petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

В какой вере скончался Боб Марли. Пророк раста или верное чадо Эфиопской Православной Церкви

Авторы: Владимир Бровин; Марк Шишкин; Рита Марли

Душу разрушает суета… Если ты наводишь уныние, ссоришься каждый день, то тем самым ты молишься дьяволу… Все будет хорошо. И даже вчерашние ошибки завтра пойдут нам на пользу… Если ты получишь весь мiр, но потеряешь свою душу, это не стоит того. Не ищи прибыли от мiра и не теряй свою душу. Мудрость лучше, чем серебро и золото. Я просто хотел с помощью музыки сделать мир чуточку добрее... В каждом из нас есть Бог, поэтому мы не одиноки… Сам я никто. Все, что у меня есть ― это Бог.
Боб Марли
Боб Марли родился 6 февраля 1945 года, умер 11 мая 1981 года в возрасте 36 лет. Его жена Рита Марли вспоминает: «Люди спрашивают, что я чувствую, когда случайно слышу его голос по радио. Но так уж нас крепко жизнь связала — Боб как будто всегда со мной, мне всегда что-нибудь о нем напоминает. Мне не надо дожидаться, пока он запоет. Он и в самом деле пообещал мне, прежде чем закрыть глаза в последний раз, что всегда будет рядом. Это было 11 мая 1981 года; доктора сказали, что он умирает от рака, и надежды нет. Но Боб еще держался, он не хотел уходить. Я подложила руку ему под голову и пела: God Will Take Care of You — Бог о тебе позаботится». Незадолго до смерти (за год) Роберт Неста Марли принял православие, крестился в Эфиопской (Абиссинской) Православной Церкви от рук архиепископа Западного полушария Абуны Йисехака, получив при крещении имя Берхан Селассие — «Свет Троицы» в переводе с ахмарского. Хоронили Боба Марли по канонам православия, но с соблюдением традиций растафианства. Поэтому утро 21 мая началось с отпевания в церкви Святой Троицы на амхарском языке. Его отпевал лично сам архиепископ Западного полушария Абуна Йисехак, который крестил Марли за полгода до этого. В его гроб положили электрогитару (красный Gibson Les Paul) и Библию, открытую на 23-м псалме.Каждый из выступавших на отпевании выбирал темой своей речи какое-нибудь выражение из Писания — словно здесь шел богословский диспут, а не похороны известного музыканта. Начал речь премьер-министр Ямайки Эдвард Сега, который сам в свое время был музыкальным продюсером и знал Боба Марли еще с тех времен. Он сделал основой своего выступления цитату из первого послания к коринфянам: Последнiи же враг испразднится смерть (1 Кор. 15, 26; Как последний враг, упразднится, истребится смерть). После него на сцену вышел его главный политический противник, глава оппозиции Майкл Мэнли, который избрал своей темой Первое послание к солунянам: сего ради утешихомся братiе о вас, во всей беде и скорби нашей, вашея ради веры, яко мы ныне живи есмы, аще вы стоитé ó Господе (1 Сол. 3, 7‒8; в через это мы утешились, братья, о вас при всей нужде и угнетении нашем вашею верой, потому что ныне живём, если вы стоите в Господе). После премьер-министра и его оппонента на сцену вышел еще более скандальный тип, Аллан Коул, в прошлом популярный футболист, известный под прозвищем «Скилл». Скилл, как и Боб, в свое время, принадлежал растафарианской секте «Двенадцать колен Израилевых». Марли обратился в православие, но поддерживал хорошие отношения с бывшими единоверцами-растафари. Аллан Коул не стал отставать от предыдущих ораторов, зачитав 68-й псалом. В 60-е годы на улицах ямайской столицы «делали дела» и просто прогуливались от дискотеки до кинотеатра представители субкультуры руд-бойз. Они были коротко стрижены, носили темные очки, белые рубашки, выглаженные черные костюмы и лакированные туфли. В кинотеатрах они смотрели свежие американские вестерны, а возле звуковых установок прямо на открытом воздухе танцевали под музыку ска и рокстеди. В конце 60-х стиль жизни руд-бойз вдохновил первые поколения британских скинхедов, а в начале десятилетия в этот мир с головой погрузился Боб Марли и достиг на этом поприще значительных успехов. Руд-бои были взыскательной аудиторией, на которую целенаправленно работала музыкальная индустрия, и одновременно средой, из которой вышел не один десяток музыкантов, удивляющих критиков своим профессионализмом. Феномен успеха ямайской сцены иногда объясняют целенаправленной политикой, направленной на популяризацию музыкального образования, ведь Ямайка — туристическая страна, а туристов должен кто-то развлекать. На это накладывалось влияние американских жанров (джаза, соула и ритм-н-блюза), а также местная афро-карибская народная культура. В 1963 году вместе с