petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Синаксарь: Жития святых на 2 июля (19 июня)

Автор: иеромонах Макарий Симонопетрский

Память святого апостола Иуды, брата Господня. (Слева: святой апостол Иуда. Церковь Св. Николая Орфанос в Салониках. XIV в.) Святой апостол Иуда был братом Иакова, Иосии и Симона и сыном св. Иосифа от первого брака (см.: Мф. 13: 55), поэтому его называли братом Господним. (Евангелист Лука в Лк. 6: 16 упоминает его в числе двенадцати апостолов и называет Иудой Иаковлевым, т. е. братом или сыном Иакова. Евангелист Матфей в Мф. 10: 3 среди двенадцати называет Фаддея, а не Иуду, «брата Господня». Поэтому апостола Иуду иногда смешивают с апостолом Фаддеем [21 авг.], который проповедовал в Едессе.) Св. Иуда был одним из двенадцати апостолов и следовал за Христом, когда Он проповедовал в Галилее и Иудее. Во время Тайной Вечери он спросил у Христа: Господи! Что это, что Ты хочешь явить Себя нам, а не миру? Иисус сказал ему в ответ: кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14:22–23). После Пятидесятницы, получив дар Духа Святого и воспламенившись божественным рвением, св. Иуда проповедовал Евангелие вплоть до Месопотамии. Своим словом он просвещал души, а молитвой исцелял тела, свидетельствуя о том, что с ним поистине сила Божия. В своих странствиях он достиг Армении и горы Арарат, где язычники повесили его и пронзили стрелами. Так св. Иуда стяжал славный мученический венец. Послание апостола Иуды было очень рано включено в число канонических книг Священного Писания. В нем он обличает лжеучителей и еретиков, приходящих на собрания христиан и распространяющих среди них заблуждения. По словам апостола, их развращенная жизнь – лучшее свидетельство ложности их учений. Господь покарает лжеучителей за это, а христиане должны сопротивляться им, основываясь на истинной вере, раз и навсегда данной им апостолами. Следуя этим наставлениям, молясь в Святом Духе и храня любовь в Церкви, христиане смогут получить благодать Господа нашего Иисуса Христа и жизнь вечную. У апостола Иуды и его жены Марии были дети, и таким образом родословие Господа не пресеклось. Известно, что император Домициан (96) желал уничтожить всех потомков царя Давида, чтобы иудеи не могли больше надеяться на пришествие Мессии. Поэтому по доносу еретиков он приказал арестовать двух внуков апостола Иуды. Император спросил их, какое имущество им принадлежит, и они отвечали, что владеют неболыиим участком земли, который возделывают сами. В доказательство этих слов внуки апостола показали свои натруженные мозолистые руки. Тогда император стал спрашивать их о Христе и Его Царстве. Они отвечали, что это Царство не от мира сего, но Небесное и что в конце времен Христос снова явится во славе, воссядет на престоле и будет судить живых и мертвых. Домициан успокоился и отпустил их на свободу, и даже прекратил гонения. Эти святые, почитаемые христианами как мученики и родственники Господа, пользовались болыиим авторитетом в древней Церкви, впрочем, не превышавшим власти епископов, рукоположенных апостолами. Они дожили до царствования Траяна. Эту историю вслед за Егезиппом приводит Евсевий Кесарийский. См.: Церковная История. III, 20. Память святителя Иова, патриарха Московского и всея России. Свт. Иов родился ок. 1530 г. в благочестивой купеческой семье из гор. Старицы, в Тверской земле. Он получил начальное образование в Успенском монастыре родного города и здесь же принял монашеский постриг. В течение многих лет он являл пример монашеской жизни и особенно отличался благочестием и способностью читать по памяти многочисленные молитвы и отрывки из Священного Писания. В 1559 г. Успенский монастырь посетил царь Иван IV Грозный. Он отметил образованность и способности молодого монаха. Через некоторое время свт. Иов был избран игуменом монастыря и вскоре вызван в Москву, где его поставили во главе Симонова (1571), а затем Новоспасского монастырей (1575). В этой должности свт. Иов участвовал в нескольких поместных соборах Русской Церкви, прежде всего в Соборе 1580 г., принявшем постановления