petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Отец Даниил Сысоев. Второе послание к коринфянам, глава пятая



Автор: священник Даниил Сысоев

Толкование на сегодняшнее чтение (2 Кор. 5, 1‒10). Жизнь в свете судилища Христова. Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище; только бы нам и одетым не оказаться нагими. Ибо мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем, потому что не хотим совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было жизнью. На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа (2 Кор. 5; 1–5). Итак, апостол говорит, почему нужно стремиться к невидимому. Мы должны всматриваться внимательно не в видимое, а в невидимое, ибо видимое временно, а невидимое вечно. Почему нам будущая жизнь важна? Потому что она дает нам возможность жить без гнета тела. Не без тела, а без гнета тела, чтобы тело не мешало нам жить, не мешало нам спасаться и не мешало элементарно удовольствие от жизни получать. Сейчас тело нам очень часто сильно мешает. Поэтому апостол говорит так: «Мы желаем сбросить грубость этого тела, чтобы облечься в то, духовное». Это желание пришло от Бога, Который дал нам через Святого Духа в этом убедиться. «Знаем ведь, что если земное наше жилье, эта палатка, будет разрушена, мы имеем жительство от Бога, дом, нерукотворенный, вечный в небесах». Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный (2 Кор. 5; 1). Здесь апостол говорит, что мы знаем: наша палатка рухнет. Какая палатка? Тело, в котором, как в палатке, наша душа живет, и эта палатка сложится в день смерти. Наше тело рухнет, оно не способно выдержать прочных испытаний. Наш период времени, в котором мы живем, говорит апостол, он не навсегда, по причине смертности временной. Именно поэтому к нему нельзя привязываться, поэтому не надо во временное вглядываться. Какой смысл человеку, если он построит себе роскошный дом, или создаст роскошное государство, или создаст могущественный народ — и умрет? Поэтому апостол говорит, что мы должны стремиться в Небеса. Феофан Затворник говорит так: «Настоящий период бытия нашего есть переходный и устроен вследствие падения». То есть если не было бы грехопадения, тогда в нынешнем виде у нас не было бы, конечно же, никакого устройства, которое сейчас есть. Представьте себе: нет грехопадения — нужны государства? Нет, не нужны. Суды нужны, если нет греха? А больницы нужны, если никто не болеет? Нужны ли, например, швеи-мотористки, если нет одежды? Вся нынешняя цивилизация до греха была невозможна, а главное — не нужна за бессмысленностью. До грехопадения был совершенно иной способ существования, он и будет в будущем. Все нынешние искусства пройдут, и будет совершенно иное, вечное бытие человека. И поэтому говорит Феофан Затворник: «Надлежало бы это нам сознавать и ощущать. Но, прижившись, мы обыкновенно миримся с пребыванием на земле и с жизнию в теле. Чаяние другой жизни является у нас в самом неопределенном и шатком виде». Это чистая правда. Безбожники говорят о Царстве Божием: «Ну кто же его видел?» Даже христианин говорит: «Да, да, конечно, но нам главное здесь — заниматься патриотическим воспитанием, борьбой за либеральные ценности, борьбой за социальную справедливость…» Неважно, как это называть. Главное — хорошо устроиться здесь, но никто даже и не думает, какой смысл в этом деле. А святая благодать Божия, когда касается нашего сердца, рождает тягу к Небу. Замечали, наверное, когда человек не знает Бога, у него тяга к чему-то есть, но он не знает, к чему именно он тянется. Благодать Божия показывает, куда нужно тянуться, куда надо устремлять свое сердце. Таким образом, жизнь будущая становится ясной и понятной: мы понимаем, куда идти, где наша цель. Мы знаем, что, когда разорится наше тело, палатка, мы имеем жилище от Бога. Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный (2 Кор. 5; 1). «Апостол говорит так о нашем теле. Назвав его скинийным, он указал на удоборазрушаемость его и кратковременность здешней жизни (святой Златоуст)».