petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Евангелие благовестное от Матфея, зачало 106

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Евангелie: Егда́ же прiи́детъ Сы́нъ Человѣ́ческiи въ сла́вѣ Сво­е́й и вси́ святі́и а́нгели съ Ни́мъ, тогда́ ся́детъ на престо́лѣ сла́вы Сво­ея́. и соберу́т­ся предъ Ни́мъ вси́ язы́цы, и разлучи́тъ и́хъ дру́гъ о́т­ друга, я́коже па́стырь разлуча́етъ о́вцы от­ ко́злищъ, и поста́витъ о́вцы одесну́ю Себе́, а ко́злища ошу́юю. Толкованie. Так как первое пришествие Господа было не славно и сопровождалось унижением, то о втором Он говорит: егда́ прiи́детъ въ сла́вѣ Сво­е́й. Ибо во второй раз Он придет со славою и с ангелами, служащими Ему. Прежде всего Господь отлучает святых от грешников, освобождая первых от мучения, а потом, поставив, будет говорить с ними. Овцами называет святых по кротости их и потому, что они доставляют нам плоды и пользу, как овцы, и дают волну, то есть покров божественный и духовный, а равно и молоко, то есть духовную пищу. Грешников же называет козлищами, потому что и они ходят по стремнинам; они беспорядочны и бесплодны, как козлища.