о монастырском землевладении. Сам святой всю жизнь провел в крайней бедности, щедро раздавая деньги нуждающимся, так что после его смерти в келье нашли только пятнадцать рублей, одежду и несколько икон. Свт. Иов отличался кротостью и благочестием. Пребывая в непрестанной молитве, он ежедневно служил Божественную литургию. В 1582 г. свт. Иов был рукоположен в епископа Коломенского, пятью годами позже переведен в Ростов, а 11 декабря 1587 г. был наименован митрополитом Московским. В 1580-е гг. Иван IV получил царский титул и Россия окончательно превратилась в единственную христианскую империю, сменившую Византийскую. После этого началось обсуждение вопроса о даровании Русской Церкви патриаршества. Константинопольский патриарх Иеремия II приехал в Москву в 1588 г., и по окончании переговоров, которые вел Борис Годунов, царь объявил о том, что Константинопольская Церковь даровала согласие на учреждение Московской Патриархии. Собор Русской Церкви представил трех кандидатов царю Федору Иоанновичу, который остановил свой выбор на свт. Иове. Двадцать шестого января 1589 г. была совершена интронизация, во время которой патриарх Иеремия поднял Евангелие над головой свт. Иова и молился о том, чтобы он стал неугасимым светильником веры. Затем они вместе отслужили Божественную литургию. (Во время Соборов 1590 и 1593 гг. восточные патриархи признали учреждение Московского Патриархата и закрепили за ним пятое место в иерархии автокефальных Церквей.) Вскоре после этого свт. Иов сделал митрополиями Новгородскую, Казанскую, Ростовскую и Сарайскую епархии. (Епископы Вологодский, Суздальский, Нижегородский, Рязанский, Тверской и Смоленский были возведены в сан архиепископов. Кроме того, были учреждены епархии Псковская, Карельская и Астраханская.) Он старался укрепить духовно-нравственное состояние священнослужителей, радел о поддержании в храмах благочиния. Несмотря на трудности и отсутствие учителей, он приложил много усилий для совершенствования образования, исправлял богослужебные книги и впервые начал издавать их печатным способом, даже в голодные годы. На землях Сибири и Дальнего Востока, только что присоединенных к России, патриарх основывал монастыри. Их миссия состояла в проповеди Евангелия среди местных жителей, многие из которых желали принять крещение. Свт. Иову приписывают решающую роль в христианизации Сибири. Он основал более десятка монастырей, и каждый год его патриаршества был отмечен строительством новой церкви в Москве. Он также много сделал для утверждения почитания русских святых, продолжая дело свт. Макария, митрополита Московского [30 дек.]. По смерти царя Федора Иоанновича (1598) свт. Иов оказал поддержку в восшествии на престол Борису Годунову (впервые в истории Русской Церкви патриарх в Успенском Соборе венчал на царство Бориса Годунова), брату царицы Ирины, отказавшейся от власти и удалившейся в монастырь. Патриарх сделал всё возможное, чтобы вернуть в состав России юго-восточные земли, отпавшие при Лжедимитрии (см. статью о свт. Ермогене под 17 февраля ст. ст.). По смерти Бориса (1605) самозванец захватил московский престол и потребовал низложения святого патриарха. Когда Лжедимитрий вошел в Москву, патриарх был обвинен в отравлении царей Иоанна IV и Федора Иоанновича. Свт. Иов с амвона обличал самозванца и истинных цареубийц. Страдая вместе со страждущей страной, он проводил всё время, молясь в Успенском соборе. Однажды, когда патриарх служил Божественную литургию, слуги Лжедимитрия ворвались в собор. Они оттолкнули предстоятеля от престола и разорвали его облачения. Свт. Иов отбросил их и припал к Владимирской иконе Божией Матери. Возложив на нее свою панагию, полученную от патриарха Константинопольского девятнадцать лет назад, он молил Пресвятую Богородицу сохранить Православную Церковь. Мятежники схватили старца и грубо поволокли по улицам. Затем его облачили в простую черную рясу и сослали в тот монастырь в Старице, где он принял постриг. Мятежники пытались добиться от свт. Иова согласия на то, чтобы его место занял архиепископ Рязанский Игнатий, но патриарх наотрез отказался таким образом давать им какие-либо ручательства. После низложения Лжедимитрия и избрания на царство Василия Шуйского русские епископы созвали Собор и просили свт. Иова вернуться на патриарший престол и венчать нового царя. Но патриарх к этому времени уже почти ослеп. Он назначил своим преемником свт. Ермогена [17 фев.]