petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Книга «Старец Паисий Величковский: жизнь, учение и влияние на православное монашество» и ее автор

Автор: протоиерей Сергий Четвериков

Предисловие. Молдавский старец архимандрит Нямецкого монастыря в Молдавии иеросхимонах Паисий Величковский занимает в истории православного монашества и Православной Церкви особое место. В его лице удивительным образом сочетались святость личной жизни, любовь к просвещению, замечательная способность к устроению монашеского общежительного братства, умение привлечь к себе и духовно воспитать многочисленный сонм учеников, создать около себя большую школу православного духовного подвижничества и, наконец, большое литературное дарование, которое помогло ему совершить важное и необходимое дело — исправление старых переводов и новый перевод святоотеческой аскетической литературы. По своему происхождению и по своей деятельности старец Паисий одновременно принадлежит двум поместным Церквам — русской и молдавской. Уроженец Малороссии, он все свое раннее детство, школьные годы и первые годы юности провел в России, учился в киевской Академии, странствовал по украинским монастырям в безплодных поисках духовного руководства; будучи 20 лет перешел в Валахию, и через 4 года ушел на Афон, где прожил 17 лет сперва в полном уединении, а затем во главе постепенно возраставшего братства, с которым потом переехал в Молдавию, где и оставался до конца жизни, все более и более углубляя и расширяя свою деятельность, свое духовное влияние и свою славу в православном, и даже в неправославном мире. Его по всей справедливости можно назвать обновителем духовной жизни молдаво-влахийского и русского монашества. Он дал ясные определения основной цели монашеской жизни, указал средства к достижению этой цели и подготовил лиц, способных осуществлять эту цель при помощи указанных им средств. Своим примером, деятельностью и переводами старец Паисий вызвал огромное духовное движение в православном монашестве, особенно заметное в России, где оно охватило не только иноков, но и светское общество всех классов.
Нельзя правильно представить себе духовное состояние русского монашества и русского народа в XVIII и XIX вв., не учитывая духовного влияния старца Паисия и его учеников. Это влияние распространилось более нежели в 100 обителях 35 епархий Русской Церкви, при посредстве более 200 учеников старца и их преемников. Под его влиянием изменился облик русского монашества: возвысилось значение внутреннего духовного подвига, о характере которого можно судить по старчеству Оптиной Пустыни и по изображению его в русской литературе (Братья Карамазовы). Знаменитейшие из русских писателей (Гоголь, И. В. Киреевский, Достоевский, Л. Н. Толстой, В. С. Соловьев. К. Н. Леонтьев и др.) заметили это духовное движение в русском монашестве, изучали его и испытывали на себе его влияние. Первое описание жизни и деятельности старца на русском языке было выпущено Оптиной Пустыней в 1847 г. Это был перевод жизнеописания старца, составленного его учеником иеросхимонахом Платоном. В Молдавии первое жизнеописание старца Паисия было составлено его келейником Митрофаном, жившим при нем 30 лет. Оно было составлено спустя 20 лет по смерти старца на славянском языке. Следующее жизнеописание, на молдавском языке, очень обширное было составлено Исааком. Григорий, будущий митрополит Молдавский, изложил молдавское житие старца Паисия в сокращенном виде. Наконец, Платон, воспользовавшись житиями Митрофана и Исаака, составил из них новое жизнеописание старца на славянском языке в 1836 году. Это сочинение выдержало несколько изданий и послужило материалом для ряда других жизнеописаний старца, выходивших в разное время на русском языке. В 1913 г. преосвященный Сильвестр, епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии, задумал издание Полтавско-Переяславского Патерика, куда должны были войти жизнеописания