Евангелiе: Тогда́ рече́тъ Ца́рь су́щымъ одесну́ю Его́, прiиди́те благослове́­нiи Отца́ Мо­его́, наслѣ́дуйте угото́ванное ва́мъ Ца́р­ст­вiе, от­ сложе́нiя мíра. взалка́хбося, и да́сте ми́ я́сти. воз­жада́хся, и напо­и́сте Мя́. стра́ненъ бѣ́хъ, и въ ведо́сте Мене́. на́гъ, и одѣ́ясте Мя́. бо́ленъ, и посѣти́сте Мене́. въ темни́цѣ бѣ́хъ, и прiидо́сте ко Мнѣ́. Тогда́ от­вѣща́ютъ Ему́ пра́ведницы, глаго́люще, Го́споди, когда́ Тя́ ви́дѣхомъ а́лчюща, и напита́хомъ? или́ жа́ждуща, и напо­и́хомъ? когда́ же Тя́ ви́дѣхомъ стра́н­на, и въведо́хомъ. или́ на́га, и одѣ́яхомъ. когда́ же Тя́ ви́дѣхомъ боля́ща, или́ въ темни́цѣ, и прiидо́хомъ къ Тебѣ́. И от­вѣща́въ Ца́рь, рече́тъ и́мъ, ами́нь глаго́лю ва́мъ, поне́же сотвори́сте еди́ному си́хъ бра́тiи Мо­и́хъ ме́ншихъ, Мнѣ́ сотвори́сте. Тогда́ рече́тъ и су́щимъ ошу́ю Его́, иди́те от­ Мене́ прокля́тiи, во о́гнь вѣ́чныи, угото́ван­ыи дiя́волу и а́нгеломъ его́, взалка́хбося, и не да́сте Ми́ я́сти въ ­жада́хся, и не напо­и́сте Мене́.
стра́ненъ бѣ́хъ, и не введо́сте Мене́. на́гъ, и не одѣ́ясте Мене́. бо́ленъ, и въ темни́цѣ, и не посѣти́сте Мене́.
Тогда́ от­вѣща́ютъ Ему́ и ті́и, глаго́люще, Го́споди, когда́ Тя́ ви́дѣхомъ а́лчуща, или́ жа́ждуща, или́ стра́н­на, или́ на́га, или́ бо́льна, или́ въ темни́цѣ, и не послужи́хомъ Тебѣ́?
Тогда́ от­вѣща́етъ и́мъ глаго́ля, ами́нь глаго́лю ва́мъ, поне́же несотвори́сте еди́ному си́хъ ме́ншихъ, ни Мнѣ́ сотвори́сте: и и́дутъ сі́и, въ му́ку вѣ́чную, пра́ведницы же, въ живо́тъ вѣ́чныи.
Господь не прежде рассуждения награждает и наказывает, потому что Он человеколюбив, а этим и нас научает тому, чтобы мы не прежде наказывали, чем исследуем дело. Таким образом, после суда наказанные будут еще более безответны. Святых Он называет благословенными, ибо они восприняты Отцом. Господь именует их наследниками Царства, дабы показать, что Бог делает их общниками Своей славы, как чад Своих. Ибо не сказал: «приидите», но «наследуйте» как бы некое отеческое имение. Называет меньшими братьями или учеников Своих, или всех вообще бедных, так как всякий бедный уже потому самому брат Христа, что Христос проводил Свою жизнь в бедности. Заметь здесь правосудие Божие, как Господь восхваляет святых. Заметь и благомыслие их, как по скромности они не признают себя питавшими Господа. Но Господь относит к Самому Себе то, что сделано ими для бедных. Стоящих ошуюю Господь посылает в огонь, который уготован дьяволу. Так как демоны безжалостны и расположены к нам недружелюбно и вражески, то соответствующим образом удостаиваются того же наказания и те из людей, которые имеют такое же свойство и за дела свои подверглись проклятию. Заметь, что Бог не для людей уготовал огненное мучение и не для нас уготовал наказание, а для дьявола, но я сам себя делаю заслуживающим наказания. Вострепещи, человек, представляя, что вот посылаются эти люди в муку не за то, что они блудники или убийцы, или хищники, не за то, что совершили другое какое-либо злодеяние, – а за то, что не сделали никакого добра. Ибо если внимательно рассмотреть, то хищником окажется и тот, кто имеет много и, однако, не оказывает милости, хотя бы явно и не делал никакой обиды ближнему. Все, что имеет он более должного, похищает у требующих, если они не получают от него; ибо если бы он отделил это для общего употребления, те не нуждались бы, теперь же, так как он запер свой излишек и присвоил его себе, они нуждаются. Таким образом, немилостивый есть похититель, ибо столь же многих обижает, сколь многим может благотворить и не благотворит. И пойдут такие люди в муку вечную и никогда нескончаемую, а праведники – в жизнь вечную. Как святые имеют непрестающую радость, так грешники – непрестающее мучение; хотя Ориген и пустословит, говоря, что будто бы есть конец наказанию, что грешники не вечно будут мучиться, что наступит время, когда, очистившись чрез мучение, они перейдут в то место, где находятся праведные, но эта басня ясно обличается здесь, в словах Господа. Господь говорит о вечном наказании, то есть непрекращаемом, ибо сравнивает праведных с овцами, а грешников с козлищами. В самом деле, как козлу никогда не бывать овцою, так и грешник в будущем веке никогда не очистится и не будет праведным. Кромешная тьма, будучи удалена от света Божественного, потому самому и составляет самое тяжкое мучение. Можно представить на это и следующую причину. Удалившись от света правды, грешник и в настоящей жизни уже находится во тьме, но так как здесь еще есть надежда на обращение, то по этой причине эта тьма и не есть тьма кромешная. По смерти же будет рассмотрение дел его, и если он здесь не раскаялся, то там окружает его кромешная тьма, ибо надежды на обращение тогда уже нет, и наступает совершенное лишение божественных благ. Пока грешник здесь, то хотя он и немного получает божественных благ, – говорю о чувственных благах, он все еще раб Божий, потому что живет в дому Божием, между творениями Божиими, питаемый и сохраняемый Богом. А тогда он совершенно отлучается от Бога, не имея участия ни в каких благах: это и есть тьма, называемая кромешною, сравнительно с тьмою здешнею, не кромешною, когда грешник не отсекается совершенно. Итак, бегай немилосердия и твори милостыню как чувственно, так в особенности духовно. Питай Христа, алчущего нашего спасения. Впрочем, если ты напитаешь и напоишь также алчущего и жаждущего учения, то и тогда ты напитал и напоил Христа. Ибо вера, живущая в христианине, есть Христос, а вера питается и возрастает посредством учения. Если также увидишь некоего странного, то есть удалившегося от Царства Небесного, то вводи и его с собою; иначе сказать: с ним и сам входи на небеса, и его вводи, чтобы, проповедуя другим, самому не оказаться недостойным. И если кто совлекся одежды нетления, которую имел чрез крещение, и обнажился, то облеки его, и «изнемогающаго в вере, – как говорит Павел, – принимай...» (Рим. 14, 1); заключенного в темнице, в этом мрачном теле, посети, даруя ему наставление, как бы свет некий. Все эти виды любви совершай и телесно, и в особенности духовно: так как мы состоим из двух частей – из души и из тела, то и дела любви могут быть совершаемы двояко.

Tags: Евангелие дня
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author