petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Верный Богу и Царю. Житие святого страстотерпца Евгения Боткина

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2‒3 февраля 2016 года было принято решение о канонизации доктора Евгения Сергеевича Боткина, расстрелянного в 1918 году вместе с императорской семьей в Екатеринбурге. Государь говорил о докторе Боткине: «Он для меня больше, чем друг». Действительно, Евгений Сергеевич был для Царя Николая Второго и его семьи больше, чем другом. Вместе с ними он прошел все испытания до конца – вплоть до мученической кончины в Ипатьевском доме. В преддверии Царских дней 2018 года издательство Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря города Екатеринбурга выпустило в свет житие святого страстотерпца Евгения. Эту книгу под названием «Верный Богу и Царю» мы и предлагаем сегодня вашему вниманию. «Он пришел в мир ради людей», — писали о докторе Боткине. Евгений Сергеевич, лейб-медик последнего русского императора Николая II, никогда не жил ради себя; в больнице, на фронте, на службе у Царской семьи он все свои силы и любовь отдавал другим людям. И всей своей жизнью он подтвердил ту истину, о которой сам писал в одном из писем: «Чем больше я живу и вижу, тем более убеждаюсь, что самое ценное на земле — это душа человеческая. Если она добра и чиста, она звучит так дивно, так чудно, как никакая самая великолепная музыка». Книга «Верный Богу и Царю» знакомит читателя с жизнью святого страстотерпца Евгения Боткина, лейб-медика последнего русского царя Николая II. Житие составлено на основе целого комплекса исторических источников: писем Евгения Сергееви­ча, его записных книжек, архивных документов, воспоминаний его родственников и современников. Члены комиссии по кано­низации святых Екатеринбургской митрополии постарались использовать все известные к настоящему времени материалы, как опубликованные, так и неопубликованные, чтобы составить максимально полное и исторически точное житие святого Евге­ния, показать, как формировалась личность этого необыкновен­ного человека. Особую ценность представляют письма Евгения Сергеевича, в которых глубоко раскрывается его внутренняя жизнь, его ми­ровосприятие, отношение к Богу и к ближним.
В письмах со­держатся бесценные свидетельства самого Боткина о близ­ких ему людях, о Царской семье, о разнообразных событиях его жизни, его мыслях и чувствах. Многие фотографии, которые вы увидите в книге, опублико­ваны впервые. Предваряет издание приветственное слово митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла. Как говорит Владыка, если вы хотите узнать, как жизнь становится житием, вам стоит прочитать книгу о святом страстотерпце Евгении Боткине, верном враче Царской семьи. Вся его жизнь была жизнью во Христе, потому что во все свои дни на земле он исполнял две главные заповеди Христовы о любви к Богу и ближне­му, И читая его житие, мы всей душой убеждаемся, что это и есть единственная истинная жизнь. Живет только тот, кто лю­бит Бога и любит ближних так беззаветно и самозабвенно, как любил доктор Боткин. Огромный заряд вдохновения, подлинного, евангельского, по словам владыки Кирилла, дарит это житие! Хотя, как отмечает архипастырь, конечно, сам Евгений Сергеевич был бы немало удив­лен, если бы кто-то при жизни сказал ему, что через сто лет его будут почитать как святого, будут ему молиться, называть в его честь детей при крещении и монахов при постриге. Он просто жил, честно исполнял свой долг, отдавал другим свои силы, за­боту и ласку, ходил в храм Божий, молился, читал Священное Писание. Может быть, о том, что этот человек - святой, и не узнали бы, если бы на его долю не выпали тяжелые испытания. В скорбях, гонениях раскрылось во всей полноте величие этой души. Революция полностью разрушила жизнь доктора Бот­кина: он лишился высокого положения в обществе, достатка, покинул родные края, последовав в ссылку за Царской семьей. Но, несмотря ни на что, он остался прежним — любящим Бога, сострадательным, самоотверженным — и только еще больше благодарил Господа, даровавшего ему благодатный сердечный мир в самых скорбных обстоятельствах». Как говорится на страницах книги, будущий святой «родился 27 мая 1865 года в Царском Селе и был четвертым ребенком в многодетной семье Боткиных. Благодаря мудрому воспитанию, он еще в детстве приобрел такие добродетели, как великодушие, скромность и сострадательность. Мягкого, интеллигентного Евгения отличала нелюбовь к дракам и всяческому насилию. Его брат Петр вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Можно было бы сказать, что пришел он в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой». Как и все дети в семье Сергея Петровича Боткина, Евгений получил основательное домашнее образование. Кроме общеобразовательных