petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельский. Сочинения

Книга предваряется обстоятельной статьей Г. М. Прохорова «Преподобный Нил Сорский и его место в истории русской духовности». За ней идут исследование об автографах преподобного Нила Сорского. Далее, во второй части книги, читатель найдет тексты его произведений с параллельным переводом на современный русский язык (и, по мере возможности, указанием на источники цитат). В третьей части книги «Общительное / общежительное безмолвие» Иннокентия Комельского: Полемика с Нилом Сорским? помещаются сочинения Иннокентия Комельского, ученика Нила Сорского. В ряде списков и церковных изданий XIX в. «Предание» и «Устав» Нила Сорского предваряются «Надсловием» и «Пристежением» без указания их автора. «Надсловие», очевидно, — предисловие, а «Пристежение» — послесловие, но оба они располагаются либо впереди, либо позади сочинений Нила Сорского. Очевидно, что не сам автор, а кто-то другой помещал их рядом как предисловия или послесловия к книге. Далее рассмотрен вопрос о том, кто же такой старец Василий Поляномерульский, в котором М. С. Боровкова-Майкова готова видеть автора Надсловия и Пристежения к сочинениям Нила Сорского? Движение сочинений Нила Сорского, которое представляет себе исследовательница, от Паисия Величковского к старцу Василию, не кажется Прохорову вероятным: ученик навряд ли учил бы учителя, скорее наоборот. Автор «Надсловия», сказав о страхе Божием, постоянном памятовании о Боге и чтении святых Писаний как о трех основах духовной жизни, затем о борьбе со страстями, отсылает читателя к «сей святой книжице», то есть к произведению Нила Сорского, тут же предлагая свое понимание уже известного нам святоотеческого разделения монашеского жительства на три чина. «Царский», или средний, путь в этом объяснении очень похож на маленькое общежитие. Автор «Надсловия» и самого старца Нила представляет сторонником своего понимания среднего пути: «И се есть путь царскій, непадательный, а не онъ, еже особь жити», — завершает он свое «Надсловие». Схожим образом построено «Пристежение».

Начав его обширным рассуждением о словах Нила относительно меры пищи и пития, автор переходит к знакомой теме: «Отвещают святіи отцы, да держится царскаго пути, средняго и непа- дательнаго, еже есть во двоихъ или тріехъ общительное (вариант: “общежительное”) безмолвіе». Последние слова, «общительное (или общежительное) безмолвие», мы можем воспринять как парадоксальный термин — как название того, что и в «Надсловии», и в «Пристежении» автор настойчиво представляет в качестве «среднего» пути. Далее поднят вопрос о возможном влиянии «Надсловия» и «Пристежения» к сочинениям Нила Сорского на Паисия Величковского. Нет признаков того, чтобы сам Паисий пытался реализовать рекомендуемый «Надсловием» и «Пристежением» порядок жизни монахов по двое или по трое. Сам Василий толкованиями мыслей Нила Сорского в «Надсловии» и «Пристежении», судя по всему, не руководствовался. Традиция Нила Сорского исследуется далее: как же сам Нил Сорский относился к толкованиям написанных им слов о «среднем» пути? Понимание Устава Нила Сорского у автора его Жития противоположно тому, что энергично выражено в «Надсловии» и «Пристежении». В трактате «О внутреннем делании» автор хочет подробнее сказать о том, о чем выше сказано им, на его взгляд, недостаточно. Третье сочинение прп. Иннокентия посвящено главным образом технике умного делания и что автор обнаруживает знание сочинений Аввы Дорофея, Василия Великого, святого Исихия, Григория Синаита, патриарха Каллиста, Симеона, архиепископа Солунского. Завещание братии, а точнее, «Завет инока Иннокентиа», дошел до нас в нескольких списках ХѴІ–ХІХ вв. Заметка «Яко добро есть писати святыя книгы» и «Завет» инока Иннокентия воспроизводится в книге по списку Сборника «Ниловы главы» (вся книга писана одной рукой в сер. XVI в). Может быть, старец Василий, обезличивая сочинения Иннокентия, хотел придать им, как анонимным, большую важность… Как бы то ни было, вернувшиеся с учениками Паисия Величковского в Россию, эти «предисловия» были связаны уже с именем старца Василия. Итак, перед нами сочинения еще одного русского писателя–исихаста, человека, пытавшегося реформировать скитское монашеское жительство, средний, или «царский», подвижнический путь, возводя частный случай — жития в келье по двое или по трое — в ранг правила. Их полемический задор направлен против тех, кто считал, что в кельях иноки должны жить по одному. Судя по традиции Нило–Сорского скита, в этом был убежден и сам Нил Сорский, которого он пристрастно комментировал. Как реформатор их автор потерпел неудачу, а как писатель остался неизвестным, хотя они получили — чаще всего без его имени или с чужим именем — широкое распространение благодаря русским эмигрантам в Молдавии, Румынии и Болгарии и оптинским издателям. Автор подводит итог: очень желательна находка списка «Надсловия», «Пристежения» и трактата «О внутреннем делании» предшествующего XVIII веку времени, — чтобы говорить о втором, после Нила Сорского, писателе-исихасте Древней Руси с абсолютной уверенностью. В части четвертой, «Приложения», — написанное о Ниле Сорском и его ските в рукописных книгах XVII, XVIII и XIX вв.

Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author