. Однако на этом бедствия не кончились, а только усугубились из-за интриг поляков и несогласия между русскими князьями и боярами. Патриарх Ермоген и царь желали дать народу возможность принести покаяние и призвали свт. Иова в Москву. Святой старец прибыл в столицу. Четырнадцатого февраля 1607 г. он вышел к народу в простом монашеском облачении и даровал всем прощение за нанесенные ему оскорбления, а также разрешение от тягчайшего греха – преступления против клятвы в верности законному правителю. Вернувшись в Старицу, свт. Иов через четыре месяца мирно отошел ко Господу (19 ин. 1607). В 1652 г. его святые мощи были взяты из Старицкого монастыря и перенесены в Успенский собор в Москве. Они источали Небесное благоухание и впоследствии стали источником многочисленных исцелений. Память святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского. (Он был прославлен Синодом Русской Православной Церкви Заграницей в 1994 г.) Блж. святитель Иоанн (Максимович) родился в 1896 г. в деревне Адамовка Харьковской губернии в дворянской семье. При крещении он был наречен Михаилом. Будущий архиепископ учился сначала в военном училище в Полтаве, затем на юридическом факультете Харьковского университета. Революция и последовавшее за ней крушение Российской империи убедили его в тщете всего земного и слабости человеческих сил. Михаил решил отречься от мирской суеты и целиком посвятить себя служению Богу. Во время гражданской войны (1921) семья Максимовичей бежала в Белград. Здесь Михаил завершил богословское образование и поступил в Милковский монастырь, где подвизалась община из двадцати сербских и русских монахов, полностью соблюдавших правила иноческой жизни. В 1926 г. митрополит Антоний Храповицкий (1863–1936), один из самых видных русских иерархов, уехавших в эмиграцию во время революционных потрясений, постриг его в монахи с именем Иоанн, в честь св. Иоанна Тобольского [10 ин.], его родственника. Вскоре молодого монаха сделали наставником и преподавателем в Сербской семинарии в Битоле. Его подвижническая жизнь и отеческая заботливость оказывали сильное воздействие на учащихся. Обойдя студенческие спальни, свт. Иоанн проводил ночь в молитве, после которой позволял себе отдохнуть всего час или два сидя или простершись на полу перед иконами. Впоследствии он сам признавался, что после принятия пострига никогда не спал лежа. Он вкушал пищу только раз в день, незадолго до полуночи. Во время Великого поста свт. Иоанн питался только освященным хлебом, а в первую и последнюю недели вовсе воздерживался от пищи. Начиная с четверга, он готовился к предстоящей в воскресенье Божественной литургии и почти ничего не ел. Когда он читал молитвы, казалось, что он обращается к стоящим рядом Христу или святым, а когда выходил из алтаря, всё его лицо сияло. Возглавлявший епархию свт. Николай Велимирович [6 мар.] часто посещал свт. Иоанна и говорил: «Это Ангел Божий в человеческом облике». Свт. Иоанн был в самых теплых отношениях и с другим святым нашего времени, о. Иустином Поповичем [25 мар.], своим коллегой по семинарии. В 1934 г. Иоанн против своей воли был рукоположен в епископа и отправлен в Шанхай, где целиком посвятил себя поддержке и утешению многочисленных русских эмигрантов. Он начал с того, что примирил православных разных национальностей, разделенных спорами о юрисдикции, и организовал помощь наиболее бедным. В любую погоду он сам обходил улицы и собирал больных детей и сирот, как русских, так и китайцев. Епископ основал сиротский приют, святым покровителем которого избрал св. Тихона Задонского. Вначале в нем было всего восемь детей, но потом их число возросло до трех тысяч пятисот. Несмотря на многочисленные обязанности пастыря, святитель не только