?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: Протоіерей Григорій Дьяченко

I. Нынѣ Св. Церковь воспоминаетъ страданія св. священномученика Зиновія и сестры его Зиновіи. Они родились въ каппадокійскомъ городѣ Эгахъ отъ благочестивыхъ родителей, которые воспитали ихъ въ законѣ Господнемъ. Рано они остались сиротами, — но добрыя наставленія родителей уже укоренились въ нихъ, и они рѣшились раздать свое богатое имѣніе бѣднымъ и жить лишь для служенія Богу. Господь принялъ жертву ихъ, и Зиновій получилъ отъ Господа даръ чудотвореній: молитвою и возложеніемъ рукъ онъ исцѣлялъ больныхъ. Скоро чудеса и добродѣтели прославили его по всей области, и христіане эгейскіе избрали его въ епископа. Св. Зиновій ревностно наставлялъ паству и словомъ и примѣромъ святой своей жизни. Но вотъ вспыхнуло страшное Діоклитіаново гоненіе, — въ городъ Эги былъ присланъ царскій сановникъ по имени Лисій, съ предписаніемъ отклонять народъ отъ вѣры христіанской и съ полномочіемъ безпощадно карать и истреблять христіанъ. Многіе изъ христіанъ прославились мученическою смертію за Христа. Призвали къ допросу и святителя Зиновія. «Мнѣ не зачѣмъ съ тобою долго бесѣдовать, — сказалъ ему языческій сановникъ: — вотъ тебѣ жизнь или смерть: — жизнь, если поклонишься богамъ нашимъ, смерть, Если не поклонишься, — выбирай!» — «Жизнь безъ Христа и есть смерть, — отвѣчалъ епископъ, — смерть же тѣлесная Христа ради — есть вѣчная жизнь. Хочу умереть здѣсь и жить вѣчно со Христомъ». — «Увидимъ, поможетъ ли тебѣ Христосъ твой!» — сказалъ сановникъ, и велѣлъ жестоко бить епископа. — Святая Зиновія, узнавъ, что братъ ея страдаетъ за Христа, поспѣшила на судилище, и, ставъ предъ мучителемъ, воскликнула: «Я христіанка, я такъ же, какъ и братъ мой, исповѣдую Бога и Господа Iсуса Христа. Вели же мучить и меня; хочу умереть одною смертію съ братомъ!» Сановникъ царскій сталъ увѣщевать дѣвицу, убѣждалъ ее отречься отъ вѣры, представлялъ ей ужасъ и позоръ всенародной казни. Святая Зиновія осталась непреклонна. Тогда разгнѣванный язычникъ велѣлъ и ее и брата ея положить на желѣзную рѣшетку, подъ которою горѣли уголья. «Что же? Помогаетъ ли вамъ Христосъ вашъ?» — спрашивалъ онъ мучениковъ, ругаясь надъ вѣрою ихъ. — «Онъ невидимо съ нами, — отвѣчали они. — Онъ освѣжаетъ насъ росою благодати Своей, и мы не чувствуемъ мученій». — Сняли ихъ съ рѣшетки и сбросили въ котелъ съ кипящею смолою. Но хранимые Господомъ, они остались невредимы, и воспѣвали хвалебный псаломъ Богу. Тогда отдали ихъ на смертную казнь. Мученики шли на смерть съ радостію. «Благодаримъ Тебя, Господи, — воскликнули они, — что Ты сподобилъ насъ подвизаться подвигомъ добрымъ, теченіе скончать, вѣру сохранить. Сдѣлай насъ участниками славы Твоей, и причисли насъ къ тѣмъ, которые благоугодили предъ Тобою, ибо Ты благъ вовѣки». Голосъ съ неба призвалъ ихъ къ жизни вѣчной и къ вѣнцамъ нетлѣннымъ, и они радостно предали души Богу. II. Св. священномуч. Зиновій и сестра его Зиновія были замучены за то, что исповѣдывали себя христіанами, ибо не по имени только, но и на самомъ дѣлѣ они были таковыми. Спросимъ себя: христіане ли мы? Подражаемъ ли мы въ христіанскомъ своемъ званіи святымъ, нынѣ прославляемымъ?

