petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Проповедь о вере, немощи нашей и о сути христианства. Проповеди на память свв. апп. Петра и Павла



Автор: протоиерей Димитрий Смирнов

Проповедь в праздник славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла, произнесённая протоиереем Димитрием Смирновым 12 июля 2018 года в храме Благовещения Пресвятой Богородицы. Церковь Святая празднует память наших старших братьев Петра и Павла первоверховных. Они, как камни фундамента церковного, который Господь уже строит более двух тысяч лет, лежат непоколебимые. Недаром Господь сказал: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою (Мф. 16, 18). Потому что Церковь созидается только верою. Всё остальное — это есть некое украшающее нашу жизнь дополнение. Но самое главное — вера, она и нас объединяет. Эта вера разная, у одного покрепче, у другого послабей. Один начинающий человек, ещё путается в трёх соснах, другой уже более или менее прошёл какой-то путь. И каждый идёт со своей скоростью своим путём, но всё равно движется в направлении к Богу, плохо ли бедно, иногда петляет, заблуждается на этом пути.

Некоторые наивные люди меня часто спрашивают о каком-то человеке, который ушёл из Церкви и теперь исповедует другую религию. Я говорю, что это невозможно. Бывает так: мама с папой делают какие-то усилия, ребёнка в церковь водят, как овцу или телёнка. Привели, поставили, постоял, ушёл. Но если человек вкусил благодати Святаго Духа, он никуда не может уйти, потому что нет ничего, что можно сравнить с этим блаженством. Поэтому человек может обижаться на священника, ругаться с женщинами, которые в храме пытаются командовать, он может конфликтовать со своими родичами, но как только он понимает, чего он лишился. Он начинает искать пути назад. Потому что наш препоганейший мiр, исполненный лжи, предательства, всяких мерзостей, ничего не может предложить, кроме суррогатов, такой двойной жизни. На вот, почитай роман. Читаешь, живёшь другой жизнью. Ты знаешь, на вот, музычку послушай всё, выключился из жизни и вкушаешь суррогат. А ещё лучше и проще, и дешевле — ты выпей. И на сердце весело, и недорого. И некоторые так привыкают, что всё взрывают себе и в печени, и в мозгу, и в системе кровоснабжения, и в семейной жизни. Ну, о, выпил! Это же не разовая акция. Как только выпил, потом хочется ещё. И это тоже суррогат, который нуждается в обновлении, но он не даёт блаженства. Потому что блаженство это вещь постоянная, а удовольствие — вещь временная, всё время нуждается в обновлении. «Гол! Гол!» А что потом? А потом давай опять гол, а иначе что? А что тогда орать? Не с чего будет. Тоже вот нуждается в обновлении. Так вот люди и живут. Вот построю баню, а потом сортир. А дальше что? Ну а посажу-ка я две яблони. Ну посадил, первые яблоки через семь лет. И так вот вроде бы и время прошло. И так далее. И так большинство людей даже не знают, зачем живут. А тот, кто вкусил благодати Божией в церкви, никуда не может уйти. Он может только уйти из никуда в другое никуда или в какой-то иной суррогат. А все остальные религии это тоже суррогат, потому что истинная вера только одна веровать во Единого Господа Исуса Христа, и причём Распятого. Святая Церковь сегодняшний замечательнейший день так выделяет, ведь из всех святых только двоих избирает, для того чтоб так праздновать, предварять длинным постом, чтоб мы подготовились, чтоб немножко вкусили их жизни. И вот, апостол Павел своим духовным чадам в городе Коринфе пишет: так некто говорит (2 Кор. 10, 10). Апостол Павел не лишён этого, потому что про него тоже сплетни всякие распускали, и не только бабы, это свойственно и мужчинам. И вот что говорили: «в посланиях он строг и селен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна», такой пусть знает, что, каковы мы на словах в посланиях заочно, таковы и на деле лично (2 Кор. 10, 10‒11) — это он оппонирует своим сплетникам. Дескать, ты говоришь хорошо, рассудительно, мудро, а вот таков ли ты на деле? И он говорит о своих делах: мы не смеем сопоставлять или сравнивать себя с теми, которые сами себя выставляют: они