многих подвижников, родившихся или проживавших в пределах Полтавского края. Жизнеописание старца Паисия Величковского, уроженца Полтавы, было поручено составителю настоящей книги. Благодаря содействию епископа Сильвестра, а также архиепископа Полтавского Феофана и Полтавского Свято-Макарьевского епархиального братства, мы имели возможность воспользоваться богатым рукописным материалом, хранившимся в библиотеках Петербургской Императорской Академии Наук и Петербургской Духовной Академии, в Московской синодальной (патриаршей) библиотеке, в Орловском епархиальном древлехранилище, в библиотеках Оптиной Пустыни и Ново-Нямецкого монастыря в Бессарабии. Разразившаяся война и последовавшая за нею революция прекратили на время нашу работу. Она возобновилась в 1921 г. в Югославии: вывезенные из России записки в тишине и уединении сербского церковного прихода были приведены в порядок. У нас было сильное желание посетить Румынию и местожительство старца Паисия — Нямецкий монастырь и собрать там дополнительные о нем сведения, но мы не имели возможности осуществить это желание. И только 10 лет спустя в 1931 г., благодаря неожиданно сложившимся счастливым обстоятельствам нам пришлось побывать в Румынии, посетить связанные с именем старца Паисия древние обители — Нямец и Секул, ознакомиться с их библиотеками, побывать в Ново-Нямецком монастыре на Днестре, поработать в Бухаресте и собрать во всех этих местах дополнительные сведения о старце Паисии. Мы приносим глубокую благодарность всем учреждениям и лицам, которые всюду сочувственно внимательно и предупредительно оказывали нам помощь в нашей работе. Мы сознаем недостатки нашей книги, писанной в неблагоприятных условиях эмигрантской жизни, и просим за них прощения. Иеросхимонах Сергий (Четвериков) (24.06.1867 – 29.04.1947). Родился 12 июня 1867 г. в купеческой семье. Из отчего дома дорога вела к дому Божию. «Отец научил меня молиться, любить церковь и церковное пение. Благодаря отцу церковь и праздники, особенно Рождество и Пасха, занимали в нашей домашней жизни центральное место, являлись ее главным содержанием и воспитывающим элементом. Каждую субботу я ходил с отцом ко всенощной и полюбил церковное пение. Без наставлений и поучений церковь овладела моею душою». С этих детских переживаний, быть может, и началось становление отца Сергия как священника, пастыря, духовного наставника многих и многих сотен людей. Для него самого родство кровное неразрывно соединялось с родством духовным. А потому и слова «русский православный народ» были для отца Сергия не просто привычной фразой, но словами глубоко прочувствованными, пережитыми лично. Летом 1891 года «мы, четыре студента Московского университета (один медик, два юриста и один филолог), путешествовали пешком из Москвы в Киев с целью поближе познакомиться с нашей родиной». Встреч и впечатлений за время путешествия было множество. Молодому человеку как будто заново стала открываться жизнь русского православного народа и Русской Православной Церкви. В раздумьях о том, какой путь избрать, как найти дело, которому можно было бы посвятить жизнь, студент Сергей Четвериков приехал в Троице-Сергиеву Лавру. Беседа с архимандритом Антонием, ректором Московской Духовной Академии, оказалась решающей: будущий отец Сергий перешел из университета в Академию. «Окончился период моих блужданий. Я нашел свой путь и успокоился». На четыре года Лавра стала для него домом. Книги и лекции преподавателей воспитывали ум будущего пастыря, а душа возрастала под мудрым водительством старца Варнавы, жившего недалеко от Троице-Сергиевой Лавры, в скиту Черниговской иконы Божией Матери. Летом 1894 года будущий пастырь снова побывал в Оптиной пустыни, прожил там неделю, говел (впервые он увидел Оптину во время своего путешествия по Руси ― как бы мимоходом). На этот раз он «близко рассмотрел Оптину пустынь» ― и «ощутил там веяние истинной духовной жизни». Он стал выписывать оптинские издания, вероятно, не предполагая, что в будущем сам напишет две книги и несколько статей о знаменитом монастыре и его подвижниках. Окончил Московскую духовную академию в 1896 г. «В том году на Академическом акте читал свою знаменитую речь о преподобном Сергии профессор академии и университета В. О. Ключевский. Я слушал эту потрясающую речь, и она указала мне программу моей новой жизни». 