petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Евангелие благовестное с толкованием от Марка, 64 зачало: Мк. 14, 10‒42



Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Толкование на сегодняшнее евангельское чтение (Мк. 14, 10‒42) начинается на 46-й минуте пятого часа записи (4:45:19) Текст Евангелия по Острожской Библии 1581 года: И Иу́да Искарiо́тскiи еди́нъ от­ обою­на́­де­сѧ­те, и́де ко архiере́омъ да преда́стъ Его́ и́мъ. они́ же слы́шав­ше воз­ра́довашасѧ, и обѣща́ша ему́ сре́бреникы да́ти, и иска́­ше ка́ко Его́ въ подо́бно вре́мѧ преда́стъ. Толкованiе. Егда жена свое благочестiе являше (когда жена оказала подобающую честь Христу,)тогда ученик враждует против Него, и притом еди́нъ от­ обою­на́­де­сѧ­те (еди́нъ от­ двою ­на́­де­сѧ­те; один из двенадцати. Ибо не напрасно сказано: еди́нъ от­ двою ­на́­де­сѧ­те (один из двенадцати), а для показания, что и он был из числа избраннейших учеников. Что же значит выражение: да и преда́стъ Его (чтобы предать Его)? То значит: да известит их, когда Христос будет один. Напасть на Него во время учения они боялись, чтобы не навлечь на себя беды со стороны народа; поэтому Иуда обещал предать Его им тогда, как Он уединится от всех. Евангелiе. И въ пе́рвыи де́нь опрѣ́снокъ, егда́ па́сху жрѧ́ху, глаго́лаша Ему́ ученицы́ Его́. Гдѣ́ хо́щеши, ше́дше угото́ваемъ да iа́си па́сху? и посла́ два́ от­ учени́къ Сво­и́хъ, и глаго́ла и́мъ. идѣ́та вó градъ, и срѧ́щетъ вы человѣ́къ въ скуде́лницѣ во́ду носѧ́, по не́мъ идѣ́та, и идѣ́же а́ще вни́детъ, рцѣ́та господи́ну до́му, iáко Учи́тель глаго́летъ, гдѣ́ е́сть вита́лница, идѣ́же па́сху со ученикы́ Мо­и́ми снѣ́мъ? и то́й ва́ма пока́жетъ го́рницу ве́лiю, по́стлану, гото́ву. ту́ угото́вайта на́мъ. Толкование. Первым днем опресноков евангелист называет четверток, который непосредственно предшествовал празднику опресноков, ибо опресноки иудеи начинали есть в пятницу. Ученики подходят и спрашивают, где им есть пасху? Отсюда видно, что ни Христос не имел собственного жилища, ни ученики не имели своих домов; если бы имели, то приняли бы Его к себе. Двоих учеников Своих, Петра и Иоанна, – как говорит Лука, – Он посылает к человеку незнакомому, показывая им чрез это, что Он мог бы и не страдать, если бы захотел. Ибо Тот, Кто расположил незнакомого человека принять Его, чего не произвел бы в других? Между тем дает ученикам признак, как найти искомый дом, именно: велит идти за человеком, несущим кувшин с водой, но можно объяснять это и в переносном смысле. Скуде́лница во́ды (кувшин воды) носит крещеный Он идет в дом, приличный разумному (духовному) его состоянию. Ибо носящий крещение приходит в покой, по слову жизни, и успокаивается в сем состоянии как в доме. Господи́нъ до́му (хозяин дома) есть ум, который показывает го́рницу ве́лiю (горницу большую) – возвышенность своих помыслов. Но эта горница по́стлана (устлана), то есть, хотя и возвышенна, но не имеет ничего жесткого и гордого, напротив, устлана и углаждена смирением. Здесь-то, в таком, – говорю, – уме, Христу уготовляется пасха двумя учениками, Петром и Иоанном, то есть деятельностью и созерцанием, ибо Петр был пылок и деятелен, а Иоанн как Богослов – созерцателен. И изыдо́ста ученика́ Его́, и прiидо́ста вóградъ, и обрѣто́ста, iа́коже рече́ и́ма. и угото́васта па́сху. И ве́черу бы́в­шу, прiи́де со обѣ́ма на́­де­сѧ­те. и воз­лежа́щемъ и́мъ и iaду́щeмъ, рече́ Iсу́съ, ами́нь глаго́лю ва́мъ, iáко еди́нъ от­ ва́съ преда́стъ Мѧ́ iaды́и со