petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Евангелие благовестное с толкованием от Марка, 45 зачало: Мк. 10, 17‒27

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Текст Евангелия: И исходя́щу Ему́ на пу́ть, при­­те́къ нѣ́кiи и покло́нся на колѣ́ну Ему́, вопраша́­ше Его́. Учи́телю благы́и, что́ сотворю́, да живо́тъ вѣ́чныи наслѣ́д­ст­вую? Ису́съ же рече́ ему́. что́ Мя́ глагто́леши бла́га? никто́же бла́гъ, то́кмо еди́нъ Бо́гъ. За́повѣди вѣ́си; не прелюбы́ сотвори́ши, не убі́й, не укра́ди: не лжесвидѣ́тельст­вуй, не оби́ди. чти́ отца́ тво­его́ и ма́тере. О́нъ же от­вѣща́въ рече́ Ему́. Учи́телю, сiя́ вся́ сохрани́хъ от­ ю́ности мо­ея́.
Ису́съ же возрѣ́въ на́нь, воз­люби́ его́, и рече́ ему́. еди́ного еси́ не доконча́лъ. иди́, ели́ка и́маши прода́ждь, и да́ждь ни́щимъ, и имѣ́ти и́маши сокро́вище нá небеси. и прiиди́ и ходи́ въ слѣ́дъ Мене́ взе́мъ кре́стъ. óнъ же дря́хлъ бы́въ о словеси́, оти́де скорбя́, бѣ́ бо имѣ́я стяжа́нiя мно́га. Некоторые ложно представляют сего юношу как хитрого и коварного искусителя. Это не так: он был только человек любостяжательный, а не искуситель. Ибо послушай, что замечает евангелист: возрѣ́въ на́нь Исус, воз­люби́ и́ (взглянув на него, полюбил его). А почему Христос отвечал ему так: никто́же бла́гъ (никто не благ)? Потому что тот подошел к Христу, как к простому человеку и как одному из многих учителей. Христос как бы так говорит: «Если ты почитаешь Меня благим, как простого учителя, то в сравнении с Богом ни один человек не благ; если признаешь Меня благим, как Бога, то для чего называешь Меня только учителем»? Такими словами Христос хочет подать высшую мысль о Себе, чтобы тот познал Его как Бога. Кроме того, для исправления же юноши, Господь дает ему и другой урок: если он хочет с кем-либо беседовать, то говорить должен без лести, а корень и источник благости знать один – Бога и Ему воздавать подобающую честь. Впрочем, я удивляюсь сему юноше в том, что, когда все другие
приходили к Христу за исцелением от болезней, он сам просит о наследовании жизни вечной, – если б только он не был одержим еще сильнейшей в нем страстью сребролюбия. По сей-то страсти, услышав слова Господа: иди́, прода́й всё своё имение, и да́ждь (раздай) ни́щимъ, он оти́де скорбя́ (отошел с печалью). Заметь при сем, что Господь не сказал: продай по частям, что имеешь и раздай, а продай за один раз и раздай, но только нищим, а не ласкателям и не развратникам; потом: приди и последуй за Мною, то есть усвой и всякую другую добродетель, ибо много таких, которые хотя и не стяжательны, но не смиренны, или и смиренны, но не трезвы, или имеют другой какой-либо порок. Поэтому и Господь не говорит только: «Продай и раздай нищим», но: «И приходи, последуй за Мною, взяв крест», что значит быть готовым на смерть ради Него. óнъ же дря́хлъ бы́въ о́ словѣ, оти́де... бѣ́ бо имѣ́я стяжа́нiя велiя и мно́га (он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение). Не напрасно присовокуплено, что он много имел: ибо и малым владеть и худо и опасно, а узы многих стяжаний и вовсе неразрешимы. Но тот, что юн по духу, легкомыслен, невнимателен мыслью, не устроен разумом, пусть так же продаст имение свое, как-то: гнев и похоть, со всем тем, что от них прозябает, и отдаст, бросит бесам, которые