«Сказав: “земной дом” (земная храмина), он противоположил ей небесную; сказав: “храмина тела” (хижина), тем указал на ее удоборазрушимость и кратковременность, противоположив ей храмину вечную» [Беседа 10]. И раз уж здесь палатку поставили — обычно на сколько ставят? Переночевать и пойти дальше, на несколько часов. Так и наше тело — на время: на несколько дней, часов, лет. А дальше что? Дальше переселяться приходится. Переселяться на другую родину, в другое жилище. Поэтому мы знаем, что мы имеем от Бога богосданный дом, нерукотворенную скинию, дом нерукотворный, вечный, в Небесах. Мы имеем там постоянное жилище — не сделанное человеческими руками. Что же это за дом? Некоторые люди, читая эти слова апостола Павла, начинают думать, будто речь идет о новом теле, которое нам будет дано взамен нынешнего. Нет, здесь речь идет о другом. О том, что человек будет воскрешен в обновленном теле, так что оно будет жить по небесной жизни. Нерукотворный дом, который мы имеем в Небесах, — это наше тело, но обновленное небесной силой в день воскресения плоти. Почему «нерукотворенный»? Потому что в воссоздании тела никакого участия человек не принимает. В зачатии нашего тела человек принимает самое прямое участие: отец с матерью нужны, питание нужно и т. д. То есть люди участвуют в создании тела физического. Но когда это тело будет воссоздано в момент воскресения, тут будет действовать исключительно сила Божия. Поэтому и называется «дом нерукотворенный, вечный». Это тело будет вечно жить, оно будет причастно к Божественной вечности, человек будет пронизан Божественной силой. И здесь св. Феофан Затворник говорит так: «Мысль же у него та, что настоящее тело устрояется естественным путем рождения, вследствие которого оно и есть обременительное во многих отношениях жилище, этою самою тяготою своею возбуждающее желание освободиться от него, чтоб восприять новое; будущее же тело будет жилище, зиждительною силою Божиею устрояемое, потому свободное от всего, от чего так тяжелым бывает настоящее тело». Как связано зачатие естественное с нашей тяготой? С какого момента тело начинает отягощать человека? С момента зачатия. Даже для матери. Что происходит в первую неделю после зачатия? Начинается токсикоз, тяготы беременности… Все это даже мать отягощает, потому что у человека, рождающегося в смертном мире, сразу же тело пронизывается смертью. И поэтому человек, когда рождается, кричит. Кричит от боли, от шока, от ужаса, что он попал в новый мир. И это состояние сопровождает человека всегда. Известный психолог сказала, что шок рождения остается с нами на всю жизнь. Новое житие, в новом состоянии нашего тела, связано с другим — с тем, что небесные силы преображают его так, что все стихии его будут полностью небесными. Именно поэтому на земле такому телу не место. Поэтому тело праведников потом никогда больше на землю не вернется. Потому что земля сгорит. А праведники (надеюсь, и мы с вами) будут восхищены на облаках, навстречу Господу, в воздухе. Если мы будем угождать Богу, небесная Божественная сила поднимет нас, как Господа, на облаках, Ангелы понесут навстречу Господу, чтобы никогда мы больше на землю не возвращались. Я же говорю, Церковь — это собрание тех, кто решил сбежать. Собрание великих беглецов, которые сбегают с горящей земли навсегда. Сбегают с телами, заметьте. Сбегают целиком, навсегда покидая эту землю. Поэтому можно сказать: после нас хоть огненный потоп. Водного потопа-то не будет, а огненный потоп будет. Поэтому мы и ждем момента, когда мы вернемся туда, на родину, к Небесам. Итак, Феофан Затворник высказывает интересную мысль. «Почему, — говорит, — он пропускает период нашей смерти?» Потому что в глазах апостола Павла период от смерти до воскресения — несущественный. У нас обычно весь акцент на посмертии, а для апостола Павла время между смертью и воскресением — это предварительный период. Да, апостол знает, что это время, когда мы будем с Господом, если мы праведники, но это только предначинание блаженства. Апостол Павел с этим временным отрезком многого не связывал, его главная надежда была связана со временем после воскресения мертвых, его мысль была устремлена дальше. Кстати, такая же мысль в нашем «Символе веры». Там не сказано «чаю бессмертия души», а сказано: чаю воскресения мертвых. Не потому что наша Церковь не знает о бессмертии души, она знает про это. Но для Церкви важнее то, что будет после воскресения. Для Церкви период от смерти до воскресения — это некое время развития внутренних способностей, которые были заложены здесь, на земле, но еще не вход в блаженную жизнь. Человек только готовится к входу в Царство. Поэтому, как вы знаете, святые еще не получили награды, они ждут нас. Об этом прямо говорит апостол Павел в Послании к Евреям. Награда будет тогда, когда будет воскресение плоти, чтобы человек получил награду целиком. Это и справедливо. Постились мы с телом вместе? С телом. А справедливо будет получить награду за пост без тела? Несправедливо. Милостыню подавали телом? Телом. Целомудрие хранили телом? Телом. Поэтому справедливо, чтобы воздаяние, награду за целомудрие, за милостыню получил весь человек. Не только душа, а целиком человек, во всей полноте. Поэтому апостол сравнивает нынешнюю тяжелую жизнь, когда тело мешает, и ту вечную жизнь, когда тело помогает. «Оттого мы и стонем, желая снова одеться в небесное наше жилище». Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище (2 Кор. 5; 2). Или даже не «желая», а буквально — жаждая снова надеть наше небесное жилище. Почему «снова надеть»? Здесь апостол сразу подчеркивает, что идет речь не о принципиально новом теле, а об обновленном теле, в новом состоянии. Наше тело будет снова надето, но уже пропитанным Божественной жизнью, ставшим небесным. В этом наша надежда. Мы жаждем этого, мы стонем на земле, потому что тело нам мешает. Как хорошо говорит святитель Феофан: «Бывает, хочешь помолиться, а глазки слипаются; хочешь попоститься, а желудочек поет нехорошие песни; хочешь поклончики положить, а спинка болит, поклончики не положишь; хочешь Бога славить, а в душе тоска поднимается, тело мешает». Тело мешает очень сильно, замечали, да? Хочешь подумать, а желудок говорит: «Ну-ка обедать пошли!», пообедали — какое думать? Спать пора!.. Тело действительно отягощает душу. Человек, у которого душа стремится к Небесам, чувствует, что тело ему мешает. Поэтому люди и стараются тело обуздать. Откуда эти подвиги у христиан: посты, молитвы и все остальное? Это попытка взнуздать тело, чтобы оно худо-бедно, но слушалось душу. Это происходит из жажды полной гармонии души и тела, которое полностью подвластно Богу, что и было в раю до грехопадения. Этого жаждет человек. Более того — это неудержимое желание, воздыхание со стонами, есть на самом деле в каждом человеке. «О каком воздыхании говорит здесь апостол? — добавляет св. Феофан. — О том, которое обще всем благочестивым христианам, не в угождении плоти живущим, а достойно имени своего идущим вслед Господа со крестом самоотвержения. Что будет другая жизнь, все знают, но желание ее не у всех, ибо не у всех полно самоотвержение…» Человек, который желает идти в Небеса, конечно же, здесь стонет, ему тут тошно, тяжело. Именно поэтому я, например, не могу понять, как люди пытаются царство земное строить, называя себя христианами. Видимо, им здесь не тошно, значит, в Небо нет желания подниматься. «Труды самоотвержения дают дерзновение желать той жизни, а свидетельство совести поддерживает его удостоверением, что сретят там милость Божию. Все такие и желают разрешиться и со Христом быти». Простая технология: понуждай себя, твори добрые дела, совесть тебя будет поддерживать, стремление к Небесам будет всё сильнее и сильнее становиться. Это единственная возможность реально стремиться к Небесам, потому что ты будешь сначала чувствовать аромат, потом слышать оттуда звуки, а потом видеть небесную реальность. Недаром Феофан Затворник говорит, что человек, живущий так, постепенно начинает чувствовать аромат Небес, потом начинает слышать небесные голоса ангелов, потом видеть ангелов святых Божиих, и он становится с ними заодно. Почему у святых так много видений? Так они уже в Небесах жили! У них настолько сердце стремилось в Небо, что они уже сквозь этот мир видели Небеса. От земли они отлипли, от земли оторвали свое сердце, в небо шли, и Небеса пробивались. Именно поэтому жития святых переполнены чудесами. Кстати, такая реальность открыта абсолютно для всех, как Господь и обещал. «Усиливается сие желание до вожделения со стенанием от восчувствованной и постоянно чувствуемой тяготы тела, и особенно того, что часто им пользуется враг к прельщению и увлечению на недолжное, или к постановлению в нежелаемое состояние расслабления, сонливости, утомления, неподвижности…» Феофан здесь добавляет, что этой слабостью тела пользуется еще и дьявол, к нашему вреду. Это еще больше мешает человеку, который хочет в Небо идти. Поэтому, кстати, когда Антоний Великий умирал, он умирал с улыбкой, говоря, что возвращается на родину. «…Или не то ли воздыхание разумеет святой Павел, которое слышится во всех людях, о том, что мы изгнанники на земле, отечество