продолжал, но и умножал подвижнические труды и ежедневно служил Божественную литургию. У него появились язвы на ногах, но он отказывался от операции. Когда епископ наконец уступил настояниям прихожан и пошел на операцию, он в тот же вечер вернулся в храм и служил всенощную в канун Крестовоздвижения. Святой довольствовался самой скромной одеждой, а из обуви носил только легкие сандалии. Впрочем, и их он нередко отдавал кому-нибудь из бедных и тогда приходил на богослужение с босыми ногами, что многих приводило в смущение. Служа Господу в таких же подвигах и такой же строгости, как древние отцы, свт. Иоанн получил дар прозорливости, которым пользовался с большой мудростью для наставления и спасения душ. Бо́льшую часть времени он отдавал посещению больных. Он приносил им Святое Причастие, и присутствие Божие давало им утешение. Свт. Иоанн не чуждался ни заключенных, ни душевнобольных, которые принимали его спокойно и радостно, внимательно слушая проповеди епископа. Во время японской оккупации, когда существование русской колонии в Шанхае постоянно находилось под угрозой, свт. Иоанн с риском для жизни руководил ею и продолжал посещать духовных чад, даже среди ночи, в самых опасных кварталах. С приходом коммунистов в 1949 г. пять тысяч русских эмигрантов были эвакуированы из Шанхая на один из Филиппинских островов, часто страдавший от тайфунов. За двадцать семь месяцев пребывания русских беженцев на Филиппинах их лагерь, защищаемый молитвами пастыря, не пострадал. Вскоре после отъезда большинства из них страшный тайфун полностью разрушил лагерь. Неутомимый пастырь сумел добиться от властей в Вашингтоне разрешения на въезд в США для своих чад. Свт. Иоанн, по-прежнему живя в крайней скудости, взял на себя заботу об их обустройстве. Через два года он был возведен в архиепископа Русской Православной Церкви Заграницей. Вначале его резиденцией был Париж, затем – Брюссель. Одной из самых насущных проблем было примирение между русскими православными, разделенными на три юрисдикции. Свт. Иоанн не ограничивался пастырским окормлением русских эмигрантов, но проявлял живой интерес к делу восстановления Православия на Западе и весьма почитал западных святых, живших до схизмы 1054 г.: он приложил немало усилий к тому, чтобы восстановить их литургическое поминовение. Как в Китае, так и в Европе, а впоследствии и в США, блаженный продолжал руководствоваться в своих действиях только Божественными заповедями, невзирая на условности общественных правил. Одни критиковали его за это, другие с восхищением называли Христа ради юродивым нашего времени. Однажды один католический священник, желая показать своим прихожанам, что святость есть не только в прошлом, воскликнул в проповеди: «Вот и сейчас на улицах Парижа можно встретить святого Иоанна Босоногого!» Свт. Иоанн ни в чем не умалял своих подвижнических трудов, тщательно вычитывал в предписанные часы все чинопоследования, даже на перроне вокзала, и ежедневно служил Божественную литургию, поминая тысячи имен духовных чад. Неоднократно прихожане видели его парящим над землей в окружении сияния. Свт. Иоанн имел обыкновение повторять: «У меня слишком много работы, чтобы не молиться», метко определяя соединение подвижнических трудов с пастырской деятельностью. В 1962 г. он был срочно командирован в Сан-Франциско для восстановления мира в русской общине, разделившейся из-за вопроса о строительстве собора. Свт. Иоанн безропотно выносил клевету, никогда не осуждая других и не теряя душевного равновесия. Вопреки церковным установлениям, он даже приходил в гражданский суд, чтобы отвечать по возведенному на него обвинению в растрате казенных денег. Свт. Иоанн с безусловной строгостью относился ко всему, что касалось нравственности его прихожан и сохранения церковных традиций, но он щедро распространял божественную любовь на всех, кто приходил к нему, и всегда относился с особой веселой заботливостью к детям. Свт. Иоанну был известен день его ухода из земного мира задолго до смерти. Он отошел ко Господу 19 июня (2 июля по гражданскому календарю) 1966 