суть нищи, лишены всякого блага и богатства, потому что отпали от благости Божией, и потом да последует Христу, ибо тот только может последовать Христу, кто отвергнет богатство грехов, которое есть достояние бесов. Уклони бо ся от зла, – сказано, – это значит бросить греховное богатство нищим, то есть силам бесовским; и сотвори благо, что значит последовать Христу и взять Крест Его (Пс. 33: 15). Евангелие: и возрѣ́въ Ису́съ, глаго́ла ученико́мъ Сво­и́мъ. ка́ко неудо́бь иму́щеи бога́тьст­во въ Ца́р­ст­вiе Бо́жiе вни́дутъ. ученицы́ же ужаса́хуся о словесѣ́хъ Его́. Ису́съ же па́кы от­вѣща́въ глаго́ла и́мъ. ча́да, ка́ко неудо́бь упова́ющимъ на бога́тьст­во въ Ца́р­ст­вiе Бо́жiе вни́ти. удо́бѣе бо е́сть вельбу́ду сквоз­ѣ́ иглинѣ́ у́ши про­ити́, не́же бога́ту въ Ца́р­ст­вiе Бо́жiе вни́ти. они́ же изли́ха дивля́хуся, глаго́люще къ себѣ́, то́ кто́ мо́жетъ спасе́нъ бы́ти? Возрѣ́въ же на ни́хъ Ису́съ, глаго́ла. от человѣ́къ невоз­мо́жно, но не óт Бога. вся́ бо воз­мо́жна су́ть óт Бога. Не богатство само по себе есть зло, а берегущие его злы и достойны осуждения, ибо должно не иметь его, то есть держать у себя, а употреблять на пользу. Оно потому и называется богатством, что назначено
для полезного употребления, а не для сбережения. Поэтому берегущим и запирающим его нуждно (трудно) внидутъ войти в Царствие Божие. А слово нуждно (трудно) значит здесь то же, что невозможно. Богатому человеку действительно слишком трудно спастись. Это видно из того примера, который присовокупляет Господь, говоря: удо́бѣе е́сть вельбу́ду уши́ма иглы про­ити́ (удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие). Под названием верблюда разумей или самое животное, или толстую вервь (канат), употребляемую на больших кораблях. Итак, человеку, пока он богат, невозможно спастись. Но от Бога это возможно. Христос сказал: сотворите себе други от богатства неправды (приобретайте себе друзей богатством неправедным; Лк. 16: 9). Видишь ли, как все становится возможно, когда слышим Слово Божие! от человѣ́къ невоз­мо́жно (человекам это невозможно), то есть невозможно тогда, когда рассуждаем по-человечески. Но почему ученики так изумлялись при этих словах? Ведь сами они никогда не были богаты? Я думаю, что они в сем случае заботились о всех людях, так как уже начинали быть человеколюбивы. Некоторые недоумевают, как Христос сказал, что вся́ бо воз­мо́жна су́ть óт Бога (всё возможно Богу). Неужели Он может и погрешить? На это мы отвечаем, что когда Христос говорит: «всё», то разумеет все существенное, но грех не есть что-либо существенное: грех есть нечто несущественное, недеятельное, или, иначе сказать, грех есть принадлежность не силы, а немощи, как и апостол говорит: Христосъ намъ немощнымъ за ны умре (когда еще мы были немощны... умер; Рим. 5, 6),
и Давыд говорит: умножишася немощи (умножаются скорби) ихъ (Пс. 15, 4). Значит, грех, как немощь, невозможен для Бога. Но может ли Бог, – говорят, – сделать и бывшее, как не бывшее? На это скажем: Бог есть Истина, а сделать бывшее, как бы не бывшее, есть ложь. Как же Истина сделает ложь? Для этого Ему надлежало бы сперва изменить Свое Существо. Говорить таким образом значило бы сказать, что Бог может не быть и Богом.








Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author