измеряют себя самими собою и сравнивают себя с собою неразумно. А мы не без меры хвалиться будем, но по мере удела, какой назначил нам Бог в такую меру, чтобы достигнуть до вас (2 Кор. 10, 1213). Имеется в виду до сердец слушателей и читателей, которые читают то, что он пишет. Мы не напрягаем себя, как не достигшие до вас, потому что достигли и до вас благовествованием Христовым (2 Кор. 10, 14). И дальше он пишет им: если кто смеет хвалиться чем-либо, то (скажу по неразумию) смею и я. Они Евреи? И я. Израильтяне? И я. Семя Авраамово? И я. Христовы служители? В безумии говорю: я больше (2 Кор. 11, 2123). Почему в безумии? А потому что меру эту знает только Господь, никто не может про себя сказать: «я больше». Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах — его всё время били более в темницах и многократно при смерти(2 Кор. 11, 23) — то есть избивали до смерти прямо. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного (2 Кор. 11, 24) — была форма такая пытки — 39 ударов. Три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл на глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасности на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и изнурении, часто в бдении — то есть и спать некогда — в голоде и в жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? Если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею (2 Кор. 11, 25‒30). Вот те слова, которые он проищнёс, в которых сама суть христианская отражена, потому что сила Божия совершается только в немощи (см. 2 Кор. 12, 9). Когда человек немощен, избит, изранен, голодный, раздет догола, в темноте, в сырости, в болезни, голова болит, ноги болят, спина болит, вокруг люди, что-то им всё от него надо, одному денег, другому — «ты меня исцели», третьему — «помолись», он осознаёт, что только Бог может помочь, и обращается к Спасителю, и Спаситель сразу приходит. И каждый из тех людей, которые пошли за Христом, за Павлом, должны прийти к пониманию, что сами люди сделать ничего не могут. И все эти дела апостола Павла — это попытки выполнить заповеди Божии. Ни один человек заповеди Божии не может выполнить. Почему? По одной простой причине: человек — существо грешное, поэтому выполнить заповеди Божии невозможно. Можно только таким образом, если Сам Господь тебя управит и даст тебе возможность её выполнить. И это великий апостол Павел понял как результат своей жизни. Он был могучий человек могучий ум, прекрасное здоровье, молодость, такая быстрота ума, начитанность. Ну человек, которого можно сравнить с великими людьми, такими как Леонардо или отец Павел Флоренский, или Ломоносов. Величайший человек за что бы ни брался, всё прекрасно. И понимает, что происходит. А ведь большинство людей, не в обиду будет сказано, они как бараны. Даже объяснить ничего нельзя, потому что глазами хлопает, всё равно ничего не понимает, а через 15 минут забыл. И всё по-прежнему. Всё забыл. Самому догадаться до того, к чему пришёл в результате своей молитвы апостол Павел, просто невозможно. А уж чего Господь его споодобил, как он был восхищен, будучи живым земным человеком, до третьего неба и видел и слышал глаголы неизреченные святых Ангелов. То есть он, как преподобный Серафим многажды позже, был внутри Царства Божия. Вот так Господь его наградил. Уж не знаю, он там прикровенно об этом говорит, подробно не распространяется. Ну это и безсмысленно. Человеку, который слушает «Rolling Stones», попробуй объясни, что такое Шёнберг. Ну это невозможно. Ему нечем слушать, нечем понять, он об этом никакого представления не имеет, ему этому надо учиться лет 15, к этому постепенно подходить, идя по стопам музыкальной литературы от какого-нибудь Игоря Фёдоровича Стравинского и кончая серединой ХХ века. Только так. А в духовной жизни ещё сложнее, ещё тоньше, ещё глубже. И вот, великий апостол Павел даёт не только примеры, но и с нами делится. А что же Пётр? Господь Своих учеников собрал и спрашивает их: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали — по разному — одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете меня? Симон же Петр, отвечая сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живого (Мф. 16, 1316). Представляете, простой рыбак, неграмотный совершенно, в жизни никогда не читал Священного Писания. Ходил в синагогу, конечно, и на праздники в Храм, слушал, что другие грамотные люди читали из Священного Писания, а некоторые толковые из них даже это объясняли. Вот всё его рыбацкое образование. И Господь говорит: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 17‒18). И ещё замечательные слова, из-за которых в Средние века стали Петра рисовать на фресках с ключами, образ такой. И многие до сих пор думают, что Пётр стоит на воротах, у него ключи: «Так, проходи» — открывает — «Заходи!» Это образ. Никаких ключей у Петра нет. А что это за ключи? Это вера его в то, что Исус Христос есть Мессия, Спаситель мiра, есть Сын Божий. Вот, кто в это верит, этим живёт, у того в руках ключи. Та вера, которая у нас есть, это данные нам от Бога ключи. Ни один человек веру не купил, не заработал, не узнал из книг. Это он сердцем пришёл. Но ключи эти могут быть ржавенькие, может, какой-то из ключей потерялся, открыть не можем, ходим вокруг да около, и так далее. Но открыть Царство Небесное для себя можно только таким способом. И Господь его за это и похвалил и говорит: что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16, 19). Разрешить или развязать — это синонимы. Нужно развязать на своей душе путы, узы греха. И это можно сделать только с верой в Исуса Христа, когда придёшь к пониманию, что ты никчёмный, бедный, слабенький человечек. Как один современный мудрый человек сказал, каждый человек кузнечик своего счастья. Вот всё зависит от нас. Веру Господь нам дал. Сами мы не можем её ни изобрести, ни к ней прийти. Некоторые люди, далёкие от Бога, считают себя глубоко верующими, потому что многие в этом смысле полные идиоты, они считают себя глубоко верующими так глубоко, что дна не вино, и там, на этом дне тоже ничего не видно. Поэтому они и говорят глубоко. Потому что на самом деле очень мелко. Если прыгнешь, то шею сломаешь точно. «А как Вы пришли к вере?» да это невозможно! Это великая тайна, почему Господь одному умному богатому и начитанному веры не даёт, а другой двух слов связать не может, учился на двойки, а смотришь верит. Потому что вера это видение. Слепой может быть мудрецом или, как Гомер, великим поэтом, а может быть дурак дураком. Вера показывает, что у этого человека с Богом определённые отношения и в его душе Господь увидел поиск и вышел ему навстречу. Это тайна отношений двух существ величайшего во вселенной, Творца Господа Бога и человека, который познал свою собственную немощь, как апостол Павел. И чем больше человек, могущественней, тем ему трудней познать собственную немощь, потому что всякий разум, ум надмевает человека (см. 1 Кор. 8, 1). А большей мерзости перед Богом, чем надмение, превозношение, осуждение, нет вообще. Если человек находится в осуждении, Царства Небесного ему не видать ни на небе, ни в собственном сердце, вообще нигде. Просто человек находится в таком некоем безумии, о котором много говорит апостол Павел в Послании, сейчас нами читанном. Апостолы наши братья, наши учителя. Вот представьте себе, кто-то бы из нас написал бы какой-то сонет. А потом люди бы стали дальше Священное Писание исследовать, писать, создавать кодексы, изучать. И наши бы слова с вами стали бы Священным Писанием. Только мысленно представить, что их устами говорил Сам Бог. Для Бога не важно, умеешь ты читать-писать, не умеешь, Он тебе даст ученика, ты говори, а он за тобой запишет. Автор Священного Писания Сам Бог, а они являются посредниками, такими писарями, хотя их личность в этих словах тоже имела отражение. Но вот наша жизнь с вами это тоже писание о том, как Бог жил в нашей жизни. И в от того, как мы эту книгу с вами напишем каждый свою, зависит то, к чему мы придём в результате, какой у нашей жизни появился смысл. Вот эти два великий человека пришли к пониманию, к прочувствованию, к сложению в собственном сердце самых великий смыслов. Поэтому мы их и прославляем как первоверховных апостолов. Спаси всех Господи! С праздником!











