petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Церковный праздник Воздвижения. Святоотеческие проповеди и их понимание духовного значения праздника

Автор: Петр Малков

Церковный праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Воздвижение Креста Господня – единственный христианский праздник, который начал отмечаться одновременно с празднуемым событием. Первое Крестовоздвижение было отпраздновано при самом обретении святой императрицей Еленой Креста Христова и с тех пор стало неотъемлемой частью литургической жизни Иерусалимской Церкви. Согласно древней «Пасхальной хронике» (VII век), священнодействие Воздвижения Креста, называвшееся тогда иначе – «Явление Креста», начало совершаться в богослужении Иерусалимской Церкви с сентября 334 года, оказавшись соединенным с торжествами в честь освящения новопостроенных иерусалимских церквей. В те годы завершилось возведение святым императором Константином Великим на месте обретения Креста храма в честь Воскресения Христова (Гроба Господня). Праздник в честь окончания этого строительства начал с тех пор именоваться в Иерусалимской Церкви днем Обновления (то есть освящения) храма Воскресения. Неотъемлемой частью этих торжеств как раз и стал богослужебный обычай Воздвижения Креста. Впрочем, само именование праздника «Воздвижением» впервые встречается лишь в литературном памятнике VI столетия – в «Похвальном слове Кресту» кипрского автора Александра Монаха. Итак, поначалу Воздвижение Креста являлось одним из важнейших годичных праздников именно среди иерусалимских христиан (он стал здесь уже к концу IV века одним из трех главных праздников церковного года). При этом он был составной частью торжественного и продолжительного празднования Обновления храма Воскресения: в ту эпоху празднование Обновления храма продолжалось восемь дней, а событию Воздвижения был посвящен второй из них. На праздник в Иерусалим стекался народ из самых отдаленных областей христианского Востока: из Месопотамии, Египта, Сирии. Постепенно, к началу VII столетия, именно Воздвижение Креста стало главным смысловым и духовным центром этого празднования, заслонив собой торжество Обновления храма Воскресения. Древность принятой ныне даты празднования Воздвижения Креста – 14 / 27 сентября по новому стилю – свидетельствуется в житии святителя Иоанна Златоуста. Следует отметить, что праздник Воздвижения отмечается ровно через сорок дней после другого важнейшего церковного двунадесятого праздника – Преображения Господня. Возможно, духовная причина выбора этой даты заключается в том, что – как известно из священной истории – Преображение Господне совершилось за сорок дней до голгофского Распятия на Кресте. Поэтому в православной богослужебной традиции Крест Христов прославляется через сорок дней после церковного праздника Преображения. С VI столетия праздник Крестовоздвижения начал быстро распространяться по христианскому Востоку (например, в Сирии). Западная христианская традиция воспринимала его гораздо медленней: впервые он стал отмечаться лишь в первой половине VII столетия при папе Гонории I (625–638). Древнейшим обычаем праздничного богослужения является особая традиция «воздвижения» креста. По древней иерусалимской богослужебной традиции чин троекратного воздвижения Креста – части того самого исторического Креста Христова – предстоятелем Церкви сопровождался 50-кратным пением «Господи, помилуй», звучавшим во время каждого из трех возвышений Креста для поклонения. Перед каждым из трех возвышений Креста также звучали ектении, особые молитвы, песнопения и фрагменты из Псалтири. После третьего воздвижения Крест омывался благовонной водой, которая, после праздничной литургии, раздавалась народу. Также вслед за троекратным воздвижением Креста люди прикладывались к нему, причем специально приставленные диаконы следили, чтобы никто из целовавших тайно бы не отломил или не откусил бы от Святого Древа Христова частицу для себя (были известны и такие случаи). Богослужение, посвященное