Мно́ю. они́ же нача́ша скорбѣ́ти, и глаго́лати Ему́ еди́нъ по еди́ному. еда́ а́зъ? И другі́и, еда́ а́зъ? О́нъ же от­вѣща́въ, рече́ и́мъ. еди́нъ от­ обою­на́­де­сѧте, омоче́й со Мно́ю въ соли́ло. Сы́нъ у́бо Человѣ́ческыи и́детъ, iа́ко же е́сть пи́сано о Не́мъ. го́ре же человѣ́ку тому́, и́мъ же Сы́нъ Человѣ́ческыи преда́стьсѧ. до́брѣе бы́ло бы ему́, а́ще не бы́ роди́л­сѧ человѣ́къ то́й. Толклвание. Как же они возлежали, когда Закон повелевал есть пасху стоя? Надобно думать, что Господь сначала совершил пасху подзаконную, а потом возлег, чтобы преподать Свою собственную Пасху. Ученики начали скорбеть, когда Господь сказал: еди́нъ от­ ва́съ преда́стъ Мѧ́ (один из вас предаст Меня). Хотя они и чужды были сего греха, однако смущались, ибо больше верили Богу, ведающему сердца их, нежели самим себе. Заметь и слово и́детъ (идёт), ибо смерть Христа была только отшествием, а не смертью. Добро́ бы а́ще не бы́сѧ роди́лъ (­человѣ́къ то́й лучше было бы тому человеку не родиться), это сказано по отношению к той казни, которой подвергнется предатель. Ибо лучше вовсе не родиться, нежели родиться на мучение. Таким образом по отношению к последней судьбе лучшим оказывается, если бы Иуда вовсе не существовал. Ибо Бог сотворил его на благие дела, а как он сам впал в столь ужасное злодейство, то действительно лучше было бы ему вовсе не родиться. И iаду́щемъ и́мъ, прiе́мь Iсу́съ хлѣ́бъ, и благослови́въ преломи́, и дáстъ и́мъ, рече́, прiимѣ́те iaди́те. се́ е́сть Тѣ́ло Мое́. И прiи́мъ ча́шу, хвалу́ воз­да́въ, да́стъ и́мъ. и пи́ша от­ неѧ́ вси́. и рече́ и́мъ. се́ е́сть Кро́вь Моѧ́ Но́ваго Завѣ́та, за мно́гы излива́ема. Ами́нь же глаго́лю ва́мъ, iáко ктому́ не и́мамъ пи́ти от­ плода́ ло́знаго дó дне того́, егда́ е́ пiю́ но́во въ Ца́р­ст­вiи Бо́жiи. Толкование. Некоторые говорят, что Иуда не причастился Святых Тайн, но вышел прежде, нежели Господь преподал сии Тайны. Напротив, другие утверждают, что Господь и сего неблагодарного приобщил Своей Святыни. Благословив, то есть благодарив, Господь преломил хлеб. Так делаем и мы, произнося молитвы. Се же, – говорит, что вы теперь приемлете, – е́сть Тѣ́ло Мое́, ибо хлеб есть не образ Тела Господня, но самое Тело Христово, в которое хлеб прелагается. И Господь говорит: «хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя» (Ин. 6, 51); не сказал ведь: «Образ Моей Плоти», но Плоть Моя. И еще: áще не снѣ́те Плоти Сына Человѣ́ча (если не будете есть Плоти Сына Человеческого; Ин. 6: 53). Но как это? может быть, скажет кто-нибудь: ведь Плоти тут не видно? Это ради нашей немощи, человек! Поскольку хлеб и вино суть обыкновенные для нас вещи, а видеть предложенную нам Плоть и Кровь было бы нестерпимо для нас, и мы бы отвратились от них, то Человеколюбец Бог, по снисхождению к нам, сохраняет вид хлеба и вина, но они прелагаются в силу Плоти и Крови. Кровь Свою назвал Кровью Но́ваго Завѣ́та, в отличие от Ветхого Завета, ибо и Ветхий Завет имел кровь, которой окроплялись и народ, и книги Закона. Не буду, – говорит Он далее, – пить вина сего до Воскресения (Царством называет здесь Воскресение, так как воскресши и из мертвых, Он воцарился над смертью). После же Воскресения Он опять ел и пил с учениками Своими, уверяя их таким образом, что Он есть Тот Самый, Который пострадал. Но пил уже новое вино, то есть пил новым некоторым и необыкновенным образом, ибо имел Плоть уже не страдательную и нуждающуюся в пище, а нетленную и бессмертную. А можно понимать это и так: Виноград (Лоза) есть Сам Господь, плод же виноградный суть тайны и ведение сокровенное, которое рождает Он, уча человека ведению. Таким образом въ Ца́р­ст­вiи Бо́жiи Христос будет пить с учениками Своими тайны и премудрость, научая нас новым истинам и открывая то, что ныне сокрыто. И воспѣ́в­ше изыдо́ша въ го́ру Елео́нскую. И глаго́ла и́мъ Iсу́съ, iа́ко вси́ соблáзнитесѧ о Мнѣ́ въ но́щь сiю́. пи́сано бо е́сть, поражу́ па́стырѧ, и разы́дут­сѧ овцá. но пото́мъ, егда́ воскре́сну варѧ́ю вы́ въ Галиле́и. Пе́тръ же рече́ Ему́. и а́ще и вси́ соблáзнѧт­сѧ, но не а́зъ. И глаго́ла ему́ Iсу́съ, ами́нь глаго́лю тебѣ́, iáко ты́ дне́сь въ но́щь сiю́, пре́жде да́же втори́цею пѣ́телъ не воз­гласи́тъ, трѝ кра́ты от­ве́ржешисѧ Мене́. óнъ же мно́жае глаго́лаше па́че. а́ще ми́ е́сть съ Тобо́ю у́мрети, не от­ве́ргусѧ Тебе́. Та́ко же и вси́ глаго́лаху. Толкование. Благодарили и прежде пития, благодарили и после пития, дабы и мы знали, что должно благодарить и петь и пред пищей, и после пищи. Этим Господь показывает вместе и то, что смерть ради нас не страшна для Него, так что Он славит Бога и тогда, как идет к преданию на смерть. Сим, без сомнения, и нас научает не унывать, когда впадем в скорби ради спасения многим, но благодарить Бога, нашей скорбью содевающего спасение многих. Господь идет въ (на) го́ру Елео́нскую, чтоб иудеи, нашедши и взяв Его в уединении, не произвели смятения в народе. Ибо если бы они напали на Него в городе, народ, может быть, возмутился бы за Него; а в таком случае враги, воспользовавшись этим благовидным предлогом, стали бы думать, что убили Его по справедливости, как мятежника. Христос предсказывает ученикам, что и они соблазнятся. А чтоб они не сочли сего явной укоризной, относящейся ко всем, приводит свидетельство пророка Захарии, что они разыдутсѧ (рассеются; Зах. 13, 7). Наконец, преподает им и утешение: (пред)варѧ́ю , – говорит, то есть встречу, – вы́ (вас) въ Галиле́и. Но Петр прекословит; за то и слышит следующее: пре́жде да́же втори́цею пѣ́телъ не воз­гласи́тъ, трѝ кра́ты от­ве́ржешисѧ Мене́ (прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня). Это было так: вслед за тем, как Петр отрекся в первый раз, пропел петух; потом, когда Петр отрекся во второй и третий раз, петух опять пропел. Это и означают слова: пре́жде да́же втори́цею пѣ́телъ не воз­гласи́тъ, трѝ кра́ты от­ве́ржешисѧ Мене́ (прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня). Выражая тщетную горячность, и все прочие ученики, подобно Петру, давали обещание не оставлять Господа, как бы обращая таким образом в ложь слово Самосущей Истины. Поэтому и Господь попускает, и человеческая природа обнаруживает свою немощь. Ибо нет сомнения, что Господь мог сохранить их, особенно Петра; однако же попустил, дабы они, а также и мы, не были самонадеянны. Поражу́ па́стырѧ – это говорит Бог Отец. Так как Он попустил Сыну быть пораженным, то говорится, что Он поразил Пораженного по Его попущению. А овцá(ми) назвал Он апостолов как людей незлобивых. И прiидо́ша въ ве́сь, е́й же и́мѧ Геѳсима́нiи. И глаго́ла ученико́мъ Сво­и́мъ. сѣди́те здѣ́ до́ндеже помолю́сѧ. и поѧ́тъ Петра́, и Iа́кова, и Iоа́н­на съ Cобо́ю. и нача́тъ ужаса́тисѧ и тужи́ти. и глаго́ла и́мъ, приско́рбна е́сть душа́ Моѧ́ до сме́рти. бу́дѣте здѣ́ и бди́те. и преше́дъ ма́ло, паде́ на земли́, и молѧ́шесѧ, да а́ще воз­мо́жно е́сть, да ми́мо и́детъ от­ Него́ ча́съ. и глаго́лаше, А́вва О́тче, всѧ́ воз­мо́жна Тебѣ́, ми́мо неси́ от­ Мене́ ча́шу