородского Юрьева монастыря в 1825 г.

Tags: Новости и история Церкви
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author