Не оскорбитесь, братіе, такимъ вопросомъ. Говорю вообще, въ виду имѣю всѣхъ христіанъ. Апостолъ Павелъ говорилъ же христіанамъ своего времени: себе искушайте, аще есте въ вѣрѣ, себе искушайте (2 Кор. 13, 5). Необходимо испытывать себя, необходимо повѣрять свою жизнь. И учениковъ испытываютъ, и служащихъ повѣряютъ, и купецъ наблюдаетъ за своими дѣлами. Какъ же намъ, христіанамъ, не наблюдать за собою, не испытывать себя, не повѣрять своей жизни? Развѣ мы не дорожимъ своимъ христіанствомъ? Развѣ хотимъ только называться христіанами, а жить какъ-нибудь, какъ водится и какъ хочется? Въ такомъ случаѣ какая намъ польза отъ нашего христіанства? Для чего и быть въ числѣ христіанъ, и называться христіанами? Итакъ, нелишній, очевидно, братіе, и не безполезный вопросъ, и я повторяю его: христіане ли мы? — Знаю, мнѣ скажутъ: «Да как-же мы не христіане? а) Мы крестились во I. Христа, исповѣдуя Бога Отца и Сына и Святаго Духа, и всегда носимъ на себѣ крестъ Христовъ: какъ же мы не христіане?» — Такъ. Дѣйствительно, мы сподобились этой великой благодати Божіей. Мы крестились, вступили въ Церковь Христову и сдѣлались вѣрными. Но помнимъ ли мы эту принятую нами благодать? Понимаемъ ли, цѣнимъ ли достоинство званія, въ которое вступили? Хранимъ ли тѣ обѣты, которые дали при Крещеніи, т. е. отречься отъ діавола и дѣлъ его и облечься во Христа? По большей части — нѣтъ и нѣтъ... Мы носимъ на себѣ крестъ. Неужели этого и довольно для христіанина? А располагаемъ ли мы жизнь свою по примѣру распятаго за насъ Господа, исполняемъ ли законъ Христовъ?! б) Говорятъ: «Мы ходимъ въ церковь святую и молимся Богу: какъ же мы не христіане?» — Такъ. Ходимъ въ церковь, но часто ли и всегда ли, когда должно? Ходимъ въ церковь, но такъ ли, какъ слѣдуетъ? Надо ходить въ церковь, по словамъ Св. Церкви, съ вѣрою, благоговѣніемъ и страхомъ Божіимъ; вѣдь церковь — домъ Божій, тутъ Самъ Богъ невидимо присутствуетъ. Надо и стоять въ церкви смиренно, благочинно и благоговѣйно, какъ предъ лицомъ Божіимъ. Но такъ ли и всегда ли такъ бываетъ? Мы молимся, но внимательно ли, усердно ли, сокрушенно ли? Какъ мы ведемъ себя въ церкви, какъ изображаемъ на себѣ крестъ, какъ полагаемъ поклоны? Не по привычкѣ ли только, не по обычаю ли одному? Не забудемъ, что Спаситель нашъ Господь не разъ изгонялъ изъ храма недостойныхъ и за недостойныя дѣла. Не забудемъ, что и молитва, по словамъ пророка, бываетъ иногда не во спасеніе, а во грѣхъ (Пс. 108, 7). в) «Мы, говорятъ, постимся въ извѣстные дни и времена, какъ установила христіанская церковь: какъ же мы не христіане?» — Постимся? Но всѣ ли и всегда ли? Многіе изъ нынѣшнихъ христіанъ не знаютъ никакихъ постовъ, у нихъ сплошная во весь почти годъ, нарушеніе правилъ церковныхъ не ставится почти ни въ какой грѣхъ. Да и тѣ, которые соблюдаютъ посты, не далеко ушли по пути христіанскаго воздержанія. ѣсть одну постную пищу еще не значитъ поститься, а вѣдь наше постничество почти всегда и состоитъ только въ томъ, что не ѣдимъ скоромнаго, а постное ѣдимъ безъ простоты и умѣренности, и вовсе не заботимся воздержаться отъ прихотей и страстей. г) Говорятъ: «мы говѣемъ, и нѣкоторые не разъ въ годъ: какъ же мы не христіане?» — Такъ. Дѣйствительно, многіе