г. в Сиэтле, после того как отслужил Божественную литургию и в течение трех часов молился в алтаре. Его похороны в соборе Сан-Франциско были торжеством примирения между православными. Из тысяч людей, приходивших почтить святые мощи, многие заметили, что на них не было никаких признаков тления и от них исходило чудесное благоухание. Впоследствии блаженный иерарх неоднократно являл свое небесное заступничество христианам всех юрисдикций, призывавшим его на помощь. Память преподобного Варлаама Важского, Шенкурского. Прп. Варлаам, в миру Василий Степанович Своеземцев, жил в XV в. и происходил из старинного новгородского боярского рода. Возглавляя городское управление, он просвещал народ наставлениями в евангельской вере, строил многочисленные церкви и способствовал проповеди Евангелия среди языческих племен Севера, с которыми Новгород имел торговые связи. От отца Василий Степанович унаследовал обширные земли нар. Ваге в Архангельской земле, где жили кочевые племена. Там он тоже смог обратить язычников и приучить к оседлой жизни в построенном им городе на берегу р. Пинеги. В этом городе он оставил своего управляющего, а сам постоянно жил в Новгороде. В 1446 г. вместе с другими боярами Василий Степанович отправился в Москву для избрания Новгородского архиепископа Евфимия и для заключения мирного договора с Великим князем Василием Васильевичем. Когда между соперничавшими городами был заключен мир, святой оставил должность и удалился в свои владения на Ваге и Пинеге (1456). Следуя Божественному откровению, он основал в пятнадцати верстах от гор. Шенкурска монастырь, посвященный св. Иоанну Богослову, и принял постриг. Кроме того, он построил в обители три церкви. Варлаам исполнял все монашеские послушания и служил братиям как самый последний из рабов. Прп. Варлаам отошел ко Господу 19 июня 1467 г. В 1552 г. его мощи были обретены нетленными, и впоследствии от них произошло множество чудес. Его почитание установлено митрополитом Новгородским Киприаном в 1631 г. Память святого мученика Зосимы. Св. Зосима служил в римской армии в окрестностях Созополя в Писидии, на юго-востоке Малой Азии, при императоре Траяне (98). Осененный благодатью, он принял святое крещение и отказался от военной службы, предполагавшей обязательное поклонение идолам. В те времена жестокий правитель Антиохии Писидийской Домициан начал гонения против христиан. Зосима исповедал веру во Христа, не страшась преследований. Когда Домициан приехал из Созополя в Аполлонию, ему донесли об обращении Зосимы и об успехе, который имела его проповедь. Домициан велел немедленно его задержать и представить перед судом. На вопросы правителя мужественный Зосима отвечал, что оставил земное воинство для того, чтобы служить Царю Небесному, и что отныне ничто не сможет заставить его отречься от любви ко Христу. Поскольку св. Зосима отказался принести жертвы идолам, Домициан на следующий день приказал подвергнуть его безжалостному бичеванию. Святой молил Христа даровать ему стойкость в страданиях. Тогда с небес раздался голос: «Будь мужествен, Зосима, Я с тобой!» Домициан приказал растянуть мученика между четырьмя колышками и снова бичевать. Видя сверхъестественную стойкость святого, многие из помощников Домициана уверовали во Христа. Тогда тиран решил ускорить его смерть и приказал бросить Зосиму обнаженным на раскаленное железное ложе. Но Ангелы защитили мученика. После этого многие свидетели чуда обратились в христианство. Домициан должен был отправляться в Команы. Он приказал прибить сандалии гвоздями к ногам мученика, привязал его к своей упряжи и тащил за собой. Так св. Зосима шел за ним три дня без всякой пищи. Тогда ему явились два Ангела в образе маленьких детей, поднесли хлеба и воды и утешали его. Когда они прибыли в город, мученик вновь был приведен на суд. Он проявил ту же решимость, ему разорвали бока и прижигали раны горящими факелами. Наконец мученику вынесли смертный приговор. Он был обезглавлен и стяжал победный венец, обетованный на Небесах мужественным воинам Христовым. Его святые мощи почитаются в Команах. Впоследствии