petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Память преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка

Автор-составитель: иеромонах Макарий Симонопетрский

Св. Варсонофий жил в VI в. Он был родом из Египта и еще в молодости предался подвижничеству. Однажды, проходя мимо ипподрома, на котором проходили суетные состязания, разжигавшие страсти зрителей, он сказал себе: «Смотри, с каким рвением состязаются дети дьявола. Насколько же быстрее должны бежать мы, дети Царства, чтобы достичь победы!» Он направился в Палестину и стал духовным учеником старца по имени Маркелл. Затем, постепенно поднимаясь по лествице совершенства, стал селиться в разных кельях, чтобы вдали от людей предаваться созерцательной молитве. Достигнув сердечной чистоты и полного бесстрастия, он пришел в обитель аввы Серида [13 авг.], близ Газы, и обосновался там в отдаленной келье вне стен. Более пятидесяти лет он не принимал никого. Только авва Серид приносил ему раз в неделю Святые Дары и пищу: три хлеба и немного воды. Блаженный старец столь часто пребывал в упоении от сладчайших слез и возносился в святых видениях, что нередко неделями забывал есть и пить. Он говорил о себе, будто о ком-то другом: «Сын Божий мне свидетель. Я знаю человека, тут, в нашем монастыре, который может вообще не есть до пришествия Господа. Он не нуждается в этом, ведь пища его, питье его, одежда его – Дух Святой».