говѣютъ каждый годъ, иные даже по нѣскольку разъ въ годъ или во всѣ посты. Но сколько такихъ, которые не говѣютъ вовсе, не говѣютъ по два, по три, по пяти и болѣе лѣтъ? Пусть мы говѣемъ, и говѣемъ часто, но какъ говѣемъ? Съ искреннимъ ли раскаяніемъ, съ полнымъ ли исповѣданіемъ грѣховъ? Желаемъ ли всѣмъ сердцемъ оставить грѣхи, или по крайней мѣрѣ противиться грѣхамъ? Остерегаемся ли послѣ говѣнія повторенія прежнихъ грѣховъ? Трудно, братіе, сказать, что все это именно такъ. А вѣдь истинное, богоугодное и душеспасительное говѣніе непремѣнно этого требуетъ. Иначе говѣніе наше можетъ быть для насъ безъ пользы, мало того: можетъ быть еще — чего Боже сохрани — и въ осужденіе. Апостолъ говоритъ: ядый Тѣло Господне, и піяй Кровь Господню недостойнѣ, судъ себѣ ястъ и піетъ (1 Кор. 11, 29). д) Говорятъ еще: «Мы празднуемъ христіанскіе праздники: какъ же мы не христіане?» Точно, празднуемъ, хотя не всѣ и не всегда. Какъ и сколь усердно празднуемъ — объ этомъ ужъ не говоримъ. Бываемъ въ церкви за службой часъ и два, можетъ быть, и подольше. А затѣмъ? Что дѣлается днемъ, что вечеромъ? Со службой церковной у насъ рѣшительно оканчивается Божій праздникъ. Простой народъ пьянствуетъ, предается веселостямъ, часто самымъ безчиннымъ, а люди богатые и образованные большею частію забавляются роскошными обѣдами, блестящими балами, языческими представленіями. Не скажетъ ли и намъ Богъ, смотря на наше празднованіе: праздниковъ вашихъ ненавидитъ душа Моя (Ис. 1, 14)? е) «Мы христіане»... А какова жизнь наша? Каково поведеніе наше? О чемъ вся забота у васъ? Знаемъ ли мы свою вѣру, свои христіанскія обязанности? Что у насъ читаютъ въ домахъ? По большей части книги пустыя, безполезныя, часто соблазнительныя, а то еще однѣ развѣ газеты... А Священное Писаніе? О, это чтеніе скучное, тяжелое; это чтеніе собственно духовныхъ, такъ думаемъ мы. Что поютъ у насъ по домамъ? Пѣсни мірскія, чувственныя, грѣховныя... А пѣсни священныя, Божественныя? Это пѣвали, можетъ быть, когда-нибудъ в старину... Какія у насъ дѣла? На что обращены всѣ заботы, всѣ труды? На то ли, чтобы служить Богу, прославлять Его благочестивою и добродѣтельною жизнію? Не на однѣ ли земныя житейскія нужды? Еще апостолъ говорилъ о христіанахъ своего времени: вси своихъ си ищутъ, а не яже Христа Іисуса (Флп. 2, 21): что же должно сказать о насъ? Говорить ли о дѣлахъ нашихъ, противныхъ закону Божію, посрамляющихъ нашу вѣру святую! А ежели еще повѣрить наши мысли, намѣренія, движенія сердечныя, то видно будетъ, что мы живемъ только плотію, руководимся только закономъ грѣховной природы нашей, а не закономъ Божіимъ. Гдѣ же подвиги противъ грѣха, гдѣ чистота и непорочность? А вѣдь это все необходимо каждому христіанину. Самъ Господь требуетъ этого отъ насъ: святи, говоритъ, будите, яко Азъ святъ есмь (1 Пет. 1, 16). А намъ рѣдко и на умъ приходитъ вѣчность, мы мало и думаемъ о томъ, что будетъ съ нами по смерти. Судите сами, братіе, какіе же мы христіане! ж) Можетъ быть скажутъ мнѣ: «Христіанинъ вѣдь человѣкъ же, не Ангелъ, нельзя же ему быть безгрѣшнымъ; да и Господь, вѣдая немощь природы нашей, милостивъ къ намъ грѣшнымъ». — Нельзя христіанину быть безгрѣшнымъ... Такъ что же будетъ значить