petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Перенесение мощей священномученика Игнатия Богоносца

Автор-составитель: иеромонах Макарий Симонопетрский

После того как Игнатий по собственному желанию стал «чистой пшеницей Божией», размолотой зубами хищных зверей на арене римского амфитеатра, от тела мученика остались лишь большие кости. Верующие с благоговением собрали честные мощи и перенесли их в Антиохию. Там святыня была с ликованием встречена христианами и стала источником чудес и духовного утешения. Ученик апостолов, отец епископов, основоположник славной когорты добропобедных мучеников, св. Игнатий снискал себе тройной венец и достойно почитается ныне как один из величайших святых Божиих. Пылавший любовью Христовой достойно своего имени (ignis по-латыни означает «огонь»), он получил прозвание Богоносца, ибо в сердце всегда носил Христа. Предание утверждает, что во время казни львы оставили нетронутым сердце св. Игнатия, на котором оказалось начертано золотыми буквами слово «Богоносец». Согласно другому толкованию, понимающему это греческое слово в страдательном залоге – «носимый Богом»,– св. Игнатий был тем самым ребенком, которого Христос поднял на руки и поставил посреди учеников со словами: И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает (Мф 18, 5). Однако и сам он не стеснялся называть себя этим именем без всякого самовосхваления, поскольку все христиане после своего крещения становятся христоносцами и духоносцами, облеченными Духом Святым, согласно учению святых отцов. В молодые годы св. Игнатий, по преданию, видел святых апостолов и был посвящен в глубинные таинства веры св. Иоанном Богословом и св. Поликарпом [23 фев.]. Позднее он стал преемником св. Евода [7 сен.] на епископском престоле Антиохии – столицы Сирии и крупнейшего города на всем Востоке. Эту кафедру учредил сам св. апостол Петр.