предметов, он учился иностранным языкам, живописи. Музыку ему преподавал знаменитый композитор Милий Алексеевич Балакирев. Евгений относился к нему с большим уважением и, уже спустя годы в письмах к композитору неизменно подписывался «Ваш ученик» или «Ваш бывший ученик». Кроме родителей, большое влияние на мальчика оказал его крестный — дядя Петр Петрович Боткин, который возглавлял чаеторговую фирму, а кроме нее, владел еще сахарными заводами. Дядя был очень богат, и при этом отличался глубокой верой, добропорядочностью и вниманием к людям. Так, для рабочих своего сахарного завода он открыл бесплатную столовую, построил больницу и церковноприходскую школу. Петр Петрович, живший в Москве, был старостой нескольких церквей, состоял попечителем общественной Андреевской больницы, жертвовал большие суммы денег Московскому попечительству о бедных. Он помогал строить православный храм даже в Аргентине. Петр Петрович также пожертвовал большую сумму на строительство храма Христа Спасителя, а затем стал в нем старостой. Таким образом, перед глазами Евгения всегда был живой пример того, как нужно относиться к богатству, данному тебе от Бога, — оно дано, чтобы помогать другим. Благодаря хорошей домашней подготовке Евгений смог поступить сразу в пятый класс 2-й Санкт-Петербургской классической гимназии, которая была старейшей в столице. Учеба давалась ему легко. Он увлекался математикой, читал религиозную, историческую и светскую литературу, любил стихи Пушкина. Отец вникал в учебные занятия сына, часто обсуждал с ним какую-либо прочитанную книгу. Особенно восхищался Сергей Петрович очерками Салтыкова-Щедрина. «Сколько ума и правды», — говорил он о его произведениях. Евгений всегда прислушивался к мнению отца и ценил возможность обсуждать с ним какие-либо вопросы. Позднее он писал, что отец стал для него опытным, добрым старшим другом, который мог наставлять, руководить, и с которым можно было советоваться. Кроме того, отец часто брал Евгения и других сыновей в свою клинику. Перед ее посещением он просил мальчиков вести себя спокойно, в обморок при виде крови не падать, поскольку они — лекарские дети. О труде медиков он повторял, что «нет большего счастья на земле, как этот непрерывный и самоотверженный труд на пользу ближних». Эту убежденность всем сердцем воспринял и Евгений. Он видел, что для отца это не просто слова: Сергей Петрович отдавал больным всего себя без остатка. Поэтому неудивительно, что после гимназии, поступив на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, он проучился там всего год, а затем поступил в императорскую Военно-медицинскую академию. Его выбор профессии с самого начала носил осознанный и целенаправленный характер. Медицина, по свидетельству современников, была его призванием: он умел помочь и поддержать в тяжелую минуту, облегчить боль, протянуть руку помощи. Военно-медицинская академия в то время была известна не только тем, что давала глубокое медицинское образование. Ее задачей было воспитывать врачей, преданных Богу, Родине и профессии. Впрочем, таким Евгений Сергеевич и был. И снова неудивительно то, что, когда началась Русско-японская война, он, оставив жену и четверых маленьких детей, добровольцем отправился на фронт. Он был вправе не ехать туда — никто не осудил бы его за это, — но, будучи человеком, горячо любящим Россию, доктор Боткин не мог оставаться в стороне, когда речь шла о чести и безопасности Родины. Еще в дороге Евгений Сергеевич начал писать письма жене, и потом регулярно писал и с фронта. Впоследствии из этих писем доктор Боткин составил книгу, назвав ее «Свет и тени русско-японской войны». И именно благодаря этой книге, которая раскрывала читателям его христианское, любящее, безгранично сострадательное сердце и его непоколебимую веру в Бога, благодаря тому, что эту книгу после прочитала Императрица Александра Феодоровна, Евгений Сергеевич стал личным доктором Императора. Более подробнее о жизни святого врача, о его служении читайте на страницах этой книги. Умереть за Царя и Отечество. Что это означает? В православной России это означало умереть за Христа: «У русского, по свойству восточного православного исповедания, мысль о верности Богу и Царю соединена воедино, — писал святитель Игнатий (Брянчанинов). — Русские, не только воины, но и архиереи, и бояре, и князья, приняли добровольно насильственную смерть для сохранения верности Царю». Такую смерть Христос принимает как мученичество за Него Самого: приносящие «жизнь свою в жертву Отечеству, приносят ее в жертву Богу и сопричисляются к святому сонму мучеников Христовых». Так и доктор Боткин — мученик Евгений — вступил в этот светлый сонм, через непоколебимую верность Царю и Отечеству стяжав мученический венец.
Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author