petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Беседа о хлебе жизни (Ин., 20 зач., 6, 27‒33)

Автор: епископ Михаил (Лузин)
27. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий, ибо на Нём положил печать Свою Отец, Бог (Ин. 6:35, 4:14, 32, 3:16, 10:36, 5:37, 3:33). Сказал им в ответ: ответ Господа относится не к вопросу вопрошавших, а к внутреннему настроению духа, по которому они искали Господа, и указывает ясно и резко, что́ в этом искании их было плотского, чувственного, извращённого, ложного. – Не потому, что видели знамения: чудеса Господа были видимыми знамениями, указывающими на величие Его лица и тех духовных благ, какие Он принёс в мир. Кто понимал их в этом смысле и, под влиянием глубоких религиозных потребностей, от мысли о внешних благах, даруемых некоторыми из них, возвышался к сокровенному в них указанию на духовное, тот понимал их силу и дух: внешнее происшествие (чудесное) было для такового знамением внутренней духовной силы.
Но вот, например, чудесное умножение хлебов в пустыне бывшая тут масса народа поняла не так: вместо того, чтобы в хлебе видеть знамение, она в знамении видела только хлеб. Она хотела чудотворца насильно поставить царём в смысле обычного мирского царя; это значит, она видела только внешнее чудо, она сочла (как и из дальнейшего видно) это чудо только началом целого ряда подобных чудес от Мессии, открытием новой эры блестящих чувственно понимаемых чудес чувственно понимаемого мессианского царства. Вследствие такого ложного понимания, самое искание ими Исуса-Чудотворца имело или получало чувственный, земной, ложный характер (ст. 63). Эту-то ложь и указывает Спаситель ясным и несколько жёстким словом: потому (ищете Меня), что ели хлеб и насытились. «Не чудо над хлебами поразило вас, а то, что вы насытились» (Злат.). Какое различие между этой плотяной массой народа и тем народом, который предносился духовным очам Господа, тем духовным Израилем, который бы, понимая Его слова и дела, должен был постоянно окружать Его не для того, чтобы, в удовлетворение ложных своих мечтаний, ставить Его царём от мира сего, а для того, чтобы сказать Ему: «Мы алчем духовно, сделай то же и для душ наших, что сделал Ты для плоти нашей». Скорбью должно было исполниться сердце Господа при таком сопоставлении, и вот из уст Кротчайшего исходит жёсткое слово. – Старайтесь (собственно – соделывайте) не о пище тленной и пр.: ищите Меня, идите ко Мне не потому, что Я накормил вас, а потому, что у Меня есть пища, дарующая жизнь вечную; этой пищи ищите от Меня, а не той. Вчерашняя чудесная пища укрепила вас, но только на короткое время; ныне вы уже опять хотите есть. Опять ли для вас умножать хлеб? Опять он укрепил бы вас ненадолго. Нет, ищите у Меня другой пищи, которая бы навсегда питала вас, которая бы пребывала в жизнь вечную, и эту пищу Я вам дам. Очевидно, речь такая же иносказательная и тот же имеет смысл, как и речь с Самарянкою о воде живой, которую пия человек не будет жаждать вовек (Ин. 4:13–14). Эта пища – все и всяческие духовные блага, какие дарует миру Господь и которые усвояются верою в Него особенно же Тело и Кровь Господа, о чём прямее говорит Он несколько после в этой же беседе и что имело осуществиться по Его страданиях, смерти и воскресении. – Тленной: не по силе только, но и по самому существу (ср. Мф. 15:17; 1Кор. 6:13). Которую даст вам: обетование ещё только, а не исполнение, как и Ин. 4:14. Оно должно возвысить дух слушателей к пище высшего рода, которой только образом было чудное напитание в пустыне. Мысль об этой пище как даре не стои́т в противоречии со старанием получить эту пищу; ибо для того, чтобы получить дар, нужно стараться усвоить его; дар со стороны Бога и искание его со стороны человека предполагаются взаимно. – Сын Человеческий: название, нарочито здесь употреблённое для обозначения более глубокого смысла слов о пище, ещё пока не раскрываемого здесь Спасителем, именно – что Он Сам есть эта высочайшая пища, пребывающая в жизнь вечную, и именно по силе Своего вочеловечения и явления во плоти (ст. 33, 38, 50, 58). – На Нём положил печать: ср. Ин. 3:33. Отец запечатлел Его, дал удостоверение (ср. Злат, и Феофил.) о Нём как именно о Том, Который может даровать эту пищу. Речь идёт, без сомнения, о том высшем помазании, которым знаменовал Сына Своего Отец Небесный при послании в мир для совершения великого дела искупления мира (ср. Ин. 10:36; Евр. 10:5 и далее). – Отец, Бог: усиление мысли о запечатлении указанием на высочайший авторитет. «Так как Он выразился о Себе столь возвышенно и сказал, что Он даст ту пищу: то, чтобы сказанное не показалось опять им странным, Он подаяние этой пищи относит к Отцу, сообщая тем достоверность Своим словам» (Злат.). 