Встречаясь каждую неделю с аввой Серидом, св. Варсонофий диктовал ему поучения для своих духовных чад, монахов и мирян, которые обращались к нему в письмах за советом по всевозможным вопросам: о духовной жизни, о правильном христианском поведении в обществе, о темных местах Священного Писания, о святых догматах и даже о различных житейских делах. Когда он впервые начал диктовать письмо авве Сериду, тот испугался, что не запомнит так много слов, потому что ему было нечем записывать. Старец угадал его мысль и сказал: «Иди, возвращайся к себе и пиши спокойно, ибо Дух Божий не позволит, чтобы ты написал словом больше или словом меньше. Он будет водить твоей рукой, чтобы ты все записал по порядку». Св. Варсонофий прочно утвердился на скале смирения и достиг совершенного сердечного покоя постоянным памятованием о Боге. Он исполнился Божественного милосердия, которое изливалось у него, словно у Бога Отца, на всех, кто обращался к нему. Его уход от мира не был презрением к людям: св. Варсонофий относился ко всем с такой же заботой, как и Сам Бог. Он укреплял, утешал, увещевал, разделял радости и горести с другими людьми, брал на себя их ошибки. «Я воспринимаю, как свои собственные, приобретения и пользу всякой души. Добровольно и с рвением я принесу себя в жертву за ваши души», – писал он. Своей молитвой и наставлениями св. Варсонофий давал чадам истинную жизнь, как Бог Отец дал жизнь Своему Сыну. Он обещал им, что в Судный день он с уверенностью предстанет перед судом Божиим и громко скажет на удивление Ангелам: «Вот я и чада, которых дал мне Бог (Ис  8, 18)». С такой же уверенностью этот человек Божий прощал именем Господа грехи тем, кто исповедовался ему, хотя он не был священником. Он предсказывал будущее ученикам и исцелял их. Многие возвращали себе здоровье или освобождались от душевных страданий, накрывшись его куколем или дотронувшись до вещей, которые он посылал им в подарок. Но величайшим из этих священных даров Святого Духа было его рассуждение и духовное учение, ибо и через века св. Варсонофий остается наставником для тех, кто с благочестивым вниманием читает его письма. Дух, переданный св. Варсонофием своим ученикам, есть закон свободы (Иак. 1: 25), обретаемый путем отказа от всех забот этого мира, смерти для себя и для людей, чтобы полностью отдаться памятованию о Боге в радости и доверии. Он учил их также не возноситься и не надеяться на собственные силы, но всегда уповать на благодать, поскольку «она защищает наши слабости перед лицом Бога». Он не стыдился рассказывать ученикам о брани, которую ему пришлось вести, чтобы достичь покоя, но никогда не говорил о милостях, которыми Бог наделил его. Иногда подвижник проговаривался о видениях и восхищении ко Господу, например, сказал, что знает человека, который достиг седьмого неба. Однажды св. Варсонофий написал: «Я знаю одного раба Божия... в этом благословенном месте, который может воскрешать мертвых... изгонять бесов, исцелять неизлечимых... прекращать войны, отворять и затворять небо, подобно Илии». Когда в 542–543 гг. ужасная чума обрушилась на Римскую империю, к великому старцу воззвали, чтобы он заступился за погибающий мир. Тогда он тайным образом показал, что был одним из трех человек, «совершенных пред Богом, которые превзошли меру человечества и получили власть решить и вязать... Они стоят между губительством и миром, чтобы Господь не истребил весь мир, и по молитвам их Он растворяет наказание милостью». Несмотря на такие знамения Божией благодати, затворничество святого старца вызвало подозрения некоторых неусердных монахов, которые решили, что авва Серид выдумал существование отшельника, чтобы укрепить свою власть. Тогда св. Варсонофий открыл, один-единственный раз, дверь своей кельи, приветливо принял всех братий, омыл им ноги и удалился. Через несколько лет Варсонофий оставил келью другому старцу – своему верному и совершенному ученику Иоанну, о котором написал: «Что сказать о благословенном и смиренном моем послушнике, который одно со мною и который отказался до самой смерти от всякой своей воли? Господь сказал: Видевший Меня видел Отца (Ин. 14: 9), и сказал Он об ученике, что по нему можно знать учителя» (Лк. 6: 40). Св. Иоанн во всем подражал образу жизни Варсонофия. В затворничестве, полностью посвященном Богу, он обрел высочайший дар предвидения и пророчества. Ему даже не нужно было видеть учителя или говорить с ним для того, чтобы делиться своими мыслями, поэтому он был наречен Пророком. Как и Варсонофий, он общался со своими учениками посредством писем, сначала через авву Серида, затем через св. Дорофея [13 авг.]. Храня в душе такой же неколебимый мир, основанный на святом смирении и постоянных слезах, он учительствовал только в тени великого старца, чтобы раскрывать его ответы, давать более ясные наставления и воодушевить учеников, вера которых ослабла: «Хорошо, чтобы двое молились за вас, ибо двое лучше одного (Еккл. 4: 9)». Если кто-нибудь хотел бессовестно подвергнуть испытанию разумение двух старцев, задавая Иоанну и Варсонофию одинаковый вопрос, Пророк отвечал молчанием или велел следовать совету великого старца. Когда же спрашивали Варсонофия, тот отвечал: «Делай, как сказал брат Иоанн. Бог Варсонофия и Иоанна – один». На восемнадцатый год затворничества Иоанна авва Серид умер, оставив руководство обителью всем братиям по чину старшинства. Св. Варсонофий предался тогда полному молчанию, а Иоанн открыл, что закончит земной путь через неделю. Братия, соревнуясь в смирении, по очереди отказывались от руководства. Тогда, по настоянию Иоанна, сославшегося на предсказание Варсонофия, был единогласно назначен некий Элиан, который только что оставил жизнь в миру. Устрашенный обязанностью, которую на него возложили, он умолил Иоанна задержаться в земной жизни еще хотя бы на две недели, чтобы научить его управлять монастырем. Пророк уступил и остался жить еще на две недели. Когда же срок прошел, он позвал к себе всех монахов, обнял каждого и отпустил с миром, чтобы в одиночестве предать душу в руки Божии. Осталось неизвестным, как закончил земную жизнь прп. Варсонофий. Через пятьдесят лет его еще считали живым, поэтому патриарх Иерусалимский приказал отворить келью. Но из нее вырвалось пламя, которое чуть не сожгло собравшихся.
Tags: святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author