от них произошло множество чудесных исцелений. Память преподобного Зинона, почившего в мире (Св. Никодим отождествил эту память с памятью ученика аввы Силуана, который не упоминается в «Синаксаре Константинопольской Церкви». Авва Силуан сначала подвизался в Скитской пустыне, затем в 380 г. поселился на Синае с двенадцатью учениками, в числе которых были прп. Зинон, Марк, Захария и Нетра, будущий епископ Фаранский. После смерти прп. Марка они ушли оттуда и поселились около Газы в Палестине.) Прп. Зинон, вероятно, жил в ІV–V вв. Он отрекся от мирской суеты и стал учеником прп. Силуана – одного из величайших отцов Скитской пустыни. С самого начала монашеской жизни он взял себе за правило ни от кого не принимать чего бы то ни было. Но одних посетителей огорчало, что старец не принял принесенные ими дары, других – что он ничего не дал им на память. Тогда он решил брать всё, что ему приносили в дар, и отдавать это другим, хотевшим получить что-то от него. Так он обрел покой и исполнил желания своих посетителей (см.: Изречения отцов-пустынников. Об авве Зиноне. 2). Однажды, идя в Палестину, прп. Зинон утомился и сел отдохнуть под побегами огурцов. Ему пришел в голову помысел съесть огурец, но он сказал себе: «Воров ждет кара. А ты можешь вынести кару?» Тогда он встал и пять дней стоял под палящим солнцем. Когда солнце совсем сожгло его кожу, он произнес: «Раз ты не можешь вынести наказания, тогда не воруй и не ешь» (Изречения отцов-пустынников. Об авве Зиноне. 6).  другой раз он сказал: «Если кто-то хочет, чтобы Господь скоро услышал его молитву, то он должен прежде всего встать, обратиться к Богу и от всего сердца молиться за своих врагов. Тогда Господь услышит всё, о чем он ни попросит» (Изречения отцов-пустынников. Об авве Зиноне.7). Подвижническими трудами и совершенным отречением от собственной воли он приобрел благодать творить знамения и чудеса и изгонять бесов. Прп. Зинон мирно почил в Господе в возрасте шестидесяти двух лет. Память преподобного Паисия Великого (Слева: преподобный Паисий Великий. Монастырь Св. Неофита на Кипре. XII в. Здесь мы излагаем вкратце греческое «Житие», приписываемое прп. Иоанну Колову [9 н.].) Прп. Паисий жил в IV–начале V в. Он был младшим из семерых детей в большой семье. После явления Ангела мать решила посвятить мальчика Господу. Достигнув совершеннолетия, он удалился в Нитрийскую пустыню к авве Памво [18 ил.], который постриг его в монахи. Прп. Паисий подчинялся духовному отцу как Самому Богу и быстро возрастал на пути подвижнических трудов. Однажды авва Памво решил его испытать. Он приказал Паисию ходить с опущенной головой и никогда не смотреть никому в глаза. Прп. Паисий три года ходил с глазами, вперенными в землю, духом погруженный в молитву, постоянно повторяя устами слова Священного Писания, которые были для него слаще меда. После смерти аввы Памво Паисий жил с прп. Иоанном Коловом [9 н.] в одной келье. Они имели одни и те же духовные устремления и вели одинаковую подвижническую жизнь. Тем не менее через некоторое время прп. Паисий, всецело стремясь к более высокому совершенству, начал поститься в течение всей недели и вкушал только немного хлеба с солью по субботам. Затем он стал поститься по две недели кряду. Его охватило страстное желание уединиться, дабы пребывать с единым Богом. Оба подвижника молились, чтобы Господь указал им, угодно ли Ему это желание. В ответ на их молитву явился Ангел и повелел прп. Иоанну оставаться в этом месте, чтобы вести по пути добродетели тех, кто к нему придет, а прп. Паисию предписал удалиться в западную часть Скитской пустыни. Паисий пришел в место, указанное Ангелом, высек в скале пещеру и предался молитве с таким усердием, что нередко ему являлся Сам Христос и свидетельствовал о Своей милости. Господь открыл преподобному, что эта пустыня скоро наполнится подвижниками, которые придут к нему, чтобы вести подобный образ жизни. Кроме того, Господь обещал позаботиться об их земных нуждах и защитить от диавольских козней. Прп. Паисий мужественно сопротивлялся искушениям. Когда к нему пришел