28. Итак, сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? 29. Исус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал (1Ин. 3:23; Кол. 2:11; Рим. 3:27). Что нам делать и пр.: Господь сказал иудеям – старайтесь о пище (собственно – соделывайте пищу), пребывающей в жизнь вечную; они поняли, что этим означается нравственное требование, или требование нравственных действий с их стороны, но не понимали – каких, а потому и вопрос их несколько неопределителен – что нужно с их стороны, чтобы делать дела Божии, т. е. дела, которые благоугодны Богу, каких требует от них Бог и наградой за которые будет им пища, пребывающая в жизнь вечную (дела Божии – ср. Мф. 6:33; Откр. 2:26; Иер. 48:10; Вар. 2:9). – Чтобы вы веровали и пр.: вместо множества дел, благоугодных Богу, понимаемых иудеями, без сомнения с точки зрения закона, дел, требуемых законом Моисеевым, Господь указывает им на одно только дело, какого желает от них Бог, но в котором, как в семени, содержатся все дела, благоугодные Богу, именно дело веры в Исуса как в особенного посланника Божия, как в Мессию. От этого одного дела веры, как нравственного действия, происходят всякие многообразные дела, благоугодные Богу; все они суть только разные проявления одного этого дела веры как основной добродетели. Всякие добрые дела угодны Богу постольку, поскольку они суть дела веры, без которой невозможно угодить Богу (Евр. 11:6), ибо вера как добродетель именно есть высшее дело свободно-нравственного существа. 30. На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? (Ин. 2:18, 4:48; Мф. 16:1). 31. Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть (Пс. 77:24; Исх. 16:4). Какое Ты дашь знамение и пр.: (ср. 2:18): иудеи поняли, что выражение – Кого Бог послал (ст. 29) Господь относит к Себе Самому и означает им Себя как Мессию, а потому и обращаются прямо к Нему с вопросом, чем – какими делами необыкновенными докажет Он, что Он именно есть Мессия? Странный, по-видимому, вопрос, странное требование в устах людей, которые только вчера ещё видели столь поразившее их чудо умножения хлебов, что признали чудотворца за Мессию и против Его воли хотели поставить Его царём. Для объяснения этой странности прибегали к разным предположениям, из коих более принятое то, что этот вопрос был предложен не теми, кто был свидетелем чуда умножения хлебов, а не бывшими при этом чуде, может быть, начальниками синагоги капернаумской, в которой происходил этот разговор (ст. 59). Но в тексте Евангелия нет твёрдых оснований для такого предположения, да, кажется, оно и не нужно, потому что кажущуюся странность вопроса можно объяснить духовно-нравственным состоянием иудеев, видевших чудо умножения хлебов и следовавших за Господом теперь и говоривших с Ним. Господь Сам ясно указывает на это их состояние, обличая превратное направление их духовно-нравственного расположения, по которому они следовали за Ним, и укоряя их (ст. 26 и прим.). Вера их, основывающаяся только на чудесах Господа, была, хотя, по-видимому, горячая, даже порывистая, но не чистая вера, а, так сказать, чувственная вера или полувера; а такая вера требует всё бо́льших и бо́льших чудес (см. прим. к 2:23–24), и Господь всегда строго относился к такой полувере, изобличая эту, так сказать, жадность к чудесам, эту ненасытимость чудесами (ср. Мф. 16:1 и далее и парал.). Так и в настоящем случае: свидетели чуда умножения хлебов, поражённые этим чудом, снова просят чуда и ещё большего; пусть будет сделано что-либо ещё более необыкновенное, они опять будут поражены, снова взволнуются, а потом опять потребуют чуда при малейшем поводе к тому и т. д. Того, Коего они вчера признали за Мессию, они теперь опять спрашивают: какое чудо сотворит Он, чтобы они, увидев оное, могли уверовать в Него