празднику Воздвижения Креста, достигло наибольшей торжественности к XI веку – как это видно из принятого в ту эпоху устава Константинопольского храма святой Софии. Священнодействие Воздвижения Креста совершалось в Святой Софии Константинопольским патриархом при всенародном пении «Господи, помилуй». Воздвижение, возвышение Крестного Древа осуществлялось на все стороны света – начиная с востока и им же завершаясь. Пение «Господи, помилуй» в продолжение чина повторялось несколько сот раз. Ныне в практике Русской Церкви во время праздничной службы чин Воздвижения Креста, как его возвышения на все стороны света, совершается лишь в соборных храмах, а также в тех монастырях и церквах, что имеют на это благословение правящего архиерея. В современной же греческой практике этот богослужебный обычай исполняется повсеместно. Итак, главной особенностью праздника является богослужебный обряд выноса и воздвижения креста. Перед началом всенощного бдения крест полагается на престоле, торжественно переносится сюда с жертвенника, также расположенного в алтаре. Здесь он лежит на протяжении почти всей службы. Обряд выноса креста и его воздвижения совершается в конце всенощного бдения. Архиерей или священник, облаченный в одежды, обыкновенно предназначенные для совершения важнейшего православного таинства – Евхаристии, выносит крест из алтаря через боковые (северные) двери. Крест покоится на главе несущего его священнослужителя – на украшенном блюде. Он переносится на середину храма и полагается здесь на приготовленном для него основании – аналое. Сразу затем совершается и торжественный обряд воздвижения креста, напоминающий молящимся о древнем событии Воздвижения Креста Христова патриархом Макарием и святой царицей Еленой. Вот как описывает этот обычай известный русский литургист М. Скабалланович: «Архиерей или священник, сделав три земных поклона пред святым крестом и взяв его с аналоя, осеняет им трижды народ, затем, держа его на голове, наклоняется до земли и поднимается и снова осеняет крестом. Это осенение крестом и воздвижение его совершается… при стократном пении „Господи, помилуй“ и повторяется пять раз во все стороны: на восток, запад, юг, север и опять восток. Такой порядок стран выбран, чтобы составлялся из него крест. На восток делается воздвижение дважды ввиду особого достоинства этой страны и чтобы всех воздвижений было пять… Пред каждым из этих воздвижений креста произносится особое прошение ектении и во время каждого воздвижения поется „Господи, помилуй“ сто раз, всего, следовательно, пятьсот раз. Обряд, очевидно, имеет целью возбудить в нас такое же чувство сокрушения о грехах наших, вознесших Спасителя на Крест, какое почувствовали очевидцы первого Воздвижения Креста, при виде его в умилении восклицавшие „Господи, помилуй“». После воздвижения креста совершается обычай поклонения ему и его целования. Вслед за определенным здесь уставом пением праздничного кондака священнослужитель кладет крест обратно на аналой и трижды поет перед ним краткий тропарь «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». При этом и священник и молящиеся совершают три земных поклона. Затем священнослужители – а вслед за ними и все находящиеся в храме верующие – по очереди целуют крест. В это время хор поет особые стихиры Кресту. Важнейшими текстами церковной службы Воздвижения Креста являются тропарь и кондак. Тропарь праздника: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на сопротивныя даруя и твое сохраняя Крестом Твоим жительство». В переводе на русский язык тропарь праздника звучит так: «Спаси, Господи, людей Твоих и благослови достояние (имение, удел) Твое; даруй победы над врагами православным христианам и Крестом Твоим сохраняй Твой народ». В России до революции в тропаре праздника (так же как и в его кондаке) присутствовало моление о царствующем императоре. Кондак праздника: «Вознесыйся на Крест волею, тезоименитому Твоему новому жительству щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели силою Твоею православныя христианы, победы дая им на сопостаты, пособие имущим Твое оружие мира, непобедимую победу». В переводе на русский язык: «Добровольно вознесшийся на Крест, Христос Бог! Подай милости Твои новому обществу, носящему Твое Имя (то есть христианам), обрадуй Своей силой православных христиан, подавая им победы над врагами, и да имеют они в помощь от Тебя оружие, подающее мир и знамение победы (то есть Святой Крест)». Интересно, что по древнему церковному преданию, нашедшему отражение также и в текстах богослужения праздника Воздвижения, Крест Христов был изготовлен из трех различных пород деревьев – кипариса, певга (сосны, пихты) и кедра. Ветхозаветное пророчество о таком его составе содержится в Книге пророка Исаии. Этот отрывок читается во время богослужения Воздвижения в качестве одной из праздничных паремий, то есть ветхозаветных текстов, являющих перед нами древние библейские прообразы воспоминаемого ныне в церкви события. Вот он: Слава Ливана придет к тебе, кипарис и певг и вместе кедру чтобы украсить место святилища Моего, и Я прославлю подножие ног Моих (Ис. 60: 13). Автор одной из древнейших гомилий на праздник Воздвижения Креста Александр Монах (VI век) говорит о прообразовательном значении этого пророческого речения так: «Как можно яснее сказать о спасении всего мира [через Крест]: И слава Ливана к тебе придет с кипарисом, певгом и кедром, чтобы вместе прославить место святое Мое (Ис. 60 :13 по LXX [То есть по Септуагинте, осуществленному в III веке до Рождества Христова в Александрии переводу Ветхого Завета с еврейского на греческий язык так называемых Семидесяти толковников. Именно этим библейским текстом пользовались греческие святые отцы, его они цитировали в своих творениях и проповедях. Текст Септуагинты по своему содержанию заметно отличается от привычного нам библейского Синодального перевода XIX столетия, который был сделан не с греческого, а с еврейского – так называемого масоретского – библейского текста. По этой причине ряд ветхозаветных текстов, цитируемых греческими святыми отцами в их проповедях, приводится в этой книге не по Синодальному переводу, а по Септуагинте.])? Ведь Святая Единосущная Троица, посредством Одной из Своих Ипостасей [Сына Божия], сотворила спасительное Орудие, соединенное из трех [этих] деревьев». Это предание закрепилось также и в наших богослужебных гимнографических текстах. Так, в Октоихе, в воскресном каноне 2-го гласа утрени, в тропаре 5-й песни говорится: «Яко кедры, Христе, языков шатание сокрушил еси волею, Владыко: яко изволил еси на кипарисе, и на певке, и кедре, плотию совозвышаемь». В переводе на русский язык: «Как кедр, Христе, Ты сокрушил высокомерие врагов, по Своему благоволению, Владыка, на кипарис, и певг, и кедр добровольно плотью возносимый». Святоотеческие проповеди на праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Празднику Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня посвящен целый ряд замечательных святоотеческих гомилий (проповедей). Все они не только говорят об исторических обстоятельствах возникновения этого церковного торжества, но и раскрывают спасительное значение для человеческого рода Жертвы Христовой, говорят о Кресте Господнем как орудии нашего Искупления, проповедуют его животворную и победоносную силу для верующих, раскрывают высокое богословское значение почитания Креста в Православной Церкви. Святоотеческие гомилии, произнесенные собственно в день праздника Воздвижения, не столь многочисленны. Однако их число дополняется и восполняется прекрасными святоотеческими проповедями, сказанными в похвалу самому Кресту, а также в день, когда Церковью собственно и совершается воспоминание Крестной Жертвы Христовой – в Великую Пятницу Страстной седмицы. Древнейшие проповеди на праздник Воздвижения Креста принадлежат таким святым отцам и иным церковным писателям, как епископ Василий Селевкийский (V век), Александр Монах (VI век), святитель Софроний, патриарх Иерусалимский (произнесено в 30-е годы VII века), Пантолеон, пресвитер Византийский (VII век), святитель Андрей Критский (произнесено в первой половине VIII столетия), святитель Иосиф, архиепископ Фессалоникийский (первая четверть IX столетия), святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский (1351–1357 годы), святитель Климент Охридский (конец IX – начало X века). В дополнение к этому прославлению святого Креста Господня, вне прямой взаимосвязи с церковным праздником его Воздвижения, посвящены (целиком или же фрагментарно) замечательные по глубине богословской мысли гомилии таких древних святых отцов, как, например, преподобный Ефрем Сирин («Слово на Честной и Животворящий Крест и на Второе Пришествие Господа, а также о любви и милостыне»; произнесено в середине IV столетия), святитель Кирилл Иерусалимский («Огласительное поучение тринадцатое»; 350 или 351 год), святитель Григорий Нисский («На Святую Пасху и о трехдневном сроке Воскресения Христова»; 382 год), святитель Иоанн Златоуст (например, «Беседы о Кресте и разбойнике», «Беседа о кладбище и о Кресте» и другие гомилии; конец IV – начало V столетия), святитель Хроматий Аквилейский (например, «Слово о победе Креста Господня»; рубеж IV–V столетий), преподобный Иоанн Дамаскин («Слово о Кресте»; первая половина VIII века) и других. Некоторые из перечисленных древних святоотеческих проповедей публикуются в этой книге. Кроме того, замечательные слова на праздник Воздвижения Креста принадлежат святым нового и новейшего времени – XIX и XX столетий. В книге печатаются проповеди на Воздвижение святителей Феофана Затворника и Луки (Войно-Ясенецкого), а также священномученика Сергия Мечёва. Кроме того, здесь публикуются «Слово на Великий Пяток» святителя Филарета Московского и «Слово о Кресте» болгарского священномученика митрополита Бориса (Разумова), раскрывающие перед читателем богословские глубины спасительного значения Крестной Жертвы Христовой, а также благодатной силы самого Господнего Крестного Древа. Конечно же, в этой книге собраны далеко не все из перечисленных слов. В первую очередь сюда оказались включены именно святоотеческие творения, освященные личным опытом святости их авторов. Ведь кому же еще, как не достигшим подлинных вершин христианской святости отцам Церкви, открылась духовная высота спасительного значения Креста Христова? Принцип «последуя божественным отцам» оставался важнейшим и неизменным на протяжении всего бытия Церкви Христовой. Здесь, в этих словах, провозглашается отнюдь не примитивная идейная «косность» христианства. Ведь обращение к творениям святых отцов – это соприкосновение с животворным источником, посредством которого мы, знакомясь с многообразием взглядов, мнений, высказываний древних святых Православной Церкви, одновременно познаем и своеобразие их молитвенного подвига, личного опыта, путей их богообщения и богопознания и постигаем на их примере глубинный смысл древней христианской аксиомы автора IV столетия аввы Евагрия: «кто правильно молится, тот и богослов». Святоотеческая традиция учит, что в основании любого богословствования должны лежать не только богословская образованность (хотя и это бывает немаловажно), не оригинальность подходов того или иного мыслителя, автора и отнюдь не степень «современности» его взглядов, а именно личный духовный опыт жизни человека в Теле Церкви, в ее таинствах, в молитвенном богообщении. Поэтому главнейшим содержанием этой книги, посвященной празднику Воздвижения, оказался духовный опыт святых отцов Православной Церкви, выраженный в их проповедях и изъясняющий нам величайшую тайну христианства – тайну Креста Христова… Как же раскрывается перед нами в святоотеческих проповедях на праздник Воздвижения спасительное значение для православного христианина Креста Господня и совершившейся на нем Искупительной Жертвы? И какой нравственный урок – в деле исполнения заповедей Христовых и следования евангельскому учению Господа – мы обретаем в дни этого церковного торжества? Воздвижение