petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Апостол дня. Послание к Евреям: Евр., 312 зач., 5, 11 ‒ 6, 8



Авторы: святитель Иоанн Златоуст; архиепископ Аверкий Таушев; святитель Феофан Затворник; священник Николай Рудинский

Дальнейшее развитие речи о Христе как Первосвященнике по чину Мелхиседекову святой апостол Павел прерывает укоризною евреев-христиан за их внешнее, младенческое понимание истин христианства и замечает, что они, упорствующие в своих закоренелых иудейских заблуждениях, неспособны понять и принять изложенное им важное учение о первосвященничестве Христовом. Судя по времени избрания евреев Богом, они могли быть учителями, но, вместо того, они оказываются подобными младенцам, которым нужна еще молочная пища, то есть их приходится учить лишь самым начаткам христианского учения: Брáт
iе, о Мехиседéцѣ мнóго нáмъ слóво, и неудóбь сказáемо (труднообъяснимое) глагóлати (надлежало бы), понéже (поскольку) нéмощни бы́сте (медлительны сделались) слýхи (слышанию). Неудóбь сказáемо «потому, что не слушают. Кто имеет дело с людьми невнимательными и не понимающими преподаваемого, тот не может вполне объяснить им учения. Здесь он и не вовсе умолчал и не высказал всего, чтобы возбудить в слушателях усердие. Напомнив им, что в словах его заключается нечто великое, смотри, как он вместе с похвалою соединяет обличение. Так всегда поступал мудрый Павел, смешивая неприятное с полезным. Таким образом он достигает двух целей: и не слишком напрягает (ум), и не дозволяет им упасть (духом)» (св. Златоуст). Далее «святой Павел говорит о тех, к коим пишет, что они давно уже просвещены верою» (свт. Феофан): И́бо дóлъжни (бы) сýще бы́ти учи́теле лѣ́та рáди (из-за [судя по] времени), пáки трéбуете (опять нуждаетесь) учи́тися вáмъ. «Здесь он показывает что они уверовали уже давно, и потому, внушает, что они должны наставлять и других» (св. Златоуст). Кáя пи́смена (первым от буквы основам) начáло словесéмъ Бóжiимъ. Писменами начала «он называет здесь учение о человечестве (Христовом). Как во внешних науках прежде всего должно изучить письмена, так и в слове Божием прежде должно узнать учение о человечестве» (св. Златоуст). и бы́сте трéбующе (нуждаетесь) млекá, а не крѣ́пкiя (твёрдой) пи́щи. «Молоком он называет уничиженное учение потому, что оно приличествует немощнейшим; совершеннейшим же оно не нужно и долго останавливаться на нем им вредно… слово Божие есть истинная пища, питающая душу, т. е. вы хотели, вы сами довели себя до такого состояния, до такой нужды» (св. Златоуст).

