petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Второе соборное послание апостола Иоанна Богослова: 2 Ин., 75 зач., 1, 1‒13

Авторы: блаженный Феофилакт Болгарский, архиепископ Аверкий Таушев

Дух, тон, слог и язык послания напоминают нам Первое послание и Евангелие. Неудивительно, что это послание, как и Третье, не сразу сделалось известным всей Церкви, ибо оно слишком кратко и послано было частному лицу и притом женщине. Co временем оно заслужило общее признание и было включено в канон новозаветных священных книг. О первоначальном назначении Второго послания достоверных сведений, кроме тех, которые содержатся в самом послании, никаких нет. Кто была по имени «избранная госпожа» и дети ее, неизвестно. Ясно только, что они были христиане. Что касается времени и места написания этого послания, можно думать, что оно написано около времени написания Первого послания в том же г. Ефесе. Второе Иоанново послание имеет только одну главу. В нем апостол выражает радость свою о том, что дети избранной госпожи ходят в истине, обещает посетить ее и с настойчивостью увещевает не иметь никакого общения с лжеучителями. Начиная послание, апостол, умалчивая о своем имени, называет себя «старцем», надо полагать по возрасту, имея в виду свои преклонные лета. Ему было тогда около 100 лет. И апостлол Павел в послании к Филимону, написанном под конец его жизни, называл себя «старцем» (Флм 1:9), а не пресвитером в смысле иерархической должности. Стáрецъ (πρεσβύτερος) избрáннѣй господыни (εκλεκτή κυρία, госпоже), и чáдомъ ея́, и́хъже (которых) áзъ люблю́ вои́стину, и не áзъ тóчiю (только), но и вси́ разумѣ́вшiи (познавшие) и́стину. Одни (напр., св. Афанасий Великий) считали имя Кириа собственным именем какой-л. малоазийской диакониссы, другие — греческим именем Марфы, сестры Лазаря (сербское Марта по значению равно греч. Κυρία), иные же (вслед за Климентом Александрийским) считали таким собственным именем εκλεκτή и считали эту христианку вавилонянкою, тожественною будто бы с упомянутою в 1 Пет 5:13, но все это — чистые предположения. Необходимо поэтому видеть в Кириа нарицательное имя христианки. В понятии «избранной госпожи», которой адресовано послание, заключается понятие женщины-христианки, именитой, почитаемой, обладающей, быть может, и высоким положением, каковы были, например, римские матроны. Так как здесь говорится о детях, но не упоминается о муже, то, надо полагать, она была вдовой. Апостол говорит, что это благочестивое семейство любят вои́стину, то есть любовью во Христе, не только он сам, но и все, познавшие истину, то есть христиане. Причина этой любви в истине, которая является основой веры всех верных чад Церкви: за и́стину (δια­̀ τὴν ἀλήθεια, ради истины) пребывáющую въ нáсъ, и съ нáми бýдетъ вόвѣки.

