petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Евангелие с толкованием (благовестное): от Иоанна 33 зачало

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Ами́нь ами́нь глаго́лю ва́мъ, а́ще кто́ сло́во Мое́ соблюде́тъ, сме́рти не и́мать ви́дѣти вóвѣки. Рѣ́ша у́бо Ему́ жи́дове, ны́нѣ разумѣ́хомъ, я́ко бѣ́съ и́маши. Авраа́мъ у́мре, и проро́цы, и Ты́ глаго́леши, а́ще кто́ сло́во Мое́ соблюде́тъ, сме́рти не и́мать вкуси́ти вóвѣки. Какое человеколюбие! Его обижают, а Он, искание Своей славы и отмщение предоставляя Отцу, обращается к увещанию и учению и таким образом благотворит тем, кои наносят Ему обиды. Так и мы должны платить своим врагам. Что же он сказал им? а́ще кто́ сло́во Мое́ соблюде́тъ, то есть с верою соединит и жизнь чистую (ибо тот только истинно соблюдает учение Господне, кто имеет и жизнь чистую), такой не увидит смерти, которою умирают грешники, предаваемые в будущем веке бесконечному мучению и отпадающие от истинной жизни. Вместе с сим дает им знать, что если соблюдающий слово Мое не умирает, тем более — Я. Зачем же вы хотите убить Меня, над которым смерть имеет так мало власти, что Я даже и другим дарую истинную жизнь? Ибо, хотя верующие умирают телесно, однако они живы в Боге. Что же говорят на это иудеи? Они считают Его за беснующегося, как будто бы Он от повреждения рассудка говорит какие-то странности. Умерли Авраам и пророки, которые слышали слова Божии, как же не умрут Твои слушатели? Теперь, говорят, мы истинно, то есть вполне и твердо, узнали, что Ты, говоря это, беснуешься. Еда́ Ты́ бо́лiи еси́ отца́ на́шего Авраа́ма, и́же у́мре? и проро́цы умро́ша. Кого́ Себе́ Са́мъ Ты́ твори́ши? Отвѣща́ Ису́съ, а́ще Азъ сла́влюся Са́мъ, сла́ва Моя́ ничесо́же е́сть. Е́сть Оте́цъ Мо́й сла́вяи Мя́, Его́же вы́ глаго́лете, я́ко Бо́гъ на́шъ е́сть, и не позна́сте Его́, А́зъ же вѣ́мъ Его́. И а́ще реку́ я́ко не вѣ́мъ Его́, бу́ду подо́бенъ ва́мъ ло́жь: но вѣ́мъ Его́, и сло́во Его́ соблюда́ю. Безумцы, не понимая, о какой смерти говорил Господь, что она не коснется верующих в Него, говорят Ему нечто безрассудное и безумное. Следовало бы сказать: неужели Ты больше Бога? Слушавшие слово Божие умерли, а слушающие Твое не умрут. Но они не так. Желая показать, что Он меньше и Авраама, говорят: еда́ Ты́ бо́лiи еси́ отца́ на́шего Авраа́ма? Сам Господь не открывает им, о какой Он сказал смерти. А что Он выше Авраама, в этом убеждает немного после. Кого́ Себе́ Са́мъ Ты́ твори́ши? Говорят это в обиду. Ты, недостойный ни одного слова, Сын плотника, Галилеянин, чем Ты Себя делаешь? Ни дела, ни истина, ни Писания, но Ты Сам чем Себя делаешь? Ибо Ты Сам присвояешь Себе славу. Говорит на это Господь: если Я сам славлю Себя, то слава Моя ничто, как и вы думаете. Но ныне славящий Меня есть иной, именно Отец Мой. Отец прославлял Его всячески, то пророчествами об Нем, то свидетельством с небес, то бесчисленными и безмерными чудесами. О сем Отце вы говорите, что Он Бог ваш. Но вы не признаете Его ни Отцом моим, ни Богом вашим. Если бы вы признавали Его Отцом, вы почитали бы Сына Его. А ныне вы Сына Его не почитаете. Очевидно, вы не признаете Его Отцом Моим. Но вы не признаете Его и просто Богом. Иначе вы боялись бы слов Его, как Бога. Ныне же вы решительно пренебрегаете Им. Он постановил законом: не убий. Вы ищете убить Меня, и притом тогда, как не можете обличить Меня во грехе. Отселе ясно, что вы совершенно не знаете Его. А Я знаю Его по природе, имею совершенное знание об Нем. Ибо каков Я, таков и Отец. А как Я Сам Себя знаю, то знаю и Его. И если скажу, что не знаю Его, то буду, подобно вам, лжецом. Ибо вы лжете, хвалясь, что знаете Его; а Я отрекусь от истины, если, зная Его, скажу, что не знаю. Чем же Ты докажешь, что знаешь Его. Тем, говорит, что Я соблюдаю слово Его, то есть заповеди Его. Ибо Я не противник Ему, иначе Я хвалился бы, как богопротивник, ни заповедей Его не нарушаю. А вы преступники Его заповедей, находитесь в плену, предаваясь злым похотям, жаждете убийства и многое другое, воспрещенное законом, совершаете со страстью и тем ясно обнаруживаете, что не знаете Его. Ибо, если бы вы знали Его, вы соблюдали бы слово Его, то есть заповеди. Иные же слова сло́во Его́ соблюда́ю понимают так: потому Я знаю Его, что в Самом Себе имею неизменный образ существа Его, то есть бытия, и какой образ естества у Отца, такой же и у Меня. Ибо у Отца и