Вся́къ бо причащáяися (приобщающийся) млецѣ́, не искýсенъ (неопытен в) слóву прáвды (праведности). «Здесь, мне кажется, он намекает и на образ жизни. Подобным образом и Христос сказал: аще не избудетъ правда ваша паче праведности книжникъ и фарисей (Мф. 5:20). Так и он говорит: несведущ в слове правды, т. е. неопытный в вышнем любомудрии, не могущий вести высшей и совершенной жизни. Или здесь правдою он называет Христа и высокое о Нем учение» (св. Златоуст). Младéнецъ бо (ведь) éсть: ибо он ещё имеет младенческий разум, неспособный понимать это. Совершéнымъ же éсть твéрдая пи́ща, имýщымъ (из-за овладения [опытом]) чýвьствiя обучéна («нам должно упражнять слух свой слушанием божественных (Писаний), чтобы не увлекаться странными новизнами») дóлгимъ учéнiемъ (упражнением) въ разъсужéнiе (к различению, то есть опытными) добру же и злу. Он говорит «о правых и высоких догматах, также неправых и низких учениях. Дитя не умеет различать худой и хорошей пищи, часто берет себе в рот грязь, принимает вредное и делает все без рассуждения. Но это – не совершенство. Таковы те, которые слушают все без различия и склоняют слух к нелепым учениям без рассуждения. Их он и обличает, как людей, непрестанно колеблющихся и предающихся то тем, то другим... Гортань вкушает яства, а душа уразумевает учения... Если бы мы внимали Писаниям, то не только не впадали бы в заблуждения, но и других заблуждающихся удерживали бы и избавляли от опасностей» (св. Златоуст). Хотя апостол Павел и назвал евреев младенцами по вере, неспособными принимать твердой пищи, он сделал это лишь в укоризненном смысле, считая, что они все же будут в состоянии понять и совершеннейшее учение христианское. При помощи Божией, он надеется преодолеть главное препятствие к этому — узко-национальные предрассудки евреев — и с шестой главы начинает раскрывать (вплоть до 6 ст. 8 гл.) возвышенное учение о Господе Исусе Христе, как о Первосвященнике по чину Мелхиседекову. Тѣ́мже (потому) остáвльше (оставив) начáло Христóва словесé, на совершéнiе (к совершенству) ведéмся (φερώμεθα, давайте будем направляться), да не пáки (опять) основáнiе покая́нiю полагáюще от мéртвыхъ дѣ́лъ и вѣ́ры нá (в) Бога, крещéнiемъ учéнiемъ (βαπτισμῶν διδαχῆς, учениям об омовениях), возложéнiемъ рýку, воскресéнiе же мéртвымъ и суду вѣ́чному. Приняв учение Христово раньше других, палестинские христиане не только не усовершенствовались в познании его, но снова обнаруживают склонность возвратиться в иудейство. И сié сотвори́мъ áще (если только) Бóгъ повели́тъ и если они не совершенно отпали от веры и благодати Божией, то св. Павел надеется просветить их ум более совершенными познаниями о Христе; если же отпали или отпадут от Христа, всё будет совершенно безполезно. Здесь апостол прежде всего говорит о тяжести греха отпадения от веры после принятия Святого Крещения и о невозможности обновления через вторичное принятие этого неповторимого таинства: Не возмóжно бо просвѣщéныхъ еди́ною (однажды), и вкуси́вшихъ дáра небéснаго, и причáстниковъ (соучастников) бы́вшихъ Дýха Святáго, и добрá (благого) вкуси́вшихъ Бóжiя глагóла, и си́лы грядýщаго вѣ́ка, и отпáдшихъ пáки (опять) обновля́ти въ покая́нiе, вторóе (снова) распинáюще Сы́на Бóжiя себѣ́ (собою) и обличáюще (выставляя на позор), ибо невозможно надеяться на обращение ко Христу и просвещение тех, кто сознательноотпали от Него, будучи просвещены учением Его и благодатью Святого Духа. В этих словах ясно видно указание апостола на самый страшный грех, который назван Самим Господом хулою на Духа Святого (Мф. 12:31). Это — грех ожесточенной нераскаянности, упорного противления Богу, которым грешит диавол и с ним все остальные духи зла, а также и уподобляющиеся им в своей ожесточенной злобе против Бога люди, каковы, например, были книжники и фарисеи, которые как бы видя не видели и слыша не слышали чудес Христовых и Его дивного возвышенного учения и довели Его до распятия, продолжая даже и над Распятым ругаться. В вышеприведенных словах указываются черты, имеющие в виду людей, высоко поднявшихся по лествице духовного совершенства. Для таких падение бывает особенно тяжким и обращение безнадежным. апостол сравнивает их с испорченной почвой, пившей многократно сходивший на нее дождь и все-таки производящей лишь одни терния и волчцы: Земля́ бо, если она добрая, пи́вшая сходя́щаго на ню́ (неё) мнóжицею (многократно) дождя, и ражáющи бы́лiя добрá о́нѣмъ (произрастающая растения полезные тем), и́хъ же рáди (для которых) и дѣ́лаема éсть (обрабатывается), прiéмлетъ (получает) благословéнiе óт Бога: а износя́щая (производящая) тéрнiе и волчéцъ (колючие растения), если не исправится, подлежит истреблению, не потрéбна éсть (непригодна, как никуда не годная), и кля́твы бли́зъ (к проклятию близка), éй же кончи́на пожьжéнiе. «Впечатлительно представляет св. апостол, что те, которые верою сочетавшись со Христом Господом и вкусив в Нем неизреченных благ, отпадают, – второе (снова) распинают Господа, и за то, как земля, пившая многократно сходящий на нее дождь и износящая терния и волчцы, подлежат клятве и пожжению» (свт. Феофан). «Устрашимся же, возлюбленные! Не Павлова это угроза, не человеческие это слова; это – Духа Святаго, Христа, глаголавшаго в Павле. Кто чист от этих терний? Если бы даже мы были чистыми, то и тогда нам следовало бы не оставаться спокойными, а страшиться и трепетать, как бы в нас не выросли терния; а если мы все всецело состоим из терний и волчцов, то, скажи мне, как мы можем оставаться спокойными и беспечными? Что делает нас беспечными? Если думающий, что он стоит, должен бояться, чтобы не упасть, падший сколько должен заботиться, чтобы востать» (св. Златоуст). В русском синод. переводе: 11 О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать. 12 Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища. 13 Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец; 14 твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла. ГЛАВА 6. 1 Посему, оставив начатки учения Христова, поспешим к совершенству; и не станем снова полагать основание обращению от мертвых дел и вере в Бога, 2 учению о крещениях, о возложении рук, о воскресении мертвых и о суде вечном. 3 И это сделаем, если Бог позволит. 4 Ибо невозможно однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, 5 и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, 6 и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему. 7 Земля, пившая многократно сходящий на нее дождь и произращающая злак, полезный тем, для которых и возделывается, получает благословение от Бога; 8а производящая терния и волчцы негодна и близка к проклятию, которого конец ― сожжение.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author