богатый египтянин и предложил крупную сумму денег, святой понял, что это – бесовская западня, которая лишит его добродетели евангельской бедности. Тогда он, не колеблясь, отказался от пожертвования. Однажды во время молитвы прп. Паисий был восхищен в рай, в лоно церкви первенцев (Евр. 12: 23), и получил особую благодать: он мог совсем обходиться без пищи. Единственным источником жизни было для него Святое Причастие, которое он получал каждое воскресенье. Так святой прожил семьдесят лет, до конца своих дней, не чувствуя голода, ибо его укрепляла Божественная благодать. Сияние святости прп. Паисия распространялось всё дальше и дальше. Многие миряне и монахи приходили, желая присоединиться к нему, подобно пчелам, собирающимся в улье, чтобы насладиться духовным медом наставлений подвижника. Наделенный высшей мудростью, святой дозволял одним сразу же приступить к отшельнической жизни, другим советовал жить в общине, в послушании и подчинении, – каждому в соответствии с его возможностями. Однако всем давал одну совершенную заповедь: ничего не делать по собственной воле, но во всём действовать в соответствии с волей духовного отца. Дав наставления первым ученикам, прп. Паисий удалился на три года во внутреннюю пустыню. Там он жил в пещере, привязав свои длинные волосы к поставленному повыше шесту, так что должен был всё время стоять на ногах. В ответ на новое превышение возможностей человеческой природы Христос явился ему во славе и обещал даровать прощение всякому грешнику, о котором попросит служитель Божий. Так вскоре прп. Паисий смог спасти из ада душу одного нерадивого монаха, о котором пришел молить его духовный отец. Прп. Паисий всегда стремился уйти подальше от людей, но Господь повелел ему вернуться во «внешнюю пустыню», Нитрию, чтобы наставлять братий. Христос обещал ему за это двойную награду и сказал: «Тот, кто подвизается в одиночестве, – Мой служитель, а тот, кто служит другим наставлениями,– Мой сын и Мой наследник». Когда до Нитрийских монахов дошла весть о скором приходе прп. Паисия, они поспешно вышли ему навстречу. Среди них был и прп. Иоанн Колов, его прежний сподвижник. Постучав в дверь кельи Паисия, Иоанн услышал, как тот беседует с неким таинственным посетителем. Войдя, св. Иоанн с изумлением увидел, что старец в келье один. Тогда прп. Паисий объяснил, что это был св. Константин Великий, который по Божию повелению пришел свидетельствовать о том восхищении, с которым он относился к монахам. Св. Константин сказал, что даже он не стяжал на Небе такой славы и такой близости к Господу и сожалеет о том, что не оставил пурпур ради простой иноческой рясы. Авва Пимен [27 авг.], бывший тогда еще молодым, тоже пришел посетить человека Божия вместе с прп. Павлом Фивейским [15 ян. согласно греческому «Житию», прп. Паисий был современником первых египетских монахов; восточные источники относят его к третьему поколению скитских отцов, что более вероятно], другом прп. Паисия, но его внезапно охватил страх и он не решался переступить порог кельи. Прп. Паисий догадался, что юноша стоит за дверью, ввел его внутрь, нежно обнял и предсказал, что Пимен станет светильником пустыни и многим откроет путь ко спасению. Сам прп. Паисий жил уединенно, а его ученики создали в окрестностях нечто вроде сообщества отшельников. Будучи закаленным в духовной брани, он рассеивал их заблуждения, призывал к покаянию и помогал различать искушения, приходящие от бесов, и дурные мысли, внушенные их собственными страстями. Однажды силой молитвы он связал беса и помешал ему искушать тех братьев, которые были еще слишком слабы, чтобы вступить с ним в сражение. В другой раз святой пригрозил лукавому, и тот признался, что не нападает на начинающих, ибо их защищает Божественная благодать и их собственное рвение, но он терпеливо дожидается того времени, когда они начнут предаваться небрежению, и тогда легко уловляет их в свои сети. Когда старца спросили, какую из добродетелей он считает большей, он отвечал: «Ту, которая совершается втайне». Другому брату, который задал тот же вопрос, прп. Паисий