В первой половине послания апостол преподает благодать, милость и мир: да бýдетъ съ вáми благодáть (καρις — совокупность всех, подаваемых от Бога духовных дарований, потребных для преуспеяния в благочестивой жизни; ср. Рим 3:24; Еф 2:4‒10), ми́лость (έλες — сострадающая немощному человеку любовь Божия; ср. Лк 10:30‒37), ми́ръ (ειρήνη — успокоение духа примирению с Богом через искупительную жертву Христа; ср. 1 Пет 1:2) όт Бога Отцá, и Гóспода Iсýса Христá Сы́на Óтча (τοῦ Uἱοῦ τοῦ Пατρός), — «ибо один только Бог в собственном смысле есть Отец Сына. Посему и Павел говорит: «от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф 3:15) (блаж. Феофилакт), во и́стиннѣй любви́ (εν αληθεία καί αγαπη: выражает образ и цель проявления в христианах благодати, милости и мира; эта цель — дух истины и любви, как постоянное начало жизни и деятельности христиан). Далее апостол выражает свою радость о вере и благочестии детей ее, ходящих в истине, то есть правильным путем христианской жизни — как в своей вере, так и в своих поступках: Возрáдовахся зѣлó я́ко обрѣтóхъ от чáдъ твои́хъ ходя́ща во и́стинѣ, я́ко же зáповѣдь прiя́хомъ от Отцá. «Поистине дело весьма радостное — найти человека, непреткновенно идущего поприщем веры во Христа по Его заповеди». Ходяща сказано с мыслью указать на преуспеяние. Ибо чем более кто действует в добродетели, тем далее уходит вперед, тем больше приобретает навык к добру» (блаж. Феофилакт). Самая заповедь Отца, возвещенная Его Сыном (Ин. 15:15), кратко и точно выражена была апостолом в первом своем послании (1 Ин. 3:23), и теперь повторяется и напоминается им. Апостол увещевает госпожу и ее детей все более и более утверждаться в любви, как основной христианской заповеди: И ны́нѣ молю́ тя госпожé, не я́ко зáповѣдь пишý тебѣ́ нóву, но еяже и́мамы испéрва. «И это согласно с тем, что говорится в первом послании (1 Ин.2:7). Прибавляет и требование заповеди: да лю́бимъ дрýгъ дрýга (см.: 1 Ин. 3:23). И объясняет о любви, что сущность ее заключается в хождении по ней, и заповедь о ней есть заповедь от начала, и дана не для чего иного, как для того, чтобы вы поступали по ней» (блаж. Феофилакт). И сiя́ éсть любы́, да хóдимъ по зáповѣдемъ Егó. Сiя́ éсть зáповѣдь, я́коже слы́шасте испéрва, да въ нéй хóдите: см.: 1 Ин 2:7‒11. Вторая половина послания посвящена предостережению от опасного влияния обольстителей, не исповедующих Христа, пришедшего во плоти, то есть отвергающих истину воплощения Сына Божьего: занé мнóзи лестьцы́ внидóша въ мíръ, не исповѣ́дающе Iсýса Христá пришéдша (ερχόμενον) вό плоти, сéй éсть льстéцъ и анти́христъ. Лжеучители не исповедовали не только Иисуса Христа, во плоти пришедшего, но и Христа, имеющего придти, ερχόμενον, т. е., не исповедывали ни первого, ни второго пришествия Господа, отрицали самую возможность вочеловечения Сына Божия, следовательно, отрицали самую основу христианства. «Кто верует, что Господь приходил, тот с верою примет и обещание Его, пришедшего. А кто отвергает обещание, тому ничто не препятствует отрицать и первое пришествие. Посему-то, полагаю, и выражался возлюбленный: «грядуща» (ερχόμενον), а не «пришедша» (ελθόντα), чтобы одним словом обнять отрицающих оба пришествия Господни» (блаж. Феофилакт). Блюди́те себé, да не погубитé я́же дѣ́ласте дóбрая, но да мздý совершéну воспрiи́мете (чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились; ср. Гал 4:11, 1 Сол 3:5), то есть, чтобы наши старания, подвиги и благочестивые труды не пропали даром, чтобы мы не лишились вечной награды у Бога. «Иной из такого рода людей, может быть, скажет: если я не верую в пришествие Христово во плоти, но проведу жизнь в добрых делах, ужели с этими делами не могу стать наряду с благочестивыми? ужели не могу получить награды за оные? Апостол впереди уничтожает такое возражение. Он говорит: кто отрицает пришествие Христа во плоти, тот пусть и не думает ни о получении полного воздаяния за дела, какое предложит истинно верующим, ни о причтении себя к совершенно благочестивым. Напротив, всякий, преступающий заповедь Его, т. е. Христа, пришедшего во плоти, и не пребывающий в учении Его, не имеет Бога. Ибо если на Того, Кто пришел научить людей совершенному богопознанию, смотрит с пренебрежением, то как может быть еще богочестивым, когда презирает самого Учителя божественных предметов? Нет, такой человек безбожник» (блаж. Феофилакат). Вся́къ преступáяи и не пребывáяи во учéнiи Христóвѣ, Бóга не и́мать (ср. 1 Ин 2:23); пребывáяи же во учéнiи Христóвѣ, сéй и Отцá и Сы́на и́мать (ср. 1 Ин 4:14‒16). «Пребывает в учении Христовом, т. е. в евангельском, тот, кто мудрствует по оному, учит, действует, соображает с ним всю жизнь внутреннюю и внешнюю» (блаж. Феофилакт). Называя лжеучителей льстецами (обольстителями) и антихристами, апостол воспрещает принимать их в дом и даже приветствовать, потому что вступающий в дружественное общение с лжеучителем подвергает себя опасности заразиться его лжеучением. Характерна эта необычайная строгость апостола любви, с которой так не вяжутся современные идеи экуменизма, проповедующего сближение с инославными для взаимного понимания. А́ще ктó грядéтъ къ вáмъ, и сегó учéнiя не принóситъ, не прiéмлите егó въ дóмъ, и рáдоватися емý не глагóлите: глагóляи бо емý рáдоватися, сообщáется дѣ́ломъ егó злы́мъ. Подобную осторожность в отношении лжеучителей и нечестивцев советовал христианам и апостол Павел (2 Сол 3:6; Рим 16:17). «Приветствие от нас должно быть делаемо только тем, кои единонравны и единоверны с нами. Если же будем приветствовать нечестивых, что прилично только в отношении к единонравным и единоверным; то этим показываем, что мы в общении с ними, и что они уже увлекли нас в свое нечестие. Причиной, почему настоящее и следующее за ним послание изложены кратко, апостол поставляет то, что надеется придти сам и при личном свидании восполнить недостающее» (Феофилакт):.Мнóга имѣ́хъ писáти вáмъ, но не восхотѣ́хъ хартiéю и черни́ломъ, но надѣ́юся прiити́ къ вáмъ, и усты́ ко устóмъ глагóлати, да рáдость вáша бýдетъ испóлнена. Послание свое апостол заключает выражением надежды на личное свидание и передачей приветствия от племянников «избранной госпожи»: Цѣлýютъ тя́ (приветствуют тебя) чáда сестры́ твоея́ избрáнныя (избранной), очевидно жившей где-то в другом месте или, может быть, уже умершей. Аминь.

Tags: Евангелие дня
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author