petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Преподобный Макарий Великий. Новые духовные беседы

Преподобный Макарий Египетский, живший в IV веке, наименован Святой Церковью Великим благодаря своей высокой подвижнической жизни и глубоко назидательным писаниям. Шестьдесят лет провел святой Макарий в пустыне, мёртвый для мiра, непрестанно заботясь о своем спасении и о спасении вверившихся его руководству братьев. Более всего времени проводил он в беседе с Богом, часто пребывая в состоянии духовного восхищения. Свой обильный подвижнический опыт авва претворил в глубокие богословские творения, которые представляют собой драгоценное наследие духовной мудрости. В одной из наших программ мы рассказывали вам о сборнике, в который вошли пятьдесят бесед прп. Макария Великого. А сегодня мы предлагаем вашему вниманию новое издание духовных бесед, сохранившихся под именем одного из основателей египетского монашества. Книга вышла в свет в издательстве РИПОЛ классик и называется «Новые духовные беседы». Известный сборник «Пятьдесят духовных бесед святого Макария Египетского», по словам издателей, остается пусть и наиболее известным и основополагающим, но всё же не единственным сборником сочинений, дошедших до нас под име­нем египетского пустынника. Существуют (подоб­но названному сборнику, в разных списках и вари­антах) по крайней мере еще два больших собрания, в которые, кроме уже известных текстов, входят и новые, на русский язык еще не переводившиеся. Трудами монахов-переписчиков, хранителей мона­стырских библиотек, переводчиков, терпеливых исследователей, богословов и филологов сохранены сочинения, в которых на протяжении веков внима­тельные читатели находили питание для ума и серд­ца, источник бодрости и радости.
Действительно, утверждал переводчик Владимир Вениаминович Бибихин, слово прп. Макария имеет мало подобного себе во всей литературе по смелости духовного порыва, со­четающегося с любовным вниманием к творению в его драгоценных подробностях. Перед нами ум такой природной силы и такого благодатного вдохновения, что утратить его творе­ния значило бы непоправимо обеднить историю духа. В этой книге читателям предлагается перевод 28 бесед, впервые изданных в 1961 г. в ГДР Эрихом Клостерманом и Хайнцем Бертольдом на базе, в основном, двух аналогичных сборников, остававшихся до послед­него времени вне кругозора ученых и издателей, — пергаментной рукописи XI в. из Афинской государственной библиотеки под заглавием «Макарий-Симеон. Новые гомилии». По словам издателей, непривычное для русского читателя наименова­ние автора требует пояснения. Дело в том, что еще в первые десятилетия прошлого века пристальное изу­чение выявило в творениях, известных большей частью под именем Макария, ясные указания на то, что их сочинителем был на самом деле какой-то дру­гой выдающийся монах и проповедник. Он жил не в Египте, а в Месопотамии: им упоминаются река Евфрат, набеги индийцев и сарматов, персов и готов, оборонительные сооружения, характерные как раз для приграничных областей тогдашней Римской державы, смежных с Персией, замерзающие зимой реки и озера и тамошнее название месяца апреля. Кроме того, не всегда Макариевы беседы носят это имя; иногда их автором назван Ефим Сириянин, в арабских переводах ― Симеон. На сирийское, а не африканское, происхождение намекает и загадоч­ное, до сих пор не объясненное сходство трактата «О  христианском установлении» св. Григория Нисского, с «Большим посланием» Макария. Что на самом деле могло произойти? Возможно, отмечает переводчик, в бурную эпоху догматических споров соборному осуждению неза­служенно подвергся человек выдающегося таланта и благодатной силы, не по убежде­ниям и писаниям, а по своим личным привязанно­стям и жизненным обстоятельствам, оказавшийся близким к тем, кто был осужден за еретичество. Им был, по предполо­жению Германа Дёрриса, немецкого исследователя, больше полувека занимавшегося этим вопросом, Симеон из Месопотамии, упоминаемый ранним церковным историком Феодоритом в числе пяти вождей мессалиан, осужденных на Эфесском соборе 431 г. Но с сочинениями великого проповедника, имя которого по недоразумению стало неблагонадежным, Церковь никак не могла расстаться, и вот для их спасения они были припи­саны египетскому отшельнику, далекому от всяких обвинений. О