как Мессию? Чудом умножения хлебов они уже не удовлетворяются, они требуют чего-нибудь большего, им кажется, что это чудо не так велико и важно, каких они вправе ожидать от Мессии, что чудеса ещё бо́льшие, по их мнению, творили и древле избранники Божии, например Моисей, а Мессия должен творить ещё большие. Моисей, например, древле отцам их дал манну в пустыне, хлеб с неба, хлеб ангельский; это кажется им более великим чудом, чем умножение хлебов в пустыне Исусом (ср. Злат.). Вот если бы и Исус (такова сокровенная недосказанная мысль их, по ходу речи) сотворил если не большее, то хотя подобное чудо, тогда, увидев, они поверовали бы в Него как Мессию; но будь сотворено таковое чудо, они, поражённые им, опять чрез несколько времени стали бы просить чуда, именно потому, что вера их – вера чувственная, полувера, жадная до чудес и основывающаяся только на них. – Они не поняли, что Господь говорит им о пище духовной как пребывающей вовеки, и полагали, что эта пища также чувственная (ср. Злат.), только особенная, как, например, во время оно была манна. У раввинов иудейских образовалось даже мнение, что Мессия, прообразом которого был Моисеи, даст народу манну, как и Моисей («как первый избавитель сделал то, что для них сходила манна, так и последний избавитель низведёт манну». У Лихтфуда и Ветштейна). – Ели манну в пустыне: в продолжение 40-летнего странствования евреев в пустыне Бог питал их чудесно манною, которая имела и сама некоторые чудесные свойства (см. описание её в книге Исхода гл. 16). Это чудо считалось одним из величайших чудес, и последующие священные писатели указывали на него в этом смысле (Пс. 77:24, 105:40). – Как написано: указание на Исх. 16 и цит. псалмы. – С неба: указание на чудесное происхождение этой пищи. «Но ведь манна была не с неба; как же говорится – с неба? Так же, как писание говорит: птицы небесные, и опять: и возгремел с неба Господь (Пс. 8:9, 17:14)» (Злат.). 32. Исус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой даёт вам истинный хлеб с небес (Ин. 6:58; Откр. 2:17, 7; Втор. 8:3). 33. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и даёт жизнь мiру. Не Моисей дал вам и пр.: Господь не отвергает сими словами того, что предки теперешних слушателей Его чудесно питались в пустыне манною при посредстве Моисея, а указывает на то, что это чудо, совершённое Богом чрез Моисея, маловажнее того, которое теперь совершает Бог чрез Мессию. Бог чрез Моисея (а не сам Моисей) дал вам, т. е. предкам вашим, народу вашему, хлеб с неба, т. е. чудесный; это, конечно, чудо, и чудо великое; но теперь Бог делает для вас чудо ещё величайшее, давая вам истинный хлеб с неба. – Истинный: не в противоположность тому прежнему (манне), как призрачному или кажущемуся (ср. Злат, и Феофил.), а в смысле высочайшего значения его сравнительно с ним, ибо сей истинный хлеб, хлеб Божий, даст жизнь миру. Речь Господа ещё прикровенна здесь и объяснена далее: под хлебом разумеется Сам Господь Исус Христос (35 и далее). Посему высочайшее достоинство сего хлеба сравнительно с манною, а, следовательно, и величие чуда, совершаемого теперь, сравнительно с тем чудом, можно выразить по мысли стиха так: «Чрез Моисея Бог Отец Мой дал предкам вашим хлеб, питавший только тело (как и хлеб, умноженный Мною в пустыне), а во Мне Он даёт вам хлеб, питающий душу и, следовательно, дающий жизнь вечную, тогда как тот поддерживал жизнь только временную; тот хлеб дан только для одного народа на время, этот – всему миру навсегда; тот называется хлебом ангельским, этот хлеб Божий; тот был только образом и тенью, этот – самая истина» (ср. Злат, и Феофил.). – Жизнь: без этого хлеба всё человечество (мир), по смыслу слов Господа, мёртво духовно (ст. 35) и вечно (ст. 39, 40). – Мiру: т. е. всему человеческому роду, доселе от Бога отчуждённому, в противоположность избранному теократическому народу иудейскому. – Чем более усматривает Господь, что чувственное направление народного духа, верований и ожиданий не позволяет ему возвыситься в те сферы духовной жизни, куда возвысить его желает Он, тем чаще и чаще духовный взор Его обращается от этого чувственного народа ко всему человечеству.
Tags: Евангелие дня
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author