Питером Тошем и Банни Ливингстоном и другими друзьями по Тренчтауну Марли создает свою группу The Wailers («Плакальщики»). Боб женится на Рите Андерсон. Во второй половине 60-х годов на ямайской сцене и улице происходят большие перемены. Беззаботная хулиганская романтика все чаще отступает перед суровой гражданской лирикой. Руд-бои все так же любят ходить в кино и тусоваться возле звуковых установок, но при просмотре любимых вестернов болеют уже не за ковбоев, а за индейцев, а из динамиков начинают звучать песни религиозного содержания (первая из таких — Israelites Десмонда Деккера). Руд-бои и вся улица предпочитают выражать себя словами библейских пророчеств и политических памфлетов, словами растафарианской идеологии. Современный житель России напрасно будет искать дух ямайского растафарианства на солнечном пляже среди развеселых неформалов и музыки реггей. Гораздо проще и эффективнее для этих целей на пару лет присоединиться к какой-нибудь ультраконсервативной общине. Там, где в России звучало бы «возрождение Святой Руси», на Ямайке звучало «возвращение в Обетованную Эфиопию». Если в России страстотерпец император Николай называется Царем — Искупителем Русского Народа, то у ямайцев звучит дружное: «Джа Растафарай, Хайле Селассие Ай, кинг оф кингс, лорд оф лордс». И на этом фоне много пророчеств о будущем, предчувствий катастрофы для злых и освобождения для праведных. Растаманами (раста) называли последователей ямайского религиозно-политического движения, которое провозгласило: африканцев — избранным народом Израиля, мир белых людей — Вавилоном, Эфиопию — обетованной землей, а Богом-Джа (от Яхве, Иегова) и мессией — эфиопского императора Хайле Селассие I, который до коронации в 1930 году был известен как Рас Тефэри Мэконнын. Цель движения — возвращение негров Нового Света в Африку. До той же поры, пока не придут корабли с востока, необходимо тщательное очищение себя и всяческое подчеркивание своих африканских корней. Первая волна растафарианства пришлась на предвоенные годы, когда весь мир следил за отчаянной борьбой Эфиопии против итальянских колонизаторов. В дальнейшем растаманская среда произвела множество околобиблейских апокрифов с обоснованием учения. Оформилась культовая музыка раста — наябинги, пение псалмов под бой больших и малых барабанов. Внешними атрибутами раста стали ношение бороды и прическа дредлокс как символ посвящения себя Джа. Абсолютно все участники движения считали свое пребывание на Ямайке пленом и адом. Боб Марли стал растаманом под влиянием Мортимера Планно — авторитетного старейшины, который несколько раз встречался с самим императором Эфиопии и объездил множество африканских стран в поисках мест для переселения соотечественников. Позже Марли присоединился к общине «Двенадцать колен Израилевых», а эта группа представляла собой модернизованное растафарианство и даже отказалась от черного расизма ради привлечения сторонников в Европе и США. Музыка реггей (поначалу всего лишь один из ямайских стилей) стала наполняться растаманским содержанием, и бывший руд-бой из Тренчтауна стал настоящим символом перемен. В 1972 году начинается стремительная популяризация группы The Wailers и всего направления раста-реггей далеко за пределами Ямайки. Один за другим выходят классические теперь уже альбомы группы. В 1974 году из «Плакальщиков» уходят Тош и Уэйлер, после чего Марли включает в состав группы женское вокальное трио I Threes с участием своей жены Риты. В этом составе группа объезжает с гастролями весь мир. После того как в 1976 году на него было совершено покушение в Кингстоне, Боб несколько лет живет в Штатах и Соединенном Королевстве. Его концерты представляются настоящими растафарианскими религиозными действами, а песни — пророчествами живого пророка. Тем не менее именно в 70-х годах незаметно для ликующих стадионов в жизнь Боба и его семьи приходит восточное эфиопское христианство. А сам Боб незадолго до смерти принимает крещение в Эфиопской Православной Церкви тэуахдо. Ямайские растаманы объявили императора Эфиопии Хайле Селассие I живым Богом, но сам он так вовсе не считал и был ревностным христианином. Эфиопия — это самобытная христианская страна, принявшая христианство еще в 343 году от Рождества Христова, благодаря трудам святителя Фрументия. Эфиопская Церковь (наряду с коптской, сиро-яковитской и армянской) принадлежит к семейству дохалкидонских церквей, пути которых разошлись с греческим православием после Вселенского собора в Халкидоне (451 год). Тэуахдо (что означает «соединение») — это название наиболее близкой к православию эфиопской богословской школы, которая одержала победу над крайними монофизитами (отрицающими человеческую природу в Исусе Христе) после нескольких веков ожесточенной борьбы. Впервые Хайле Селассие встретился со своими ямайскими почитателями в 1961 году, когда в составе делегации с островов Вест-Индии на аудиенцию к нему пришли трое растаманских старейшин (в том числе тот самый Мортимер Планно). В апреле 1966 года состоялся визит императора на Ямайку и тысячи растаманов приветствовали его в аэропорту Кингстона. На ожидаемый вопрос о том, является ли он Богом, самодержец отвечает: «Я человек, а человек не может поклоняться человеку». Через некоторое время, задумав решить этот вопрос и одновременно упрочить влияние Эфиопии, он вызывает к себе архимандрита аббу Лаыкэ Мандефро и обращается к нему со словами: «На Ямайке есть трудности. Пожалуйста, помогите этим людям. Они не понимают нашу культуру. Они нуждаются в Церкви, и вы избраны, чтобы пойти туда. Царь Небес и Земли, наш Бог и Спаситель Исус Христос сказал, что все мы — апостолы и должны проповедовать Евангелие по четырем сторонам мира, крестя обратившихся во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». Абба Лаыкэ Мандефро был представителем новой формации эфиопских священников. Он получил хорошее образование на Западе (в том числе в 1965 году окончил Свято-Владимирскую духовную семинарию в Нью-Йорке) и имел представление об африканской диаспоре Нового Света. Именно ему Хайле Селассие поручил организацию на Ямайке эфиопской духовной миссии. В 1970 году, заручившись приглашением растаманских старейшин, архимандрит прибыл в Кингстон. В 1979 году он был рукоположен патриархом Тэкле Хайманотом в архиепископа Западного полушария с именем Йисхак. Епархия абуны Йисхака включала около 200 приходов, разбросанных по США, Канаде, Вест-Индии, Латинской Америке и даже ЮАР. Но делом всей его жизни стала именно миссия среди растаманов. Уже в первый год крестилось 1200 растаманов, а за все время ямайской миссии 45 тысяч. Ямайская миссия Эфиопской церкви проходила в сложных условиях. Растаманы в глазах местных властей были неблагонадежным элементом и подвергались репрессиям. Эфиопский миссионер регулярно ходатайствовал за них, просиживая часы в полицейских участках и познавая самые печальные стороны жизни острова. Еще большая проблема таилась в самом характере взаимоотношений ямайской паствы и Эфиопской церкви. Растаманы благоговели перед всем эфиопским, и пред церковью тоже, но ради этого далеко не все были готовы отказаться от обожествления Хайле Селассие. Появление миссии вызвало недовольство у многих растаманских деятелей (в том числе у «Двенадцати колен»). Не упрощали ситуацию и необдуманные шаги самого миссионера. Так, после революции, в которой царствовавший 44 года эфиопский император был свергнут, всем растаманам было предписано остричь дредлоки, — естественно, последовала буря возмущения. Тем не менее вопреки всем сложностям на Ямайке сложилась существующая и до наших дней община Эфиопской Церкви. Рита Марли и все дети Боба крестились в ней еще в 1972 году, а сам король реггей незадолго до своей смерти, в 1981 году. Тяжелая раковая болезнь, открывшаяся после травмы на футбольном поле, подрывала силы парня из Тренчтауна. Несмотря на это, он неустанно продолжал свою гастрольную и общественную деятельность. Памятуя о покушении и зная крутые нравы Ямайки, он долго не решался открыто заявить о своем религиозном выборе. Но приближение смерти освобождает от страхов, и он принял крещение от архиепископа Йисхака. Христианским именем Боба Марли стало эфиопское Бырхане Селассие, что означает «свет Святой Троицы». Эфиопский миссионер, которого часто называют апостолом Карибского моря, совершил его погребение в родной деревне Найн-Майлс. Боб Марли был нищим пареньком из ямайской глубинки, был крутым руд-боем в Кингстоне, был визионером и революционером для миллионов поклонников, но осознавал себя человеком, уповающим только на силу и милость Бога.
Так сказал Джа:
«Никто из Моих детей
Не сядет в стороне
И не станет просить подаяния».
Так сказал Джа:
«Ты овца Моего пастбища;
И потому тебе действительно будет хорошо».
И Джа сказал так:
«Я приготовил место,
Где буду ждать тебя».
Последними словами, сказанными им сыну Зигги, были: «Money can’t buy life» («Жизнь за деньги не купишь», дословно «Деньги не могут купить жизнь»).
Tags: Новости и история Церкви
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author