Проповедь 2-я. На сегодняшний праздник читается Послание к Коринфянам святого апостола Павла, а в евангельском чтении приводятся слова апостола Петра. И, вслушиваясь в эти слова, мы познаем, что это были за люди. «Если кто смеет хвалиться чем-либо, то (скажу по неразумию) смею и я. Они Евреи? и я. Израильтяне? и я. Семя Авраамово? и я. Христовы служители? (в безумии говорю) я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? Если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею». Апостол Павел на опыте познал, что сила Божия совершается в немощи. Если человек хочет, чтобы через него творились дела Божии, он обязательно должен отложить свое «я», свою гордыню и предоставить Богу действовать через себя, не мешать Богу действовать. Но человек, как правило, все время говорит: я, я; стремится настаивать на своем мнении, которое по собственной глупости считает правым. Как апостол сказал: «в безумии говорю». Но он сказал о своих заслугах не по тщеславию, а чтобы показать, что если чем и можно хвалиться, то только тем, что принадлежит тебе. На самом же деле те достоинства, которые у нас есть, они не наши. Нас такими Господь создал, это все равно Божие, мы не можем этим хвалиться, а наши есть только наши немощи. И если мы это осознаем, то есть смиримся перед Богом, тогда Господь и сможет через нас действовать. Как происходит действие Божие через человека? В Евангелии об этом говорится: однажды, «придя в страны Кесарии Филипповой, Исус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Исус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах». Петр все оставил в мире, во всем положился на Господа, пошел за Ним, слушал Его слова, веровал им. И даже когда многие из учеников отошли от Господа и Он спрашивал Петра и его друзей: «Не хотите ли и вы отойти?», он сказал: «Господи! к кому нам идти?» Только Ты учишь вечной жизни, а нам ничего, кроме вечной жизни, на этой земле не нужно. Поэтому Господь через Духа Святого и дал возможность Петру исповедовать истинную веру. Сам Отец Небесный его вразумил, что Исус есть Сын Божий. Так же и мы. Если мы все свое упование возложим на Бога, если все свои труды положим на исполнение заповедей Божиих, тогда Господь, как через Петра, будет действовать и через нас. А если мы будем полагаться на собственное разумение, на собственное «я», то любое дело, которое бы мы ни начали, рухнет, потому что все, что стоит на гордости, обязательно рухнет. Тот, кто до неба возносится, тот до ада низвергнется. И кто сам себя превозносит, тот обязательно будет смирен Богом. А тот, кто сам себя смиряет, того Господь вознесет на небеса. Это есть самый главный закон духовной жизни. И дальше Господь это подтверждает: «Я говорю тебе: ты Петр («Петрос» по-гречески значит «камень»), и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. Тогда Исус запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Исус Христос». Почему Он запретил им? Потому что другим еще не дано было познать Господа. Познать, что это не простой человек, а это есть Богочеловек, Сын Божий. Только кому Отец Небесный открыл, тому и разрешено знать. По милости Божией мы тоже уверовали и познали, что Исус Христос есть Сын Божий. И нам нужно свою жизнь так управлять, чтобы ничем не препятствовать Богу действовать среди нас. А для этого всякую свою гордость, самомнение, превозношение нужно обязательно из своей жизни изъять, потому что «Бог гордым противится» и только «смиренным дает благодать». Если мы этого самого главного закона духовной жизни не поймем, то наша жизнь пройдет впустую. Недаром в народе такая пословица возникла: человек предполагает, а Бог располагает. Сидит человек на диване и думает: я вот это сделаю, я вот то сделаю, я, я, я... Ничего у тебя не получится никогда! Сколько уже было на земле благодетелей человечества, говорили: мы всем все сделаем хорошо. А получается только хуже, потому что без Бога ничего никогда не выйдет. Поэтому надо обязательно научиться смирению. Смирение есть животворная сила. На вере, на смирении, на любви Церковь Божия стоит. И врата ада никогда смирения не одолеют. В чем тут дело? Почему смирение так страшно для дьявола? Почему смирение так любо для Бога? Дьявол, прежде чем стать дьяволом, был высшим ангелом, высшим творением Божиим, но возгордился, позавидовал Богу, захотел встать на Его место, вровень с Ним. И как только возгордился, сразу спал с неба, потому что на небесах могут быть отношения только взаимного смирения и любви. Сам Бог имеет это свойство смирение в самой наивысшей степени. Один святой сказал, что смирение есть одеяние Божества. И действительно, мы на собственном жизненном опыте можем изучить, как Господь ведет Себя по отношению к Своим творениям. Вот мы с вами заповеди Божии нарушаем, молимся плохо, в храм ходим не тогда, когда положено, а когда нам