Креста: святоотеческое понимание духовного значения праздника. Как это ни парадоксально звучит, но первое Воздвижение Креста Христова совершили не святые императрица Елена и епископ Макарий, а сами распинатели Господа. Конечно же, в тот момент, когда римляне и иудеи утверждали спасительное Крестное Древо на высоте Голгофского холма, они преследовали совсем иные цели, чем те, что достигаются нами в день праздника Воздвижения Креста Господня, когда мы благоговейно возвышаем это спасительное Знамение в наших православных храмах. И все же, вкапывая в землю Орудие казни Господа, Его распинатели, пусть и сами того не желая, воздвигли Крест Христов как Знамение величайшей славы Спасителя и – в конечном итоге – ради грядущего поклонения Господу и Его Крестному Древу всей вселенной. Правда, исторический Крест Христов какое-то время пребывал сокрытым от глаз верующих, будучи спрятан в земле. Но затем, несколько столетий спустя, святыня Креста, найденная императрицей Еленой и святителем Макарием Иерусалимским, наконец всеохватно осияла поднебесную. Ныне это Крестное Древо Господне уже непрестанно и неизменно сияет с вершины Голгофы ровным духовным светом – как яркий светильник, указующий нам путь ко спасению. И торжествуя в праздник Воздвижения Креста Христова, мы, пусть и находясь каждый в своем храме, духовно предстоим, превосходя всякую ограниченность пространства и времени, вместе со святыми царицей и епископом, тому самому историческому событию обретения и Воздвижения Креста, являемся его живыми участниками и свидетелями. С тех пор минуло более полутора тысячелетий. Голгофский холм скрылся под кровлей величественного христианского Храма Гроба Господня. Каменистая почва спряталась под мрамором церковного пола. Крест же Христов, разделенный на множество фрагментов, оказался достоянием Поместных Православных Церквей. И все же он и поныне – так же твердо и непоколебимо – по-прежнему высится на той же Голгофе. Как вдохновенно свидетельствует об этом священномученик Борис (Разумов), «века стоит воздвигнутый на Голгофе Крест, величайшее знамение всех времен, всех поколений. Он – самое чудное явление в жизни мира и самое великое событие в истории человечества. Крестом совершилось самое великое чудо и было нанесено самое сокрушительное поражение. Им Бог вошел в человеческую историю». Тогда, в день совершившихся в IV столетии обретения и Воздвижения, Крест изошел из глубин земли. «Сегодня сокрытое в земле Древо исходит на свет», – восклицает святитель Климент Охридский. Древние отцы не перестают радоваться историческому событию Воздвижения Креста, сравнивая его явление с неким духовным солнечным восходом, осветившим своим явлением целый мир. Развивая эту мысль, тот же святитель Климент говорит: «Сей есть Крест, воздвизаемый и возвышаемый по всему миру. Его-то обретение мы, радуясь, сегодня и празднуем. Он изошел из земли подобно [восходящему] солнцу, воссиял по всей земле и украсил, подобно весне, все творение». Сравнивают святые отцы прославляемый в праздник Воздвижения Крест и со светильником, стоящим на величайшей духовной вершине и освещающим своим сиянием весь мир. При этом нельзя не припомнить евангельские слова Самого Спасителя: Никто, зажегши свечу, не покрывает ее сосудом… а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет (Лк. 8: 16). Таким ярчайшим светильником, свет которого ныне открыт всей вселенной, является Крест Христов. О сиянии света Креста всему миру предельно ярко говорит в «Беседе о кладбище и Кресте» святитель Иоанн Златоуст, который также настойчиво подчеркивает, что Самим пламенеющим Сиянием этого светильника стал не кто иной, как Распятый на нем Господь. Он и есть то Солнце Правды, что осияло Собой вселенную с высоты Креста: «Вот что совершил для нас Крест; Крест – трофей против бесов, оружие против греха, меч, которым Христос пронзил змия; Крест – изволение Отца, слава Единородного, веселие Духа, украшение ангелов, утверждение Церкви, похвала Павла, твердыня святых, свет