Сына одно и то же естество и один и тот же образ бытия. Посему Я знаю Отца, ибо соблюдаю неизменный образ существа Его. Такой оборот речи у Писания в обычае. Например, по-славянски говорится: даждь нам помощь от печали, и суетно спасение человеческо (Пс. 59, 13). Здесь частица и употреблена вместо «ибо», и речь имеет такой смысл: дай нам помощь, ибо спасение от человека ненадежно. Так и в сих словах: Я знаю Его, и соблюдаю слово Его, — частица и поставлена вместо «ибо». Ибо, говорит, Я сло́во Его́ соблюда́ю. Авраа́мъ оте́цъ ва́шъ, ра́дъ бы бы́лъ, дабы́ ви́дѣлъ де́нь Мо́й, и ви́дѣ и воз­ра́довася. Рѣ́ша же июде́е къ Нему́, пяти́десятъ лѣ́тъ не у́ и́маши, и Авраа́ма ли́ еси́ ви́дѣлъ? Рече́ же и́мъ Ису́съ, ами́нь ами́нь глаго́лю ва́мъ, пре́жде да́же Авраа́мъ небы́сть, А́зъ е́смь. Взя́ша же ка́менiе, да ве́ргутъ на́Нь. Ису́съ же скры́ся, и изы́де изъ це́ркве, проше́дъ посредѣ́ и́хъ, и мимо хожда́­ше та́ко. Здесь утверждает, что Он больше Авраама. Выше они говорили Ему: неужели Ты больше отца нашего Авраама? Здесь Он отвечает: да, Я больше. Он рад был увидеть день Мой, то есть считал его приятным, вожделенным и радостотворным, как день весьма благотворный и как день не малого кого-нибудь, не обыкновенного человека, но большего. «Днем» называет Крест, ибо его прообразовал Авраам в принесении Исаака и в заклании овна. Как тот нес дрова, так Господь нес крест, и как Исаак был оставлен, а заколот овен, так Он, как Бог, пребыл вне страдания, а пострадал человечеством и плотию. Провидя сей день креста (распятия), как день всемирного спасения, Авраам возрадовался. Показывает и то, что Он добровольно идет на страдания, так как хвалит того, кто радовался о кресте: ибо чрез него спасение вселенной. Иные под «днем» разумеют все время явления Христа во плоти, которое провидя, Авраам возрадовался, что от него и его потомства произойдет Спаситель. А может быть, и не один только Авраам радовался, но и все, как Давыд говорит: сей день иже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь (Пс. 117, 24). Иудеи, не в силах будучи возвыситься до смысла слов Его, вместо того, чтобы спросить и узнать, о каком Он говорит дне, который видел Авраам, еще более осмеивают Его, будто бы Он говорит что-то безрассудное. Тебе, говорят, нет еще пятидесяти лет, и Ты видел Авраама? Сказали так, думая, что Господу близ 50 лет, тогда как Ему около 33 лет. Отчего не сказали они: Тебе нет еще сорока лет, но: пятидесяти? Об этом излишне бы и спрашивать. Может быть, они упомянули о 50 годах без определенной мысли. Однако ж некоторые говорят, что они так сказали потому, что у них особенно чтился 50-й год, то есть юбилейный год, в который рабов отпускали на свободу, покупщики уступали свои приобретения, и делали все иное, что относилось к чести. Что же Господь говорит? Пре́жде да́же Авраа́мъ небы́сть, А́зъ е́смь. Смотри, не сказал: прежде нежели был Авраам, «Я был», но: Азъ есмь. Ибо это изречение есмь свойственнее Богу, потому что означает бытие непрерывное и всегдашнее. Так и Отец Его в ветхом завете выразился об Себе: Азъ есмь Сыи (Исх. 3. 14). Об Аврааме, как тленном, прилично сказал «был». Ибо что получило бытие, то и разрушается. А слово есмь указывает на свободу от всякого тления и на божественную вечность. Посему и они это изречение, как приличное одному только Богу, приняли за хулу и взяли каменья на Него. Но Он опять со смирением скрывается, чтобы не умереть прежде определенного для Его смерти времени. Как же скрывается? Он не спрятался в угол храма, не убег в домик, не прислонился к стене или за столб, но Божескою властию Сам Себя сделал невидимым для наветников, хотя вышел и посреди них. мимо хожда́­ше та́ко (пошел далее), то есть пошел так, просто, до некоторого времени. Смотри, пожалуй, как Он исполнил все с Своей стороны: Он достаточно научил их и о Себе, и об Отце, и указал истинное благородство и свободу в свободе от грехов; объяснил, что одно только рабство постыдно, рабство греху, — и вообще ничего нужного не опустил. А они бросают каменья в Него. Посему-то Он и оставляет их, как уже неспособных к исправлению. Заметь, что каменья бросают те, о которых евангелист сказал, что они уверовали в Него (выше, ст. 30 и 31). Значит, вера их была не вера, но какое-то привременное и холодное расположение к речам Христовым.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author