14 (26) июля рукоположен во диаконы, а 21 июля (2 августа) 1896 года – во священники и назначен настоятелем в церковь при Воздвиженском трудовом братстве Глуховского уезда. В 1897–1898 годах ― настоятель Пятницкой церкви Чернигова ― памятнике древнерусского зодчества XII века. В 1898 году переехал в Саратов и стал законоучителем Саратовского духовного женского училища, а с 1901 по 1907 год ― 2-й Саратовской гимназии. Лето отец Сергий с семьей обычно проводил в монастыре. В 1905 году, живя в Оптиной пустыни, он участвовал в подготовке собрания писем старцев Амвросия и Анатолия (Зерцалова). Письма были изданы обителью в 1909 году. «Знакомство с письмами отца Амвросия возбудило во мне желание составить его полное жизнеописание, что и было мною сделано летом 1911 года в той же Оптиной пустыни. Следующее лето я провел в Шамордине, заканчивая там и подготовляя к печати свое жизнеописание старца отца Амвросия». От работы над оптинским материалом отец Сергий вполне закономерно перешел к работе над жизнеописанием старца Паисия Величковского, тем более что служить ему довелось в Полтаве, на родине старца. С 1913 года по благословению церковных властей отец Сергий занялся изучением материала в архивах Санкт-Петербурга, Москвы, Орла, Оптиной пустыни, Ново-Нямецкого монастыря в Бессарабии. Однако закончить работу удалось не скоро. С 1907 по 1919 год был законоучителем в Полтавском Петровском кадетском корпусе. Награждён саном протоиерея. В 1911 году председатель Всероссийского братства законоучителей. Участник Поместного собора 1917–1918 годов от Полтавской епархии. С Полтавским кадетским корпусом уехал в Крым, а затем, в 1920 году, эмигрировал из России в Сербию. В тишине сельского прихода он смог вновь обрести мир душевный, а затем привести в порядок и свои материалы по истории старчества. В 1921–1923 годах ― настоятель церкви в селе Широка Кула в Боснии. В 1923 году переехал в Чехословакию и 23 августа стал настоятелем русской Николаевской церкви в Братиславе. Состоял в юрисдикции управляющего русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского). Владыка знал, что «отец Сергий ― священник выдающийся, высокого пастырского настроения, аскетического монашеского духа и знаток русского монашества и старчества… Отец Четвериков поставил приход отлично и Братиславой не ограничился, а стал простираться и далеко за ее пределы». Основал в 1923 году и был (до 1946 года) председателем Общества памяти отца Иоанна Кронштадтского. В 1925 году в Берлине выходит книга «Русский пастырь». В 1926-м в Париже ― книги «Оптина пустынь» и «Великим постом». В 1928 году поселился в Париже, где с 15 июня 1928 по был духовником Русского студенческого христианского движения (РСХД) и первым настоятелем (1929 – 5 июня 1939 года) его церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы на бульваре Монпарнас в Париже. Организовал внутри Движения христианское содружество с более строгой церковной дисциплиной. По отзывам современников, отец Сергий был огромным авторитетом не только для мирян, но и для духовенства. В храме, настоятелем которого он был, находили себе приют и утешение, получая возможность служить Литургию, православные священники, временно оказавшиеся без приходов. Людям, волею судеб оторванным от Родины, но не желавшим забывать, кто они и откуда, нужен был именно такой пастырь ― с живым чувством традиции, истинно русский и истинно православный батюшка. Отца Сергия называли «мучеником письменного стола», ведь кроме громадного количества писем, которые