благодать Христова? Что же будетъ значить законъ Божій, заповѣдующій намъ чистоту и непорочность? Не требуютъ отъ насъ чистоты ангельской; заповѣдуется чистота, свойственная только человѣку, такая, которая при всѣхъ нашихъ немощахъ, по благодати Божіей, возможна, что и оправдали въ жизни своей тысячи, милліоны истинныхъ христіанъ. «Господь милостивъ...» Да, слава милосердію Его! Онъ уже явилъ намъ столь великую милость, сколь велика безконечная благость Его. Но развѣ Онъ отступилъ уже отъ Своей правды? Развѣ отмѣнилъ уже муку вѣчную? А ежели не отмѣнилъ и не отмѣнитъ, то для кого же она, какъ не для грѣшниковъ, и особенно грѣшниковъ изъ христіанъ? Хорошо бы, по милосердію Божію, быть въ раю, а что ежели по правдѣ Его за грѣхи наши придется быть въ мукѣ? (См. «Сѣятель благоч.» прот. В. Нордова). Чаще будемъ, братія мои, повѣрять себя — христіане ли мы, и если замѣтимъ, что далеко уклонились отъ своего христіанства, будемъ всѣми силами нашей души и тѣла заботиться о возвращеніи себѣ этого великаго и спасительнаго знанія. III. Что еще поразительно здѣсь — это братская любовь, соединявшая во едино сердца брата Зиновія и сестры его Зиновіи, — это единомысліе умовъ и сердецъ ихъ. Что дѣлаетъ братъ, то дѣлаетъ и сестра. Братъ идетъ страдать за Христа, и сестра туда же. Вотъ образецъ, какъ братья и сестры должны себя вести въ отношеніи другъ къ другу. Особенно должны поучиться этому тамъ, гдѣ много братьевъ и сестеръ. Но, нужно сказать правду, рѣдко они растутъ въ полной любви и согласіи, — ссоры, другъ на друга жалобы, нехотѣніе послужить другъ другу, — вотъ что большею частію бываетъ въ большихъ семействахъ. А когда придутъ въ возрастъ, часто совсѣмъ охладѣваютъ другъ къ другу и живутъ какъ чужіе. Не такъ должно быть по духу ученія нашего Господа. Если всѣ вѣрующіе должны быть между собою единодушны и единомысленны, то тѣмъ болѣе братья и сестры. Пусть они различны по возрасту, по характеру, по способностямъ, а когда придутъ въ возрастъ, и по роду занятій, и по средствамъ къ жизни, — что до того? — не смотря на все различіе, у нихъ много общаго, связывающаго ихъ союзомъ — единымъ тѣснымъ. Общее — это одна у всѣхъ забота о пріобрѣтеніи Неба и его радостей, это труды для Царства Небеснаго. Вотъ на этомъ-то они и должны сосредоточивать свое вниманіе, тутъ-то и должны показать свою братскую любовь. Каждый братъ, каждая сестра другъ о другѣ должны заботиться: богоугодно ли проводятъ жизнь, съ пользою ли для семьи? Къ утѣшенію ли родителей и родныхъ? Прославляется ли чрезъ ихъ жизнь имя Божіе? Близки ли они ко спасенію? Всѣ должны замѣчать другъ въ другѣ добрыя стороны и подражать имъ, а недостатки братски, кротко исправлять. Кто ближе къ брату, какъ не ты, сестра или братъ? Скажи же ему, если онъ не такъ живетъ, какъ должно христіанину, — напомни ему о долгѣ христіанскомъ, о званіи, которое онъ носитъ, — твое братское слово, сказанное отъ любящаго сердца, не можетъ остаться для него безплоднымъ. Часто старшіе братья стараются доставить младшимъ, любя ихъ, то или другое удовольствіе, — этого конечно строго нельзя осуждать. Но вы еще лучше бы сдѣлали, если бы побольше находили времени побесѣдовать съ ними о Христѣ, почитать имъ Евангеліе, житія