petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Евангелие благовестное с толкованием: от Луки, 65 зачало: Лк., 12, 23‒33

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Рече́ же Ему́ нѣ́кiи от­ наро́да, Учи́телю, рцы́ бра́ту мо­ему́, да раздѣли́тъ со мно́ю достоя́нiе. О́нъ же рече́ ему́, человѣ́че, кто́ Мя́ поста́ви судiю́, или́ дѣли́теля надъ ва́ми. Рече́ же къ ни́мъ, блюди́те и храни́теся от­ лихо­и́м­ст­ва, я́ко не от­ избы́тка кому́ живо́тъ его́ е́сть, от­ имѣ́нiя его́. Чтобы научить нас, как мало должно радеть о житейском и заниматься земным, Господь отсылает от Себя того, кто просил Его распоряжения о разделе отцовского наследства, и потому говорит: кто́ Мя́ поста́ви судiю́, или́ дѣли́теля надъ ва́ми (кто поставил Меня судить или делить вас?) Поскольку человек этот не стал просить того, что полезно и нужно для спасения, а просил Его быть делителем земного и временного имения, то Господь отсылает его как беспокойного и нежелающего научиться ничему нужному; впрочем, делает это кротко, а не грозно. Но поступком этим, без сомнения, всех, как тогдашних, так и нынешних, слушателей Своих Он научает не заботиться ни о чем земном и временном, не спорить из-за него с братьями, и даже уступать им, если они желают быть и любостяжательными (ибо говорит: от вземлющаго бо от тебе рече что, не истязай (от вявшего твое, говорит, не требуй назад; Лк. 6, 30), и искать того, что полезно и необходимо для спасения души.

