petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Евангелие от Луки, из главы 16

Автор: протоиерей Максим Козлов

Притча о богаче и Лазаре, которую мы только что сейчас с вами услышали, ставит перед нашим сознанием сразу несколько вопросов в контексте религиозного мiровоззрения и христианской веры. Первый вопрос ― это вопрос о природе и причинах неравенства, которое мы видим, в том числе, и в этой притче, об отношении Бога к этому неравенству. Действительно, старшее поколение наших слушателей еще помнит то общество, в котором бóльшая часть населения, пусть принудительно, пусть в полубедности и убогости, но были относительно равны. Те, кто были, как потом стали шутить, равнее других, тех не очень было видно, да и сами они это свое неравенство старались не выпячивать и не показывать. А вот реалии, которые описаны в сегодняшней притче, ― они соотносимы с реалиями нашей жизни вполне: те же самые контрасты, та же самая дистанция от убогого бомжа, лежащего около вокзала или выхода из метро, и, как Монблан над ним ― люди, живущие в других социальных измерениях, для которых, как для богача из притчи, этот бомж просто не существует, как человек не существует, как личность. Это неравенство ― вопрос, который встает перед Церковью и на который христианство в разные века давало разные ответы.

Уже в ХХ-м столетии в Латинской Америке в католической церкви возникло целое движение, которое получило название теологии, то есть богословия освобождения. Один из его основоположников, бразильский архиепископ Элдер Камара рассказывал о том, как он пришел к идее социальной активности Церкви. «Ко мне приходит мать из фавел (трущоб, окружающих бразильские города) и говорит о том, что их семье нечего есть третий день; о том, что дочь ее от ужасов жизни, от непроходимой бедности стала проституткой; о том, что сына принудительно сделали наркоманом, несколько раз вколов соответствующие наркотики; о том, что все, что она видит вокруг ― это закон джунглей». И архиепископ Камара задавался вопросом: «Что я должен ей ответить? Что ей нужно терпеть, и это единственный выход, который предлагает христианство для людей, находящихся в подобной ситуации?» Но ведь на Небо мы отсылаем личности, а не людей, которых превратили в мешки истерзанной плоти к концу их земного пути, и не должны закрывать глаза, когда подобного рода вопиющие несправедливости имеют место. Сегодняшняя притча не о социальной активности, но о конечном воздаянии, которое может последовать человеку даже и не плохому, как мы об этом увидим, по внешним оценкам и критериям. Но начнем с Лазаря, бедного. Существование Лазаря многим может показаться безсмысленным. Ну, что такое, лежит человек, истерзанный уже какой-то болезнью, которой многие страдали на Ближнем Востоке, и вся его жизнь есть претерпевание. Но, как выясняется, что если человек воспринимает свою жизнь не как безсмысленную муку, не как то, от чего нужно просто забыться и заснуть, не как то, что, ну, вот когда-то кончится, или, там, день прошел ― и слава Богу. А как пусть не понимаемое разумом, но верой, душой, сердцем усвояемое таинство человеческого бытия, в котором почему-то ему попущено, всю ли жизнь или значительную ее часть, оказаться в таком скорбном и несправедливом в рамках человеческой логики положении. Ведь, смотрите, Господь отчетливо говорит, что Лазарь не возмущался, не бунтовал, не пришел к выводу, что страдает незаслуженно не только он, но и тысячи других людей, не создал партию бедствующих лазарей, которая должна бы была привести к ниспровержению существующего порядка вещей. Он внутренне принял тайну Промыла Божьего о себе. И это внутреннее приятие без ропота и без восстания, даже и в душе, на существующее вокруг сделало его наследником Вечности. А что же богач? Богач, одевавшийся в виссон и порфиру, приезжавший домой на хорошей колеснице (аналоги пусть наши радиослушатели родят в своем сознании сами, как по маркам одежды, так и по маркам автомобилей), не упомянут в Евангелии как человек, преступным образом наживший себе деньги, или как тот, кто сотрудничал с оккупантами своей родины, или служил преступному режиму, или делал еще что-то такое. Да нет, просто находился в рамках своего социального круга и за эти рамки шага не сделал. Возможно, он был прекрасным собеседником и душой общества, люди охотно к нему собирались. Наверное, не был чванлив и надменен. Опять же, так сказать, упомянутое стечение народа к нему на пиршество говорит о том, что в некотором смысле он был приятным человеком. Но то, что он не сумел перешагнуть пороги, детерминированные его социальным статусом, и сделало его неподходящим для того, чтобы войти в Царствие Небесное. Приведу такой пример из нашей жизни. Недавно одна прихожанка, одна знакомая мне по храму девушка рассказала такую историю. В сильный дождь она вышла из метро, раскрыла зонт и направлялась к дому или к остановке автобуса. Дождик был сильный. Рядом с ней шел таджикский парень, ну, обычный наш гастарбайтер. И когда она сказала ему: «Идите сюда, под зонт, вот мы вместе дойдем до остановки», — он заплакал. Никто никогда в Москве, кроме соотечественников, не посмотрел на него как на человека, с которым вместе можно пройти несколько метров хотя бы под одним зонтом. Вот этот выход навстречу другому человеку, реальный, за рамки своего социального статуса, за то, где мы привыкли быть хорошими, откликаться на просьбы, уважать людей, проявлять милосердие к каждому человеку ― это то, о чем говорит сегодняшнее Евангелие как об условии того, что мы окажемся способными войти в Царство Небесное.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author