petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

О очищении ока, о противоестественном и о раздаянии меры хлеба (Лк. 12, 42‒48)

Автор: протоиерей Вячеслав Резников

Преподобный Дорофей приводит пример. Стоит человек на улице. Проходит некто мимо, и думает: «вот, ждет, кого бы ограбить». Тут же проходит другой, и думает: «Вот раб Божий ждет друга, чтобы вместе пойти помолиться». Потому что у одного око темное, а у другого — светлое. Или — еще пример. Один епископ увидел проходящую мимо известную в городе блудницу, и… заплакал. «Посмотрите, — сказал он своим собратьям, — с каким тщанием эта женщина украшает себя, чтобы угодить поклонникам. С таким ли усердием мы украшаем себя добродетелями, чтобы угодить Небесному Жениху?» Даже при взгляде на источник греха и соблазна, все тело святого человека просветилось, и его воля еще более окрепла, чтобы трудиться для Царства Небесного. Что же он скажет, глядя на тех, кто преуспевает в добре? Конечно же, вместе с апостолом воскликнет: «Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом!» А человек с темным оком от всего оскверняется. На что бы он ни взглянул, — в нем оживают и копошатся темные страсти: то гнев, то вожделение, то зависть. В приведенном примере. Второй прохожий поистине желал творить милостыню «из всего, что у него есть». Едва увидев человека на улице, он первым делом подал ему милостыню хотя бы добрым помышлением о нем. Однажды Господь рассказал притчу о рабах, которые в отсутствии хозяина честно бодрствовали, старательно выполняя порученные дела. «Будьте же готовы, — обратился Он к слушателям, — ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Лк. 12, 40). А тут Петр спросил: «Господи! К нам ли притчу сию говоришь, или и ко всем» (Лк. 12, 41)? Не знаем, что Петр рассчитывал услышать в ответ, но Господь сам задал встречный вопрос: «Кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими — раздавать им в свое время меру хлеба?» Этот вопрос остался без ответа. Но чувствуется, что в нем — вызов, обращенный ко всем. В ответ каждый должен бы встрепенуться и спросить: «Не я ли, Господи» (Мф. 26, 22)? И, наверное, каждому Господь ответил бы: «Ты сказал» (Мф. 26, 25). Потому что каждый и должен, и может быть не только верным рабом Божиим, но и верным Его домоправителем. Не только хозяин может одарить рабов богатством, но и рабы могут одарить его верностью и послушанием. И последнему рабу есть, что раздавать слугам Божиим «в свое время»: «Кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим. 13, 7). И «блажен раб тот, которого господин его, пришед, найдет поступающим так». «Блаженны те рабы, которых господин, пришед, найдет бодрствующими». И если даже каждого «найдет поступающим так», — каждого и поставит «над всем Своим имением!» И если всех «найдет бодрствующими», то «препояшется и посадит» всех, и «станет служить» каждому (Лк. 12, 37).

Невозможное человеку — возможно Богу, «когда Он придет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших». «Для сего и молимся всегда за вас, — пишет апостол, — чтобы Бог наш соделал вас достойными звания», «да прославится имя Господа Иисуса Христа в вас, и вы в Нем». И каждый — друг в друге, и каждый — во всем творении Божием, и все творение Божие — в каждом. Апостол в другом послании (к Колоссянам) пишет: «Итак, если вы со Христом умерли»… А через несколько строк читаем: «Итак, если вы воскресли со Христом»… И тут же снова: «Ибо вы умерли»… Итак, живы мы или мертвы? Умерли или воскресли? И вообще: что для нас жизнь и что смерть? В мирском сознании они не терпят друг друга рядом. Или одно, или другое. Пусть еле теплится, но это — жизнь. Пусть героическая, достойная удивления, но это — смерть. Но для христианина, по слову апостола, «жизнь, или смерть… все ваше» (1 Кор. 3, 22). Апостол и укоряет тех, кто как бы не до конца умер: «Если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире», делаете нечто, не свойственное этому состоянию? И тех же людей он укоряет как бы в неполном воскресении: «Если вы воскресли со Христом», то и делайте то, что безусловно доказывает подлинность вашего воскресения. Заметим, что не говорит апостол: «Если вы хотите умереть», или «если вы хотите воскреснуть», но в обоих случаях утверждает: «Вы воскресли», или: «Вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге». Без смерти нельзя войти в жизнь. Господь однажды показал Царствие Божие еще не вкусившим смерти (Мф. 17). И видим, что Петр, Иаков и Иоанн на Фаворской горе подобны щепкам, которые хотя и будешь силой погружать в воду, но вода все равно вытолкнет их по неумолимым законам природы. Господь говорит: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее». А идти за Христом, это значит — стать причастником и Его смерти, и Его жизни. Но в чем же обрести точку опоры, какой помысел может помочь взять и перевернуть себя?.. Пожалуй, вот какой. Поскольку мы, по утверждению апостола, «умерли со Христом», действительно умерли, то значит: рабствовать стихиям мира, служить им или бояться их, даже до того, что «не прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся», — все это не просто ошибочно. Это для нас невозможно и противоестественно. А искать «горнего, где Христос сидит одесную Бога», — это не совет, не предложение, не очередные задачи. Потому что «вы воскресли». Уже воскресли. Смерть уже побеждена. А значит не помышлять о горнем Отечестве, не искать его — тоже не просто недостаток, но — совершенное попрание своего христианского естества.

Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author