petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Память преподобного Макария Александрийского, именуемого Градским

Автор-составитель: иеромонах Макарий Симонопетрский

Тезка и современник основателя Скита (ІV в.), прп. Макарий был вначале продавцом сушеных фруктов и сладостей в Александрии [cм. «Изречения отцов-пустынников», алфавитное собрание, и «Лавсаик» (гл. 18)]. В возрасте примерно сорока лет он удалился в пустыню Келлий, расположенную между Нитрией и Скитом [oб основании Нитрии и Келлий прп. Аммуном см. статью под 4 октября]. Он также был учеником прп. Антония Великого, который сказал ему, благословляя: «Вот мой разум почивает в тебе. Отныне ты будешь наследником моих добродетелей». У прп. Макария было несколько келий: одна в Ските, одна в Либе, одна в Келлиях и еще одна на Нитрийской горе. Две из них были без окон, и подвижник проводил весь пост в полной темноте, другая была столь тесной, что он даже не мог там лежа вытянуться во весь рост, а в иной, более просторной, авва принимал многочисленных посетителей. Его крайне суровая жизнь и огромное терпение в борьбе с искушениями принесли ему благодать Святого Духа и удостоили чести быть избранным братией Келлий их священником и главой (архимандритом). Его любовь к добродетели была столь велика, что как только он слышал о каком-нибудь подвиге, совершенном одним из пустынножителей, он тотчас порывался превзойти этот подвиг и довести его до совершенства. Однажды Макарий услышал о том, что монахи прп. Пахомия на протяжении всего поста придерживаются сыроядения, и после этого семь лет подряд питался лишь размоченным горохом и сырыми овощами. Весь свой запас хлеба он клал в глиняную вазу с достаточно узким горлышком и в течение трех лет съедал за раз малую толику хлеба, сколько могла отщипнуть и вытащить его рука.

Решившись победить сон, Макарий простоял на ногах вне кельи двадцать дней, попаляемый дневным зноем и пронизываемый ночной стужей. В другой раз он прихлопнул рукой мошку, которая его укусила. Осознав, что он принес смерть творению Божию, Макарий принудил себя провести полгода в болоте, кишащем безжалостными комарами и прочими насекомыми. Когда подвижник наконец вернулся к себе в келью, он был настолько обезображен, что узнать его можно было лишь по голосу. Когда прп. Макарий услышал, как расхваливают образ жизни монахов из Тавенниси, он переоделся в другое платье и, не открывая себя, появился на пороге этого монастыря, прося взять его послушником. Прп. Пахомий отверг просьбу святого, сказав, что в его возрасте будет невозможно жить в таком строгом режиме, как живут монахи. Но поскольку прп. Макарий продолжал настаивать, Пахомий согласился взять его на испытательный срок. Весь Великий пост Макарий провел, стоя в углу и беспрерывно плетя корзины из пальмовых листьев, даже не притронувшись к хлебу и воде, которые ему приносили и оставляли рядом. Остальные монахи стали жаловаться прп. Пахомию, говоря: «Где ты нашел этот чистый дух во осуждение нам?» Тогда Бог открыл Пахомию, что пришедший послушник есть не кто иной, как знаменитый Макарий. Настоятель поспешил к нему, обнял, поблагодарил, что тот преподал его монахам урок смирения, и отпустил, попросив молиться за них. В другой раз прп. Макарий решил хранить ум в созерцании Бога, не отвлекаясь ни на что в течение пяти дней. Он сказал своему духу: «Не спускайся с Небес, у тебя там есть Ангелы, Архангелы и Бог вселенной. Не опускайся ниже Неба!» После того как подвижник пробыл в этом состоянии два дня, выведенный из себя демон сжег все, что находилось в келье, кроме маленькой циновки, на которой стоял святой. На третий день Макарий позволил своему духу спуститься для созерцания мира, чтобы не возгордиться и не впасть в прелесть. Молитвой старец исцелял многих одержимых бесом и врачевал больных. Однажды гиена принесла к нему своего слепого малыша. Святой исцелил животное, и на следующий день гиена принесла ему в благодарность овечье руно, которое Макарий затем подарил св. Мелании [31 дек.]. Просияв добродетелями и чудесами, прп. Макарий мирно отошел ко Господу, почти ста лет от роду. До последнего момента он вел борьбу с дьяволом, обвиняя себя в объедении и нерадении, и наконец сказал лукавому: «Разве я тебе сейчас еще что-нибудь должен? Ты не найдешь во мне больше ничего. Уйди от меня подальше!»
Tags: святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author