сказал: «Наибольшая из добродетелей – следовать совету другого, а не собственной воле». Сам же он, живя среди братий, ни в чем не открывал своего образа жизни, и если какой-либо из его подвигов становился известен, он тотчас оставлял его, чтобы избежать похвалы от людей. Однажды, когда преподобный молился в своей келье, ему явился Христос в сопровождении двух Ангелов. Святой, подобно праотцу Аврааму, омыл Ему ноги. Господь благословил его и сказал: «Мир тебе, Мой избранный служитель!» Один из учеников прп. Паисия отказался выпить ту воду, которой были омыты ноги Господа. Тогда прп. Паисий отправил его на могилу трех святых, обладавших даром пророчества. Один из них воскрес и призвал монаха к безоговорочному послушанию. Ученик горько раскаялся в непослушании, лишившем его великой благодати. Достигнув преклонного возраста, прп. Паисий пришел к авве Павлу, и они некоторое время провели в совместном молитвенном подвиге. Словно новоначальный, святой подвижник предложил старцу вступить с ним в соревнование, чтобы беспрерывно восходить в молитве всё выше, настолько, насколько Господь даст им силы. Затем, вернувшись в свою пустыню, он почил в мире, поселившись в обителях праведных немного раньше прп. Павла. По преданию, когда авва Исидор узнал о кончине прп. Паисия, он пришел взять его святые мощи, чтобы перенести в Писидию. Но его корабль, проплывая мимо места погребения прп. Павла, остановился. Тогда один прозорливый монах объяснил это знамение Божие: оно означало, что нужно взять на корабль и мощи прп. Павла. Так два подвижника оказались вместе и после смерти. Святые мощи погребли в одном из писидийских монастырей, где от них произошло множество чудес. Других свидетельств о почитании этих великих египетских подвижников в Писидии не имеется. Память преподобного Паисия Хиландарского. (Почитание прп. Паисия быстро распространилось по всей Болгарии, нередко приобретая заметный политический и патриотический оттенок. Его память была внесена в Месяцеслов Болгарской Православной Церкви в 1964 г.) Прп. Паисий родился в 1722 г. в гор. Самокове, на юго-западе Болгарии, и получил там начальное образование, насколько это было возможно в трудных условиях турецкого ига. В 1745 г. он стал монахом в Хиландарском монастыре на Афоне, где игуменом был его брат Лаврентий. Проводя богоугодную жизнь, преподобный осознавал, насколько плачевно то состояние, в котором пребывают болгарские христиане, доведенные до готовности отречься от своего прошлого и национальных традиций. В личной библиотеке он начал собирать сведения по истории болгарского народа. Вскоре прп. Паисий принял священный сан и стал одним из управляющих монастырем. Он оказался вовлечен в разногласия, возникшие между монахами из-за вопроса о том, следует ли платить туркам недоимки по налогам. Тогда он оставил Хиландарский монастырь и был принят в болгарскую Зографскую обитель, где с усердием продолжил исторические изыскания. В 1762 г. прп. Паисий завершил труд под названием «История царей и святых Болгарии». В нем он подчеркивал важность знания истории и с воодушевлением рассказывал доступным языком о героях своего народа, зажегших в Болгарии свет Православия. Несмотря на хрупкое здоровье, святой многие годы путешествовал, посещая подворья афонских монастырей на Балканах. Он использовал эту возможность для наставления народа, жившего в тяжелейших условиях турецкого ига, и для дополнения своей «Истории». Во время одной из этих поездок он побывал в болгарском гор. Ко́теле (1765) и передал рукопись своей книги св. Софронию [11 мар.]. Тот горячо поддержал изложенные в книге идеи, сделал для себя список, и многие другие вслед за ним сделали то же самое. Так «История» разошлась в многочисленных списках, переходивших из рук в руки. Это сыграло немаловажную роль в пробуждении национального самосознания болгар, основанного на православной вере. Прп. Паисий продолжал апостольскую деятельность вплоть до своей мирной кончины на Афоне в 1773 г. (по другим источникам, в 1798 г.).
Tags: святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author