?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: Архиепископ Аверкий Таушев, Александр Лопухин

Апостол переходит к изображению своего положения, о котором филиппийцы, конечно, сильно тревожились. Тревогу филиппийцев об его участи в Риме апостол успокаивает извещением, что его узы в Риме сильно содействовали успеху его проповеди о Христе и дело Евангелия нисколько не пострадало от этого. Солдаты, сторожившие Павла, убедились из бесед с ним, что он заключен в узы не за политическое преступление. 12‒13 Разумѣ́ти же хощý вáмъ (желаю чтобы вы знали) брáтiе, я́ко я́же о мнѣ́ (что обстоятельства мои) пáче въ спѣ́хъ (к большему успеху) благовѣствовáнiю прiидóша (послужили), я́ко (так что) ýзамъ моимъ явлéнѣмъ о Христѣ́ бы́вшимъ (сделались известными) во всéмъ суди́щи (претории), и въ прóчихъ всѣ́хъ. Филиппийцы, по-видимому, сообщили апостолу о том, что их угнетала мысль, как бы заключение апостола в узы не повредило делу проповеди и самому апостолу. Апостол, в ответ на этот запрос, говорит, что, напротив, его заключение только улучшило дело проповеди. Первое, на что он считает нужным указать, это изменение взгляда на апостола у лиц, к нему прикосновенных. Прежде всего в претории, т. е. среди преторианских солдат (таким образом выражение τὸ πραιτώριον мы понимаем не как обозначение места, где жили преторианские солдаты, а как обозначение самого этого преторианского отряда), которые по очереди сторожили пленника, стало известно, что это пленник за Христа (выражение о Христе естественнее поставить в связь с выражением сделались известными). Кроме того и все прочие, кто входил в отношение с апостолом, то есть разные чиновники, также убедились, что Павел вовсе не какой-нибудь политический или уголовный преступник.

14 и мнóжайшiимъ (бóльшая часть из) брáтiямъ ó (в) Господѣ, надѣ́явшимся (ободрившись) о ýзахъ мои́хъ, (начали) пáче дерзáти бéзъ страха (с большею смелостью, безбоязненно) слóво Бóжiе глагóлати (проповедовать). Весть о пребывании апостола в Риме в узах вскоре распространилась по всему Риму, и римские христиане, ободрившись узами апостола, которые свидетельствовали, что он глубоко уверен в истине Евангелия, и видя, что апостол сам не может проповедовать Евангелие, сами стали смело и безбоязненно проповедовать слово Божие. Они увидели, что проповедь апостола, находящегося в узах, не только не навлекла никакой беды, а напротив сделала его известным даже между знатнейшими людьми и в самой претории. 15‒17 Из среды этих братьев-проповедников некоторые взялись за проповедь вовсе не с добрыми намерениями и не из чистых побуждений: Нѣ́цыи же по зáвисти и рéвности (некоторые, правда, по зависти и любопрению), друзíи же и за благоволéнiе (а другие с добрым расположением), Христá проповѣ́дуютъ: óвы ýбо от рвéнiя (одни по любопрению) Христá возвѣщáютъ нечи́стѣ (проповедуют не чисто), мня́ще печáль нанести́ (думая увеличить тяжесть) ýзамъ мои́мъ: óвы же (а другие) от (из) любвé, вѣ́дяще, я́ко (зная, что) во отвѣ́тѣ (защищать) благовѣствовáнiя лежý (я поставлен). Некоторые из завистников апостола (завидовали успехам Павла как проповедника) стали привлекать новообращающихся римлян на свою сторону и проповедовали Христа не чисто, по любопрению, то есть неискренне, по зависти и любви к спорам и даже с мыслью сделать неприятность апостолу. Побуждаемые стремлением прославиться и в тоже время желая причинить огорчение Павлу, которого они считали подобным себе самим, они стали набирать себе учеников. Они, таким образом, действовали не чисто, не по истинной любви к делу Евангелия. Тем более утешали апостола те проповедники, которые действовали исключительно по любви и к апостолу и к его делу вообще, к делу спасения язычников. 18 Чтó ýбо (но что до того)? Обáче вся́цѣмъ о́бразомъ (как бы ни), áще винóю, áще и́стиною (притворно или искренно) Христóсъ проповѣ́даемь éсть, и о сéмъ (и тому) рáдуюся, но и возрáдуюся (буду радоваться). Но апостола это не тревожит: он и тому радуется, что все же, так или иначе все же имя Христово возвещается в Риме и благовестие о Христе распространяется в мире: ведь и враги его враги Павла, а не Христа проповедовали Евангелие настоящее, неподдельное, и имя Христово все более становилось известным. Возможно, что эти мелкие люди из ревнивости желали опередить апостола, восхитить его славу, как проповедника Христова учения. Некоторые, вероятно, действовали наперекор апостолу, вопреки его распоряжениям, но во всяком случае они не были еретиками. 19 Но не только относительно Евангелия апостол спокоен: что касается его дальнейшей судьбы, то она его не страшит, он не боится пока и за свою собственную участь: вѣ́мъ бо (ибо знаю), я́ко сié сбýдется ми́ (послужит мне) во спасéнiе, (по) вáшею моли́твою, и по дая́нiю (содействием) Дýха Iсýсъ Христóва. Правильнее этот стих перевести: Ибо я знаю: что послужит мне ко спасению (Иов 13:16) чрез вашу молитву и чрез помощь Духа Иисуса Христа. Апостол говорит, очевидно, о бывшем ему откровении (я знаю) и о проникающей его уверенности в своем освобождении. 20 по чáянiю и уповáнiю моемý (при уверенности и надежде моей), я́ко ни о еди́номъ постыжýся (что я ни в чем посрамлен не буду), но во (при) вся́комъ дерзновéнiи, я́коже всегдá, и ны́нѣ возвели́чится Христóсъ въ тѣ́лѣ моéмъ, áще животóмъ áще ли смéртiю (жизнью ли то, или смертью). Добрый исход, какой предвидит апостол, соответствует его уверенности или точнее: его напряженному ожиданию (ἀπο καραδοκία) и его надежде на то, что он ни в чем посрамлен не будет, но что при всяком дерзновении, точнее во всяком смелом открытом выступлении (παρρησίᾳ), Сам Христос возвеличится в теле апостола. Иначе сказать: Бог возвеличит Христа открыто, употребив для этого тело апостола, заставив его послужить телом своим его смертью или чудесным неожиданным сохранением славе Христа; тот или другой исход предстоит апостолу во всяком случае он надеется на то, что этот исход будет для него не посрамлением, а, напротив, прославлением. Смерть же его не страшит: Мнѣ́ бо éже жи́ти (ибо для меня жизнь) Христóсъ, и éже умрети, приобрѣ́тенiе éсть (ст. 21). Если ему придется пострадать за Христа, он рад этому. Если останется жить, то и этим будет доволен, потому что потрудится еще на пользу христиан.