всей вселенной. Как в доме, объятом тьмою, кто-нибудь, зажегши светильник и поставив его на возвышении, прогоняет тьму, так и Христос во вселенной, объятой мраком, водрузив Крест, как бы некоторый светильник, и подняв его высоко, рассеял весь мрак на земле. И как светильник содержит свет вверху на своей вершине, так и Крест вверху на своей вершине имел сияющее Солнце Правды». Согласен со святителем Иоанном и святитель Климент Охридский, который при этом подчеркивает, что моментом явственного воссияния Крестного Древа для мира стало именно событие обретения и Воздвижения Креста святой царицей Еленой и святителем Макарием Иерусалимским. Как раз тогда явившееся из-под земли Древо воссияло своим незаходимым светом на высоте – на радость всем нам: «подобало, чтобы [прежде] сокрытое Честное Древо изошло из тьмы и явилось на высоте – как город на горе, или как свеча, поставленная на светильнике, – и показало себя всем людям. Вот ради чего первый христианский царь и честной архиерей, воздвигнув Крест на высоком месте как на страже (ср. Авв. 2: 1 по LXX), повелели всем собравшимся в церкви ему поклониться. И то же совершают [с той поры] и в других местах посреди церкви [в день праздника все христиане]». Этот свет Креста сияет ныне во всем мире, изгоняя власть греха и диавола. Но прежде всего это сияние проницает именно души спасаемых, внутренне озаряя глубины человеческого сердца. Прославляя такое наполняющее нас глубинное сияние Крестной силы и славы, преподобный Феодор Студит, обращаясь в одном из своих стихотворений ко Кресту, молитвенно восклицает:
О Крест, о свет мой, свети мне во всякое время,
Прогоняя тьму прочь от моей души.
Следует также подчеркнуть: непрестанно прославляя Крест – равно и в день празднования его Воздвижения, и во всех прочих обстоятельствах земной жизни, – святые отцы не забывают главного. Христиане прославляют Крест не сам по себе, но ради Того, Кто был на нем распят. Если бы мы славили Крест только ради самого Креста, то оказались бы не лучше любого язычника. Ведь мы бы воздали славу творению вместо Творца. Однако если мы славим Крест именно во Христе и ради Христа, то он – будучи спасительным Божественной силой Того, Кто на нем умер и принес Себя в Искупительную Жертву за мир, – делается для нас славным и победоносным оружием торжества над сатаной и грехом, становится источником освящения, является вместилищем животворящих и обоживающих Божественных энергий. Нет и не может быть никакого прославления Креста без мысли о Христе, без молитвенного предстояния перед Тем, Кто был на нем распят и умерщвлен ради нас и нашего спасения. Именно подчеркивая это, преподобный Феодор Студит пишет в одном из своих духовных стихотворений, говоря как бы от лица самого Креста Христова:
Всякий, кто изображает меня, должен испытывать желание изобразить и Христа,
Поскольку Он связан со мною Своими страданиями…
Согласен здесь с преподобным Феодором и святитель Лука Крымский, который говорит: «Конечно, не Древу только поклоняемся, хотя и Древо Креста Христова стало величайшей святыней после того, как было оно облито Кровью Христовой. Мы поклоняемся Распятию Христову, поклоняемся Христу Богу, распятому на Кресте, ибо величайшее таинство совершилось на Кресте». При этом святые отцы также настойчиво подчеркивают, что, как бы мы ни стремились возвышенно рассуждать о богословии Креста – например, о его форме или о духовной символике, – для всего мироздания, для верующих оказалось спасительным в нем совсем не это. Спасительной для нас стала именно Смерть Господа на вполне историческом и материальном простом деревянном Кресте. Ведь именно тот исторический Голгофский Крест стал источником воскресения и жизни для всего человеческого рода, как ясно и поэтично об этом свидетельствует преподобный Ефрем Сирин в своем «Комментарии на Четвероевангелие», обращаясь к Самому Христу: «Крест Твоей смерти стал источником жизни для нашей смертности…» Об этом говорит в своем «Тринадцатом огласительном слове» и