приспичит. Посты соблюдаем плохо, живем так, как нам нравится. За наши грехи по закону Божию нас всех надо убить, а Господь нам дает теплую погоду, Господь нас кормит, поит, дает нам жизнь, не отвергает нас от причастия, Господь учит нас уму-разуму. Несмотря на все наше безумное и скверное отношение к Богу, Отцу нашему, Господь смиряется, терпит нас, прощает. Господь любого человека может заставить веровать: взять и в один момент все мозги его переменить. Господь может в одну минуту этот храм сейчас набить до отказа. А через два-три дня Он может вообще все храмы Москвы заполнить до отказа: достаточно маленькому землетрясению, чтобы пара домишек рухнуло, и все придут, будут плакать: Господи, Ты нас прости. За что Ты нас покарал? Это моментально. Вот когда война случилась, сразу все церкви наполнились: детушек наших сохрани, да чтобы их не убило. Для Бога это не составляет никакого труда. Он может и ангелам Своим сказать: ангелы Мои, служители, ну-ка сейчас вот этих лианозовских и бибиревских вытащите сюда на пруд. И среди ночи, в два часа каждого ангел разбудит, скажет: вставай, хватит спать, идем. И каждый пойдет. Еще бы светящееся существо с крылами, с грозным, огненным взором берет за шиворот, стаскивает с постели: ты до каких пор будешь водку пить, матом ругаться, а ну иди молись! И все выйдут, приползут на коленочках: Господи, прости! Но Господь так не делает. Что, у Него ангелов на это нет? Силы нет? Есть. Он одним словом может новую землю создать и новых людей. А почему Господь так не действует? Он не может так действовать по Своему смирению. Потому что это будет насилие над человеком. Он никого не хочет заставлять веровать. Хочешь? Веруй. Хочешь веруй правильно; хочешь веруй неправильно. Хочешь молись, исполняй заповеди Божии; не хочешь пьянствуй. Это твоя воля. Господь нас уважает, уважает нашу волю и никого не хочет заставлять, потому что всякое насилие противно любви. А Господь нас любит, Он хочет, чтобы мы сами сообразили, что хорошо, что плохо; сами бы стали изучать Священное Писание; сами бы стремились к Богу; сами бы стремились к святому причастию; сами бы стремились в храм, сами. Потому что когда в сердце есть любовь к Богу, человек сам и молится, сам и причащается, сам изучает Священное Писание, сам и заповеди Божии исполняет, ему не надо говорить: ты делай это, ты делай то. Это детям надо говорить, пока их учишь, а взрослый человек уже должен сам себя управлять. Вот Господь какое имеет смирение по отношению к нам. Поэтому достигают небес только люди, которые имеют смирение, это главное Божественное свойство. Жизнь и свойства души апостолов Петра и Павла, память которых мы сегодня празднуем, и всех остальных апостолов, память которых празднуется завтра, отличались этим глубоким смирением. Поэтому если мы хотим подражать апостолам, мы должны подражать их смирению. Несмотря на всю их даровитость, несмотря на всю их высоту, видите, апостол Павел как говорит: могу хвалиться только немощами своими. Вот этого, говорит, у меня полно, а все остальное, что у меня есть,– это мне Бог дал, это совсем мне не принадлежит. И Сам Господь все заповеди нам дал в форме пожеланий. Он не говорил: будьте блаженны, будьте кротки, плачьте о своих грехах. Господь никогда так не говорил, Он говорит: «Блаженны плачущие». То есть если ты сам, человек, хочешь блаженствовать, тогда плачь о своих грехах. Он говорит: «Блаженны кроткие». Если ты хочешь быть блаженным, стань кротким – тогда достигнешь Небесного Царства. И только однажды Он призвал прямо: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим». У нас в сердце нет покоя только по одной причине: потому что нет у нас смирения ни перед Богом, ни перед людьми, ни перед нашим крестом, который каждый в жизни несет. Мы всё хотим весь мир переделать под себя, и это есть наивысшее проявление гордости. Господь создал мир видимый и невидимый и в нем определенные иерархии. Одного поставил на одно место, другого на другое. У каждого своя роль. Земляника же не завидует дубу: ты вон какой большой, а я вон какая маленькая! У каждого свое место. Нельзя всех одеть в синие штаны и всем дать по куску сахара, чтобы у всех все было одинаково. Это невозможно, и это не нужно, это грешно, потому что Господь создал именно такую разность. В этой разности наблюдается великая красота и гармония, и в этом высшая справедливость: кому Господь что дал, то и есть. А человеку по гордости не нравится, как Люциферу не нравилось быть на втором месте после Бога. Ему не нравилось, он говорил: это несправедливо, надо, чтобы я был вровень, чтобы было равенство. И не только равенства не заработал, а низвергся с неба вниз. Так и человек. Смотрит: этот не там, тот плохой, этот делает не так, надо вот так и начинает все переиначивать. И что в результате? В результате теряет все, что имел, в результате