том, как всё это произошло, по словам издателей, теперь можно только гадать. Исследования на эту тему занимают немалые труды. Но, как бы то ни было, до чего бы ни дозналась наука, предание, очень давно связавшее сочинения, о кото­рых идет речь, с именем святого Макария Египет­ского, имеет более громкое право голоса. Никто не мешает нам и впредь называть их так, как они называются в большинстве дошедших до нас спи­сков, ― творениями св. Макария. Мы должны толь­ко, обогащенные новым знанием, помнить теперь об условности его авторства. И понимание крылатой мысли вдохновенного ду­ховного наставника давно должно было бы сделаться темой и отечественных богословских ис­следований. При переводе Макария, или Макария-Симеона, всего важнее было бы, помимо верности смыслу, передать огненную силу его слога, иногда даже ма­ло отточенного из-за неудержимого порыва не к литературному совершенству, а к жизненной це­ли: зажечь слушателя тем пламенем, которым горит, не сгорая, сердце истинного христианина. Пере­дать всё это на другом языке, конечно, под силу только тому, кто поднимается до такой же высокой духовной ступени, так что этот перевод, по словам Владимира Бибихина, остается лишь бледной тенью оригинала, а дело подлинного переложения творений св. Макария остается зада­чей для лучшего будущего, когда у нас появятся та­ланты, способные сочетать горение духа с глубиной филологических познаний. Для примера прочитаем фрагмент девятой беседы прп. Макария, где он говорит об испытаниях, терпении и душевном покаянии. По словам святого отца, «хотящий благоугодить Богу, надеющийся стать через веру сонаследником Христу (Рим. 8, 17) и старающийся подражать Господу, чтобы и самому назваться духовным сыном Божиим, прежде всего должен, запасшись долготерпени­ем и стойкостью, мужественно переносить раз­нообразные встречающиеся на его пути скорби, тесноту, гонения, будь то телесные болезни и страдания, или людские поношения и обиды, или разные невидимые тяготы, насылаемые на душу от злых духов, желающих ввести ее в рас­слабление, отчаяние и нетерпение и тем поме­шать ей войти в Царство». По учению прп. Макария, Госпо­дь «попускает каждой душе пройти ис­пытания в различных потеснениях, чтобы обнаружились души, от всего сердца возлюбив­шие Господа». С Богом эти души достойно переносят «все нападения лукавого» и «всегда с великой верой и стой­костью» ожидают «благодати искупления», а потому бывают способны «пройти через все испытания». А затем, «получив обещанное Духом, они стано­вятся достойными Царства. Душа, следующая слову Господа, должна поэтому взять с радо­стью крест Господень, как написано (Мф. 16, 24), то есть быть готовой перенести ради Госпо­да все постигающие ее испытания, будь они тайные или явные, и навсегда привязаться к Го­споду надеждой…  Вду­майся, говорит прп. Макарий: вот, отцы, патриархи, пророки, апосто­лы и мученики изначально прошли тесным пу­тем бедствий и испытаний и тем сумели угодить Богу, что достойно претерпели всю тесноту и искушения, под гнетом, среди напастей раду­ясь в терпеливой надежде на воздаяние»… «Показав свою кре­пость и верность, достойные души, которые претерпели до конца, утвердились в надежде и за то приняли через благодать искупление и по праву унаследовали Царство. Пусть поэто­му каждая душа, хотящая благоугодить Богу, прежде всего мужается в благородной надежде и терпении; тогда она сумеет перенести все на­падения и все притеснения лукавого». По учению преподобного Макария Египетского, христианская жизнь является актом высокого назначения, которым христианин приобретает необходимое Духовное для совершенной полноты в этой жизни и в будущей. Цель христианской жизни, по учению египетского отца, достигается постепенным преодолением повреждений человеческого естества и духовных поднебесных препятствий (Еф. 6, 12), которые находятся в тесной взаимосвязи и поэтому устраняются единственно подвижническим путем. Поэтому деятельность христианина, основанная на подвижничестве, является основной темой аскетического богословия преподобного Макария. Его духовные наставления и сегодня важны не только для тех, кто отрекся от мира, но для всех вообще христиан, а значит беседы, собранные в данном сборнике, предназначены широкому кругу читателей.
Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author