сiю́. но не е́же А́зъ хощу́, но е́же Ты́. и прiи́де и обрѣ́те и́хъ спѧ́ща. и глаго́ла Петро́ви, Си́моне спи́ши ли? не воз­мо́же еди́наго часа́ побдѣ́ти? бди́те и моли́тесѧ, да не вни́дете въ напа́сть. ду́хъ бо бо́дръ, пло́ть же нéмощна. И па́кы ше́дъ помоли́сѧ, то́же сло́во ре́къ. и воз­вра́щсѧ, обрѣ́те и́хъ па́кы спѧ́ща. Бѣ́ху (бѧ́ху) бо очеса́ и́мъ тѧ́готна. и не имѣ́ѧху что́ бы́ша от­вѣща́ли Ему́. И прiи́де трети́цею, и глаго́ла и́мъ. спи́те про́чее и почива́йте. приспѣ́ коне́цъ, прiи́де ча́съ. се́ предае́т­сѧ Сы́нъ Человѣ́ческiи въ ру́кы грѣ́шникомъ. воста́нѣте и́демъ, се́, предаѧ́й Мѧ́ прибли́жисѧ́. Толкование. Христос всегда имел обычай молиться наедине, подавая и нам пример, чтобы мы для молитвы искали уединения. Он берет с Собою только тех троих учеников, кои были очевидцами славы Его на Фаворе, дабы они, видев славное Его состояние, видели и состояние скорбное, и таким образом дознали, что Он есть Истинный Человек и скорбит, и тоскует подобно нам. Ибо как Он восприял всего человека с его естественными свойствами, то скорбит и тужит, без сомнения, по естеству человеческому; ибо мы, люди, по природе отвращаемся от смерти. Таким образом, когда Он говорит: да прейдетъ чаша сiя (ми́мо и́детъ) мимо Меня, Он обнаруживает в Себе человеческое свойство; а тем, что за этим добавил: но не яко же А́зъ хощу́, но яко Ты́ (но не как Я хочу, а как Ты), – Он научает нас, несмотря на требования природы, просить того, что угодно Богу. После молитвы, придя к ученикам, Он нашел тех троих учеников спящими; но упрекает одного Петра, как бы так говоря ему: не ты ли обещался умереть со Мною, а и одного часа не мог побдеть: и ты ли можешь презреть смерть? Но бдите и молитесь, чтобы не впасть в искушение и не отречься от Меня. Пусть дух ваш готов не отрекаться, как вы и обещались Мне; но плоть немощна, а потому, если Бог по вашей молитве не даст силы плоти вашей, – вас постигнет беда. И опять отойдя от них, начал молиться и говорить те же, что и прежде, слова, дабы и вторичным молением удостоверить, что Он был существенно и истинно Человек, да и нас научить молиться чаще, а не так, чтобы, проговорив что-либо в молитве однажды, тотчас и оставлять ее; надобно с усердием повторять молитву. Увидев же учеников опять спящими, уже не делает им упрека, потому что они отягчены были сном. Отсюда познай человеческое легкомыслие и немощь! Вот мы и сну противиться не можем, а обещаем часто невозможное для нас! В третий раз Христос молится по тем причинам, о которых мы говорили выше. И снова приходит к ученикам, но не обличает их, хотя и следовало обличить, так как они и после упреков не укрепились, но предались сну. Что же говорит: спи́те про́чее и почива́йте (спите, значит, и отдыхаете? вы всё еще спите и почиваете?) Говорит же это, пристыжая их. Поскольку видел, что предатель идет, то и сказал им как бы так: теперь время сна, – спите, вот враг уже идет. Сказал же это (повторил), пристыжая их за сон. А что Он сказал это действительно в виде укоризны, послушай, что говорит ниже: воста́нѣте и́демъ (встаньте, пойдем). Так говорит не с тем, чтоб бежать, но чтобы встретить врагов. Выражение приско́рбна е́сть душа́ Моѧ́ до сме́рти (очень печальна душа Моя до смерти; скорбит смертельно) – некоторые разумеют так: Я скорблю не о том, что должен умереть, но о том, что Меня распинают израильтяне, – ближние Мои, и за то будут отвержены от Царства Божия.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author