все переворачивает, и от этого только горе, слезы и кровь, больше ничего не бывает. Но дух гордости так распространяется, что всё новые и новые люди, рождающиеся на земле, хотят всё переделать: река не туда течет, надо ее в обратную сторону. Господь хочет, чтобы она вот так текла, нет, нам надо по-своему. Вот такое устроение: надо все переменять кто был ничем, чтобы, значит, всем стал, чтобы все наоборот. Однажды кто-то в присутствии Макария Оптинского посетовал, что вот, мол, все беды русских от того, что кругом одни дураки: смотришь, что ни начальник, то дурак, и все из-за этого плохо идет. А Макарий говорит: нет, кабы так, это было бы неплохо; очень много умных, вот в чем беда. Каждый знает, как надо, и каждый старается по своему разумению делать. Этот говорит: туда иди; другой говорит: нет, вот туда. Туда, туда, туда... А дело стоит. Вместо того чтобы работать, все только говорят, что надо делать, а никто не делает. Вот в этом-то вся и беда. Апостол Павел как нас учил: «Оставайся в том звании, в котором призван». Тебя Господь поставил поваром вот и трудись на своем месте, старайся, чтобы все было честно, чтобы все было вкусно, чтобы все было доброкачественно. Господь тебе дал детей вот на этом поприще и старайся, трудись, делай как можно лучше на своем месте. И если бы каждый человек так к этому подходил, то все бы у нас расцветало. Надо то, что тебе Богом поручено, делать, все время трудиться, созидать. Вот апостолы Петр, Павел они не пытались переустроить Римскую империю, они никому ничего не указывали, где кто должен над чем трудиться. Они занимались только созиданием Церкви, созиданием сердца человека, учили человека, как смиряться, учили человека духовной жизни. И в результате что? Прошло триста лет, и вся колоссальная империя, которая простиралась от Британских островов до середины Африки, огромнейшая страна, перевернулась ко Христу. Вся. Они палец о палец не ударили, чтобы императора поменять или еще что-то, а все развернулось к Богу, вся империя, все народы пришли ко Христу, стали храмы строить, стали заповеди Божии исполнять, стали креститься, стали друг к другу относиться по-человечески, и многое жуткое, бесчеловечное, что было в Римской империи, отошло в прошлое. Мы и сейчас с ужасом читаем и думаем: какие же жестокости тогда были, как же люди могли до такого осатанения доходить! Вот и в наше время, что ни день, то приносит нам весть о каких-то страшных жестокостях, которые крещеные люди друг с другом совершают: то самым страшным образом друг друга убивают, то матери детей бросают. Какието жуткие вещи. Думаешь: ну как же так, не такой был наш народ, во что же он превратился? С чего это? Все от гордости. Потому что гордость ослепляет человека, она не дает ему видеть Бога, она не дает ему видеть собственный грех. Почему человек, глядя на себя, не ужасается? Потому что гордость его ослепляет. Каждому кажется, что он очень хороший. Он смотрит и собой только любуется: дескать, я, мол, хороший, а вокруг, в автобусе, в магазине, в поликлинике, все плохие. Ну, еще сынок мой хороший, а уж остальные это последняя дрянь. Так и говорят: какой пошел народ ужасный! С этим говоришь он хороший, а все дряни. С другим поговоришь опять он хороший, а остальные одна дрянь. Этот про этого говорит, а тот про того. Получается, что осталась одна последняя только дрянь. А ведь это же не так, людей-то хороших еще много: и тружеников много, и смиренных много, и кротких много, и терпеливых еще много, слава Богу. На них-то мир и стоит. Значит, это все неправда, дьявольская ложь. Поэтому надо стараться святым апостолам подражать в смирении. Вот тогда мы сможем достигнуть порядка сперва в собственной душе, потом в собственной семье, потом на том месте, где мы трудимся. И вокруг нас начнет все созидаться, как вокруг апостолов. Вот апостол Павел был один, а сколько он людей обратил к Богу, сколько Церквей основал, скольких спас от греха. Так же и мы можем. Но если мы будем гордиться, если мы будем своим способностям или своим каким-то дарованиям приписывать то, что Бог делает, то ничего у нас не получится. И очень часто мы это наблюдаем: вот говорим что-то человеку, объясняем ему, рассказываем, а он не слушает, все как об стену горох. Потому что мы это делаем с гордостью. А когда с гордостью, то Дух Святой отходит от нас, вот эта сила Божия, поэтому человек нас и не слушает. А если со смирением, с любовью, с кротостью, тогда Дух Святой будет нам помогать, тогда Он Сам будет обращать человека. Поэтому будем молить Господа, чтобы помимо крепкой веры, которую имели святые апостолы, помимо такой любви друг ко другу и ко всем, какая была у них, чтобы Господь нам послал такое же смирение, какое даровал святым апостолам. Аминь.
Tags: Нижний храм, духовные наставления, святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author