Поэтому и присовокупил сии слова: зрите и блюдитеся от лихоимания (смотрите, берегитесь любостяжания), убеждал нас избегать любостяжания как бы какой-нибудь диавольской ямы. Кому же сказал Он это: зрите и блюдитеся от лихоимания (смотрите, берегитесь любостяжания)? Этим двум братьям. Так как у них был спор о наследстве и, вероятно, из них двоих один другого обидел, то Он и обращает к ним речь о любостяжании. Ибо оно – великое зло. Поэтому апостол Павел называет его идолослужением (Кол. 3, 5), быть может потому, что оно прилично одним тем, кои не знают Бога, или, что и справедливее, потому, что идолы язычников – сребро и злато (Пс. 113, 12). Почитающий серебро и золото подобен идолопоклонникам, потому что тот и другие поклоняются и воздают почитание одному веществу. Господь говорит это в опровержение мыслей любителей богатства. Любители богатства, по-видимому, заботятся о богатстве потому, что желают жить, и собирают отовсюду потому, что намереваются долго жить. Поэтому Господь говорит: несчастный и бедный! неужели от многого имения прибавится тебе и долголетие? Зачем же ты ясно страдаешь из-за неизвестного успокоения? Ибо не известно еще, достигнешь ли ты старости, для которой собираешь; а то очевидно, что ныне ты тратишь (свою жизнь) на приобретение имения. Рече́ же къ ученико́мъ Сво­и́мъ, сего́ ра́ди глаго́лю ва́мъ, не пецитеся душами ва́­шими, что́ я́сте; ни тѣ́ломъ, во что́ облецѣ́теся, душа́ бо́льши е́сть пи́щи, и тѣ́ло оде́жди. Смотри́те вра́нъ, я́ко не сѣ́ютъ ни жну́тъ, и́мже нѣ́сть сокро́вища ни жи́тницы, и Бо́гъ пита́етъ и́хъ, ко́льми па́че вы́ есте́ лу́чши пти́цъ? Кто́ же от­ ва́съ пекі́ися, мо́жетъ при­­ложи́ти во́зрасту сво­ему́ ла́коть еди́нъ? А́ще у́бо ни ма́ла чесо́ мо́жете, что́ о про́чихъ пече́теся. Мало-помалу Господь восходит к учению о высшем совершенстве. Заметь же порядок. Он научил беречься любостяжания и присовокупил притчу о богатом в доказательство того, что желающий очень многого – безумен. Простирая учение далее, Он не позволяет нам заботиться и о необходимом. Как диавол, начиная с малых грехов, ввергает нас и в большие, почему и назван он у Иова (см. Иов. 4, 11) мравiй левъ (могучий лев), так, напротив, Господь, разрушая дела его, научает прежде бегать великих грехов, а потом указывает и начала их. Заповедав нам беречься любостяжания, доходит и до корня его, то есть заботы, чтобы и корень пресечь, и говорит: сего́ ра́ди глаго́лю ва́мъ (посему говорю вам). Итак, избытка должно бегать. Почему? Потому что не от­ избы́тка кому́ живо́тъ его́ е́сть, от­ имѣ́нiя его́ (жизнь человека не зависит от изобилия его имения), то есть мера сей жизни не соразмеряется с изобилием имения. Ибо если кто имеет многое, то не значит еще, что он уже и проживет долго. Долголетие не зависит от множества богатства. Поскольку, – говорит, – безумен тот, кто назначает сам себе продолжительную жизнь и, обольщаясь этим, желает большего, каков был помянутый богач, потому Я вам говорю: не пецитеся душами ва́­шими, что́ я́сте (не заботьтесь для души вашей, что вам есть). Сказал так не потому, будто бы разумная душа ест, но потому, что душа, по-видимому, удерживается в связи с телом только под тем условием, если мы употребляем пищу. И иначе: тело, будучи и мертво, одевается, но уже не питается. Поскольку же питаться свойственно телу одушевленному, то справедливо употребление пищи Он отнес к душе. Или: не называется ли душой питательная сила? Итак, питательной частью неразумной души не заботьтесь, что вам есть, ни телом, во что одеться. За сим представляет основание. Тот, Кто дал большее, именно душу, не даст ли и пищу? Тот, Кто дал тело, не даст ли и одежду? Потом доказывает примером воронов. На птиц указывает для того, чтобы более усовестить нас. Мог бы Он привести в пример святых пророков, как-то: Илию и Моисея, но для большего посрамления указывает на птиц. Потом представляет еще и другое основание. Скажи, пожалуй, какая тебе прибыль от забот? Прибавляешь ли ты своему росту хотя малейшую часть? Нет, напротив, ты даже истощаешь свое тело, ибо забота сушит. Если же и малейшего не можешь прибавить, что заботишься о прочем? Очевидно, что как росту Бог придает, так и прочее подаст. Смотри́те кри́ны, ка́ко расту́тъ, не тружда́ют­ся ни пряду́тъ. глаго́лю же ва́мъ, ни Со́ломонъ во все́й сла́вѣ сво­е́й облече́ся я́ко еди́нъ от­ си́хъ. А́ще же траву́ на селѣ́ дне́сь су́щю, и у́трѣ въ пе́щь вметаему, Бо́гъ та́ко одѣва́етъ, ко́льми па́че ва́съ маловѣ́ри. И вы́ не ищи́те что́ имате я́сти, или́ что́ пити; и не воз­носи́теся, всѣ́хъ бо си́хъ, язы́цы мíра сего́ и́щутъ. ва́шъ же Оте́цъ вѣ́сть, я́ко тре́буете си́хъ. Оба́че ищи́те Ца́р­ст­вiя Бо́жiя, и сiя́ вся́ при­­ложа́т­ся ва́мъ. И пример лилий Господь выставил для большего нашего вразумления. Ибо если Бог лилии одевает так, что слава Соломонова не могла никогда сравниться ни с одной из них, и притом тогда, как для лилий красота не необходима, не тем ли более Он оденет нас – честнейшее Свое создание, когда притом для тела нашего одеяние необходимо? Что же, – скажут, – повелеваешь нам не возделывать земли? Я не сказал: не возделывайте землю, но не заботьтесь. Делать Я не возбраняю, а запрещаю беспокоиться, то есть иметь надежду на самих себя. А кто делает и уповает на Бога, тот живет беззаботно. Явно, что Он искореняет заботу, потому что она удаляет от Бога. Далее говорит: не пецитеся душами ва́­шими, что́ я́сте, или что́ пити, и не возгоситеся (не беспокойтесь). Беспокойством (по-церковнославянски – возношением) называет, без сомнения, не иное что, как развлечение и непостоянное направление разума, помышляющего то о том, то о другом, перескакивающего от одного на другое и всегда мечтающего о чем-то более высоком. Не значит ли это гоняться за метеорами? Такую-то заботу, как удаляющую нас от Бога, или легкомыслие запрещает Господь, сказав, что всѣ́хъ бо си́хъ, язы́цы мíра сего́ и́щутъ (всего этого ищут люди мира сего). Ибо забота не останавливается на необходимом, но, как я сказал, всегда ищет более высокого, почему и называется возношением вверх. Например, мы не имеем хлеба. Мы сначала заботимся, откуда бы получить его, но на этом не останавливаемся, а желаем получить хлеб из отличной пшеницы; потом желаем и вина, и притом цветистоблаговонного; затем желаем и жареного, и притом из рябчиков или фазанов. Видишь ли, какова забота и легкомыслие? Поэтому Господь решительно пресекает оную, ибо этого ищут язычники. Потом представляет и другое основание, именно: что Отец наш знает, в чем мы имеем нужду, и представляет не одно, а много оснований. Говорит: Он есть Отец, а если Отец, то как не даст? Притом Он вѣ́сть (знает), ибо не не знает. Да и вы тре́буете (имеете нужду), ибо это не лишнее, а необходимое. Итак, если Он Отец и вы имеете нужду, и Он знает, то как же не даст? Поэтому прежде всего ищи́те Ца́р­ст­вiя Бо́жiя, а заботу о житейском, как удаляющую вас от Него, отвергните, и тогда все сие придастся вам. Видишь ли, каков Бог? Если ты ищешь малого, ты делаешь неугодное Ему, ибо оскорбляешь Его великодаровитость; если ищешь великого, то и его получишь, и малое придается тебе. Ибо если Он увидит, что ты занят исканием Царства Его, то Он, всеконечно, будет промышлять о тебе в твоих нуждах. Даже и мы в своих делах не так ли поступаем? И мы заботимся более о тех, кои всецело предали себя нашему попечению, и бываем к ним так предусмотрительны, как будто бы они сами и не смотрят за собой? Не тем ли паче (так сотворит) Господь? Итак, Господь пресекает заботу о житейском для того, чтобы убедить нас искать Царствия Его: ибо при заботах о житейском это невозможно.

Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author