святыхъ, если бы постепенно пріучали ихъ къ молитвѣ, собесѣдованію съ Господомъ, къ храму Божію. Особенно, братъ и сестра, старайтесь подавать другъ другу добрый примѣръ. Смотрите, какъ на Зиновію подѣйствовалъ примѣръ брата ея Зиновія. Братъ идетъ на мученія и смерть за Христа, — и сестра, подражая ему, тоже. И вы другъ друга учите добру своимъ примѣромъ, — примѣромъ учите младшихъ страху Божію, послушанію, любви къ молитвѣ, къ церковной службѣ и благоговѣйному стоянію въ храмѣ. Примѣръ — великое дѣло, — онъ сильнѣе всякихъ словъ. Ахъ, какъ часто дитя всего этого ищетъ, а видитъ совсѣмъ не то!... Если какой братъ или сестра имѣетъ у себя на воспитаніи младшихъ братьевъ, знайте, что вы отвѣтите предъ Господомъ, если, уча многому, намѣренно будете умалчивать предъ ними о спасеніи души, и вмѣсто того знакомить ихъ съ одною суетою міра, съ однѣми свѣтскими забавами. Непріятно видѣть между взрослыми братьями, живущими въ одномъ семействѣ, несогласія, ссоры, доходящія до раздѣловъ. Отъ чего бы не жить, и не трудиться вмѣстѣ — другъ для друга? Се что добро, или что красно, но еже жити братіи вкупѣ? (Пс. 132, 1). Но нынѣ этого согласія видится все менѣе и менѣе. Нѣтъ любви, — и братъ сильный не хочетъ потрудиться для слабаго, безсемейный не желаетъ, чтобы его трудовая копейка шла на многосемейнаго, — и вотъ отсюда желаніе жить только для себя, — отсюда и раздѣлы. А угодно ли это Господу? Не Онъ ли, напротивъ, училъ любить не только брата, а всякаго ближняго, даже врага, и какъ любить? До положенія жизни за него! Иногда гордость много причиняетъ здѣсь зла. Младшему брату тяжело подчиняться старшему, ему нужна свобода, и вотъ, хотя со вредомъ для себя, — опять раздѣленіе... Но любовь къ свободѣ не всегда приводитъ къ добру, вспомните евангельскую притчу о блудномъ сынѣ. Гордость и желаніе власти также до добра довести не могутъ. Христосъ ихъ всегда осуждалъ. Однажды мать Іакова и Іоанна подошла съ своими сыновьями ко Христу Спасителю съ просьбою поставить ихъ первыми въ Его Царствѣ. Но онъ сказалъ имъ: не знаете, чего просите: кто хощетъ быть большимъ между вами, да будетъ всѣмъ слугою. Кто хощетъ быть первымъ между вами, да будетъ всѣмъ рабомъ, — и указалъ при этомъ на собственный примѣръ. Смотрите на Меня, сказалъ имъ, Я пришелъ не для того, чтобы Мнѣ служили, но чтобы Самому Мнѣ другимъ послужить и отдать душу для искупленія многихъ (Мк. 10, 4345). Вотъ что должны взять себѣ въ урокъ братья и сестры, живущіе вмѣстѣ и врозь. О, еслибы Христовъ духъ царилъ въ нашихъ семьяхъ, — тогда не было бы ни раздоровъ, ни ссоръ, ни брани, но была бы самая горячая любовь, потому что всѣ искали бы не своихъ личныхъ выгодъ, а того, что ведетъ ко благу общему, семейному! III. Любовь священномученика Зиновія и сестры его Зиновіи основана была на любви ко Христу, за Котораго они пострадали. Да соединяетъ и нынѣшнихъ братьевъ и сестеръ любовь ко Христу. Постараемся всѣ ее пріобрѣсти. Будетъ любовь къ Христу, будетъ и братская любовь. Тогда жить другъ для друга братьямъ и сестрамъ будетъ и легко, и пріятно, и утѣшительно, потому что тутъ въ лицѣ брата и сестры будетъ все дѣлаться для Христа. Аминь. (Сост. по «Поученiямъ» священника отца П. Шумова).