он считал себя обязанным писать всем, кому требовался его духовный опыт, он опубликовал несколько значительных книг и около пятидесяти статей. Основная тема его трудов ― традиции русской духовной жизни: он писал о русском старчестве, о Паисии Величковском, об Амвросии Оптинском и Оптиной пустыни; в кругу его интересов был пастырский опыт Иоанна Кронштадтского и просветительская деятельность Димитрия Ростовского; есть у отца Сергия книги и статьи об «умном делании» ― молитве Исусовой; многие его работы посвящены педагогическим проблемам, которые он рассматривал с точки зрения православного священника. Писал отец Сергий только о том, что хорошо знал. В предисловии к книге об Оптиной пустыни он замечает: «Весь мой последующий рассказ будет основан, главным образом, на моих собственных наблюдениях и впечатлениях». В 1931 году, дорабатывая книгу о преподобном Паисии Величковском (к его прославлению Русской Православной Церковью вышло 2-е издание этой книги на русском языке), отец Сергий побывал в Бухаресте, знакомился с библиотеками Нямецкого и Секульского монастырей, где подвизался старец Паисий, еще раз посетил Ново-Нямецкий монастырь на Днестре. В Париже выходят книги «Путь чистоты» (1929), «Церковь и молодежь» (1933). Значительное место в жизни отца Сергия занимал Валаамский монастырь ― «северный Афон», подвижники которого, так же как и оптинцы, деланием рук своих и «умным деланием» оживили лучшие традиции православного монашества. После путешествия на Валаам в 1930 году отец Сергий полюбил тишину этого монастыря и неоднократно уезжал туда для литературной и духовной работы. По просьбе игумена Харитона он принимал участие в составлении замечательного памятника валаамской духовной литературы ― книги «Что такое молитва Исусова по преданию Православной Церкви» (1938), хотя ни на титульном листе, ни в предисловии его имя не упоминается. 27 июля 1936 года был награждён митрой. Пользовался большим авторитетом в среде русской эмиграции. Период с 2 июля 1937 по 1 июня 1938 года провёл в Валаамском монастыре, где работал над книгой о старце Паисии Величковском. В 1939-м году выходит книга «Духовный облик отца Иоанна Кронштадтского и его пастырские заветы». Затем он вторично поехал на Валаам, но не смог вернуться во Францию из-за войны, в 1940 году вместе с братией монастыря выехал в глубь Финляндии, где был основан Ново-Валаамский монастырь. 8 июля 1940 года вышел за штат и поселился в Братиславе у своего сына. Он по-прежнему продолжал трудиться за письменным столом (в это время им была написана работа «Тысяча лет России у ног Христа», не оставляя своим попечением жаждущих духовного утешения. 15 августа 1942 года был пострижен в монашество в монастыре преподобного Иова в Ладимировой. После смерти митрополита Евлогия, в 1946 году принят в клир Московского патриархата. Незадолго до смерти принял великую схиму. Почил 29 апреля 1947 г. в Братиславе. В завещании он писал: «Похоронить меня прошу как можно проще, в самом простом деревянном гробу, без украшений, на кладбище в Славием Удолье, среди русских могил». В 1951-м в году Париже выходит небольшая работа «О внутренних препятствиях на пути к Евангелию». Изданы также его книги «Как подготовиться к посту, исповеди, причастию детям и подросткам», «Бог в русской душе», «О вере во Христа: Тысячелетний путь русского православного народа со Христом», «Правда христианства». Труд протоиерея Сергия Четверикова «Описание жизни блаженныя памяти Оптинского Старца Иеросхимонаха Амвросия в связи с историей Оптиной Пустыни и ее старчества. Составлено по прежним жизнеописаниям и по новым источникам. Издание Козельской Оптиной пустыни. Типография Казанской Амвросиевской Шамординской женской пустыни» (1912) был последним жизнеописанием преподобного Амвросия, изданным «старой» Оптиной, ― к 100-летию со дня рождения приснопоминаемого старца.
Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author