Во времена гонений, начатых императором Домицианом (81–96), св. Игнатий вдохновлял христианских исповедников претерпеть кратковременные муки и страдания ради достижения вечной жизни. Посещая мучеников в тюрьмах, св. Игнатий укреплял их и говорил, что сам более всего желает скорее воссоединиться со Христом, подражая его смерти. Несмотря на это, бесстрашный епископ оставался на свободе и, когда преследования утихли, был весьма огорчен тем, что не удостоился от Господа стать Его истинным учеником, испытанным и совершенным. В последовавшие за этим годы мира епископ Антиохийский заботился о том, чтобы заложить основы церковного устроения в то время, когда никого из апостолов уже не было в живых, и на деле показать, как благодать Божия, почившая на свв. апостолах в день Пятидесятницы, по-прежнему пребывает в Церкви и продолжается в епископском служении. Из Антиохии Великой авторитетный голос св. Игнатия слышался во всех христианских Церквах – тогда еще небольших локальных общинах. Он побуждал их пребывать в единомыслии и любви под властью своего епископа, который есть земной образ истинного Епископа и Великого Священника всей Церкви – Исуса Христа. Христиане, объединенные нерушимой верой в распятого и воскресшего Спасителя и взаимным согласием, основанным на любви и надежде, должны как можно чаще собираться вокруг епископа со священниками и диаконами, в особенности же в воскресенье – день Господень, дабы вместе совершать святую Евхаристию, «преломляя один хлеб, который есть средство от согрешений и противоядие от смерти, ради жизни вечной во Христе Исусе» [Послание к ефесянам]. «Где есть епископ, – говорил св. Игнатий, – там есть Христос, там есть Церковь кафолическая» (т. е. всеобщая) – основание вечной жизни и залог Богообщения. Поэтому единственным правомочным евхаристическим собранием является Евхаристия, совершаемая Церковью, объединенной вокруг епископа или его представителя [Послание к смирнянам]. По окончании собрания христианам надлежит и далее, во всякий день своей жизни и во всех обстоятельствах, друг перед другом или же в отношениях с внешним миром, во всех своих чувствах и помышлениях пребывать в согласии и гармонии, подобно струнам одной лиры, и воспевать «единогласно во Христе Исусе хвалебный гимн Отцу» [Послание к ефесянам]. «Будьте едины с епископом, – пишет св. Игнатий ефесянам, – как Церковь едина с Исусом Христом, а Христос – с Отцом, дабы единством все пребывало в согласии» [Послание к ефесянам]. Антиохийский архипастырь настоятельно призывает их избегать ненависти и вражды, а также всяческих расколов и разобщения «как начала всех зол» [Послание к смирнянам]. Итак, если верные будут тверды во взаимной любви и согласии, истина пребудет с ними, и Церковь, как Небесная твердыня, останется чистой и не оскверненной ересью. Св. Игнатий изложил таким образом вслед за св. Павлом неизменные принципы христианского учения о сущности Церкви, об институте епископства, значении евхаристического собрания христиан, об отношениях Поместных Церквей и Вселенской Церкви – словом, обо всем том, что делает приложимыми к Святой Церкви Христовой следующие слова Писания: Вся слава дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом. В испещренной одежде ведется она к Царю (Пс  44,14–15). В 98 г. римским императором стал Траян. Поначалу он оставил христиан в покое, более заботясь о ведении войны с варварами. Однако после одержанных побед над даками император вознамерился сделать культ римских богов и самого императора обязательным для всех подданных Рима, грозя за неповиновение смертью. Когда Траян повел свои войска в Армению и Парфию, он сделал по пути остановку в Антиохии, положив начало преследованию местных христиан. Чувствуя, что пришло его время, св. Игнатий сам предстал перед императором и бесстрашно ответил на его вопросы. Исповедав единого Бога – Творца всего сущего и Человеколюбца и Его Единородного Сына Исуса Христа, епископ не побоялся изобличить суеверие могущественного правителя, призывающего воображаемые существа в помощь своему войску. Разгневанный Траян спросил, не ученик ли он Того, Кто был распят при Понтии Пилате. «Я ученик Того, Кем мои грехи пригвождены ко Кресту и Кем низложен диавол и все козни его»,– отвечал святой. «Почему тебя называют Богоносцем?» – спросил тиран. «Потому, что я ношу в себе живого Христа!» Тогда император приказал заковать в цепи и отвести в Рим того, кто носит в себе Распятого, а затем отдать на растерзание львам для забавы толпы. Исполнившись радостью, угодник Божий облобызал сковывавшие его тяжелые цепи, называя их своими «драго- ценнейшими духовными перлами» [Послание к ефесянам], ибо они должны были доставить ему столь желанное блаженство вечной жизни со Христом и уподобить святому Павлу и многим другим мученикам. Попрощавшись с духовными чадами и братьями, св. Игнатий призвал их вместо слез и печали воспеть песнь радости и хвалы. Он отправился в долгий пеший путь вместе с прочими узниками под охраной десяти жестоких и безжалостных воинов, подлинных «леопардов» [вероятнее всего, речь здесь идет о воинах из легиона т.н. «леопардов»], как он сам назвал их в письме. Бесчеловечным обращением они лишь усугубляли радость святого от предвкушения скорой встречи с Господом. Отправившись из Антиохии, узники с немалым трудом, то плывя по морю, то передвигаясь пешком, прибыли наконец в Смирну. Там произошла волнительная встреча св. Игнатия с его соучеником, св. Поликарпом, епископом этого города. Вместе с ним приветствовать святого исповедника вышли местные христиане. Там же св. Игнатий принимал посланцев других Церквей провинции Асия: епископа Ефесского Онисима, епископа Магнесийского Дима и епископа Тралльского Поливия. В последних наставлениях он призывал их всех подражать кротости и смирению Господа нашего Исуса Христа перед лицом гонящих и оскорбляющих, не скрывая своей радости и стремления как можно скорее разделить славный жребий мучеников. Слова святого были столь искренними, что пришедшие проститься с ним уже не провожали его как приговоренного к смерти, но приветствовали как победителя, окончившего трудное поприще и готовящегося получить долгожданный венец на Небесах. Из Смирны св. Игнатий направил замечательные послания малоазийским Церквам, утверждая христиан в вере, убеждая остерегаться ересей, призывая их, сплотясь вокруг епископа и пресвитеров, хранить единство во Христе и сообщать всем пламенную веру своего сердца. Узнав о том, что римские христиане имеют намерение попытаться освободить его во время казни, св. Игнатий направил письмо также и им, умоляя отказаться от неуместного замысла и ничего не предпринимать по своей воле. «Лишь теперь я становлюсь учеником... Мое земное желание распято, во мне нет уже пламени любви к бренному миру, но лишь тихое журчание воды живой, говорящей мне: “Приди к Отцу"» [Послание к римлянам]. Любовь Христова, переполнявшая сердце святого, излилась в таких удивительных словах о жизни вечной: «Простите меня, братья, не препятствуйте, чтобы я жил, и не желайте, чтобы я умер. Разрешите мне по примеру Господа моего претерпеть страсти... Дозвольте мне быть растерзанным зверями, и таким путем обрести Господа. Я – пшеница Господня и буду перемолот зубами зверей, дабы стать чистым хлебом Христовым» [Послание к римлянам]. Мы видим, что единственным желанием святителя было стать, по образу Христа, истинным хлебом Евхаристии и принести в жертву самого себя, чтобы участвовать в великой и превосходнейшей литургии на Небесах. Из Смирны узники отправились в Троаду, где св. Игнатий с радостью получил весть о прекращении гонений в Антиохии. Он отправил Церквам послания, прося прислать туда своих представителей, дабы разделить радость вместе с духовной паствой, которую святитель вверял отныне заботам Поликарпа. Вероятно, святой намеревался написать еще ряд посланий различным Церквам, но внезапный приказ подняться на корабль заставил его покинуть Троаду и отплыть в Неаполь Македонский. Оттуда он был отправлен в Филиппы, а затем в Диррахий, где вновь взошел на корабль, доставивший узников в Италию. После долгих и утомительных переходов прибыв в Рим, св. Игнатий был встречен христианами столицы империи. В их сердцах скорбь и печаль перемешивались с радостью видеть у себя светило, явившееся к ним с Востока, дабы на Западе завершить свой земной путь. Когда наступила минута казни, св. Игнатий вышел на арену так, будто бы направлялся к святому алтарю для совершения своей последней литургии, перед взорами христиан и язычников, сидевших рядом на ступенях Колизея. Как истинный епископ и последователь Христа, нашего Великого Священника и Спасителя, пресвитер, самого себя приносящий в жертву, св. Игнатий с радостью ступил навстречу свирепым львам. В считанные мгновения звери растерзали его тело, оставив лишь голые кости, как он сам того желал. Драгоценные мощи были благоговейно собраны верными и с торжествами доставлены обратно в Антиохию. По пути святыню встречали и приветствовали христиане, словно святой пастырь Христов сам с победой возвращался в родной город.
Tags: святые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author