святитель Кирилл Иерусалимский, решительно споря с теми еретиками, которые считали историю Распятия Господа на Голгофе лишь красивым и возвышенным духовным иносказанием, образом, мифом, притчевым рассказом. Святитель Кирилл, напротив, настаивает на абсолютной историчности события Голгофской Казни Сына Божия. Ведь если Распятие Господа на Кресте не есть подлинный и реальный исторический факт, мы не можем считаться спасенными: «Да заградятся уста всех еретиков. Если кто говорит, что Крест есть мечта, ты отвратись от него. Возненавидь тех, которые говорят, что Его Распятие было призрак. Ибо если Распятие на Кресте призрак, между тем как от Креста спасение, то и спасение [тоже] призрак. Если Крест призрак, то призрак и Воскресение. А если Христос не воскрес… вы еще во грехах ваших (1Кор.15:17). Если призрак Крест, то призрак и Вознесение; а если Вознесение призрак, то, без сомнения, призрак и Второе пришествие, и, наконец, ничего не будет твердого». Потому-то, славя в праздник Воздвижения Крест Христов, мы не просто воздаем почитание некоему священному христианскому символу. В этот день все мы стоим на той самой исторической Голгофе, где некогда было воздвигнуто спасительное для нас вполне реальное деревянное Орудие казни Сына Божия. Крест Христов и его спасительное значение: учение апостола Павла. Итак, Христос и Его Крест ныне для нас – неразделимы, неотделимы друг от друга. И в этом смысле бесконечно прав священномученик Борис (Разумов), убежденно и решительно утверждающий: «Христианство немыслимо без Христа, а Христос – без Креста». Как мы хорошо знаем, основание для православного почитания Креста, для поклонения ему содержится в Священном Писании Нового Завета. Так, о спасительном значении Креста Христова для верующих ясно свидетельствует апостол Павел: А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Исуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6: 14); Христос, истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас… взял его от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою (Кол. 2: 14–15); Христос смог нас примирить… с Богом посредством креста, убив вражду на нем (Еф. 2: 16); Бог посредством Своего Сына примирил с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное (Кол. 1: 20); Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия (1 Кор. 1: 18). Тем самым апостол Павел ясно свидетельствует, что именно посредством Крестной Смерти Господа, Его Распятия оказалась низвергнута власть над человеком греха, были побеждены бесовские силы, людям же дарована сила спасающей Божественной благодати. При этом слово «крест» оказывается для апостола Павла вполне синонимичным самому Распятию, как событию Крестной Смерти Христа. Кроме того, посредством Креста произошло, по выражению апостола, наше примирение с Богом. Как же следует понимать это высказывание – примирение с Богом? Как можно находиться в состоянии ссоры с Господом, а затем с Ним помириться? Мы понимаем: Сам Господь, конечно же, не враждует ни против кого. А вот мы с момента грехопадения Адама подлинно враждовали против нашего Создателя богопротивлением, грехами. И именно благодаря Кресту наконец-то на смену той нашей вражде против Творца приходит примирение, мир – как новое единение и духовный союз с Ним. Как говорит святитель Григорий Палама, «если бы не было силы Креста, никто никогда не смог бы примириться с Богом». Основываясь на многочисленных свидетельствах Священного Писания, и прежде всего учении апостола Павла об особом спасительном значении для христианина Креста Христова, древние отцы Церкви утверждали особую необходимость его почитания. Так, священномученик Игнатий Богоносец в «Послании к Ефесянам» пишет: «…вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, то есть Крестом, посредством верви Святого Духа… Мой дух – в прах пред Крестом, который для неверующих соблазн, а для нас спасение и вечная жизнь».
Tags: Новости и история Церкви
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author