же наше не здесь? Оттого у всех есть некая туга, как бы тоска по родине». У всех людей есть неудовлетворенность. У каждого человека, даже маловерующего, даже неверующего, есть чувство какой-то неустроенности на земле. Человек пытается это чувство задушить, задавить, при помощи блуда, денег, чего угодно, но не получается, потому что есть понимание, что здесь родины-то нет на самом деле, родина-то только там, в Небе. «Вне христианства эта тоска остается неопределенною, а в христианах получает точный и определенный смысл». Итак, «только бы нам и одетым не оказаться нагими» (2 Кор. 5; 3), говорит апостол. В каком смысле? Не оказаться нагими тогда, когда мы оденемся в тело, но без добрых дел. Замечали, может быть, что на иконах святые в одеждах всегда изображаются. Какая это одежда? Это одежда доброделаний. Человек не будет одет в физическую одежду. Не важно, в чем тебя хоронили — в подряснике, рясе или костюме. Это совершенно безразлично. Важно, чтобы ты был одет в духовную одежду из добродетелей, иначе оденешься в тело, но будешь голым. Вот позорище-то будет! Св. Феофан Затворник говорит: «Имеющие быть осужденными по воскресении будут чувствовать себя находящимися в обнаженной срамоте, подобно тем, кои бывают выставляемы на позор нагими пред многочисленным собранием людей». То же самое касается и нас: нам главное, чтобы мы не остались нагими перед лицом Божиим. Поэтому и говорит здесь Феодорит Кирский: «Хотя всякий человек облечется в одежду нетления, однако же не все станут причастниками Божественной славы. Посему нагими называет лишенных Божественной славы, к которым и себя причисляет Апостол, и коринфян, и всех людей, научая сим скромности». Если мы не будем одеваться в эту одежду, то, конечно, будем раздетыми ходить всегда. «Ведь мы сущии в скинии этой, в этой хижине, стонем, отягощаемые; причем мы не хотим раздеться, но снова надеть, чтобы было проглочено смертное жизнью». Ибо мы, находясь в этой хижине, воздыхаем под бременем, потому что не хотим совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было жизнью (2 Кор. 5; 4). Мы стонем здесь, но не потому, что мы хотим раздеться навсегда. Мы не сторонники полного разоблачения. Как сектанты говорят: «Тело — это оболочка, надо снять ее и всё, развоплотиться». Нет, говорит апостол, мы хотим снова одеться, но так, чтобы смертное было проглочено жизнью. Наше смертное тело будет проглочено Божественной жизнью. Жизнь должна выжать из нас всё смертное. Представьте себе: искорка падает в океан и тухнет, так вот и смерть упадет в океан Бога и сгорит, как она сгорела во Христе Спасителе. И объясняет, каким образом желаем сбросить это тело. «Тяжело, говорит, это тело, много требует о себе забот: накорми его, напой, одень, дай покойное ложе, и это каждый день, а иное и на день подай ему несколько раз; так что целый век маешься будто из-за одного того, чтоб ухаживать за телом». Посмотрите, на самом деле, сколько у нас времени уходит на то, чтобы тело прокормить, напоить, только и пашешь на него, как раб на своего господина! «Между тем для жизни по духу оно не только помощи не подает, а, напротив, служит первою к тому помехою, до последнего издыхания. Бывает, что все враги смолкают, а оно все тянет долу. Вот почему “сущии в теле сем”, мы и “воздыхаем”, воздыхаем, “будучи” им “стягчаемы”. Но не прими кто поэтому ложной мысли, будто мы желаем избавиться от тела, чтобы совсем быть без тела. Нет; мы воздыхаем о свободе от такого тела, а не вообще от тела. Быть с телом положено человеку зиждительною премудростию по строю творения, и без тела ему быть неестественно. Без него не может он не чувствовать себя неполным, оскудевающим, лишаемым, а потому не может вкушать и полной радости бытия, даже при уверенности, что оно есть благобытие». Смотрите: с одной стороны, тело мешает, это очевидно, а с другой стороны, смерть нам тоже не нравится. Какой выход? Выход — воскресение. Тело больше не мешает, не отягощает, оно полностью подвластно небесной жизни. Человек пронизан благодатью Святого Духа, он не нуждается уже в пище, в питье, в сне, в одежде, он пронизан Божией силой, то есть он и с телом, и тело ему не мешает, потому что смертное проглочено жизнью. «Как восходящий свет рассеивает тьму, так негибнущая жизнь уничтожает тление». «Сотворивший же для всего самого есть Бог, Который дал нам задаток Духа». На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа (2 Кор. 5; 5). То есть мы для этого и задуманы Богом. Это было не когда-то потом придумано и даже не благодаря Христу, так было с самого начала. С самого начала Бог задумал нас именно такими, таков проект творения, и он восстанавливается. Есть такой удивительный образ у святого Григория Нисского — представьте, говорит он, есть прекрасный фарфоровый кувшин, и какой-то мерзавец залил в этот кувшин свинец. Что делать? Мудрый хозяин разбивает кувшин, выкидывает свинец и склеивает кувшин. Наше тело было создано для того, чтобы служить полностью Богу, быть покорным душе. Но дьявол влил в него смерть, грех и тление. Что делает Бог? Он разбивает смертью тело, удаляет грех и тление и потом склеивает воскресением. Поэтому и говорит здесь Писание: «Сотворил нас на это Бог, и, чтобы мы знали, что это будет точно, Он дал задаток Духа в сердца наши». На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа (2 Кор. 5; 5). Что значит «задаток»? Квартиру покупаете, вносите задаток в знак того, что вы ее точно купите. Имеем мы в себе Святого Духа? Имеем. Чувствовали? Чувствовали. Экспериментально все христиане, наверное, чувствовали. Кто не чувствовал, тот не христианин, тому рекомендую принять Святое Крещение, миропомазание и жить по заповедям. А так все христиане чувствовали Святого Духа, в прощении уж точно, в Таинстве Исповеди. Раз получили — значит, это задаток, вполне ощутимый, который можно пощупать, посмотреть. Знак того, что будет воскресение плоти. Так и бессмертная жизнь — главное, чтобы не остаться нагими, лишенными славы Божией. Здесь надо помнить, что «в этом только залог, начало и основание к будущему воскресению в славе, подобно Воскресению Господа. Здесь это действуется таинственно верою и благодатию в духе; а при общем воскресении мы самым делом облечемся в нетление». Нетление уже сейчас действует. У вас не было такого: помолились и вдруг раздражение прошло? Или какая-то злая мысль вертится в голове и вертится, а осенил себя знаком креста, выпил святой воды, и вдруг прошло. Бывало такое, что приходишь, как будто гири на тебя навешаны греха, зла, а покаялся — как на крылышках вылетаешь? А что это такое, как вы думаете? Это нетление. То самое будущее нетление, только оно сейчас в глубинах духа, оно перерождает дух сначала. Перерождает дух, касается уже тела (поэтому и залог), а потом охватит все тело. Процесс воскресения уже идет на наших глазах, мы просто в него не всматриваемся. А надо больше всматриваться в этот процесс, вживаться в процесс перерождения человека. Для этого нас Бог и задумал, дал нам залог Духа Святого. Тот, кто не причастен к тайнам, не поймет, о чем я говорю. Мы говорим только с теми, кто экспериментально пробовал. Поэтому и сказано в Писании: «Верую, потому и говорю». Имея тот же дух веры, как написано: я веровал и потому говорил, и мы веруем, потому и говорим (2 Кор. 4; 13). Кто не верит, не может и говорить, он не может понять этих небесных тайн. Почему Библия закрыта для нехристиан? Кто экспериментально не пробует, никогда Библии не поймет. Поэтому Библия для Церкви и дана, в ней она живет. Для тех, в ком уже действует несотворенная, нетленная сила Бога, перерождающая сердце человека. И тогда, чем больше вы читаете Библию, тем больше вы начинаете узнавать Библию в себе. Библия очень современная книга, согласитесь. Каждый раз мы читаем и видим, что она описывает наше время, нашу жизнь, лично нашу, потому что она — тех, кто живет силой нетленной жизни Божией. «Грядущая жизнь уничтожит тление; а как это произойдет, о том не спрашивай. Бог будет тут действовать. Не испытывай сего. Потому и присовокупил: “сотворивый же нас в сие истое Бог”. Сим он показывает, что это прежде было определено о нас, ибо не ныне только Бог открыл нам сие, но в начале еще, когда образовал нас из земли и созидал Адама ибо не с тем созидал его, чтобы он умер, но чтобы соделать его бессмертным. Потом, чтобы более удостоверить в сем, присовокупил: Иже и даде нам обручение Духа. Ибо как тогда на сей конец создал Он человека, так и теперь чрез крещение воссоздал его для той же цели, и в удостоверение сего предоставил нам немаловажный залог Святого Духа. О сем залоге и обручении часто упоминает Апостол, как для того, дабы показать, что он всем одолжен Ему, так и для того, чтобы и сим убедить в истине своего учения упорных и ожесточенных сердцем». Поэтому давайте будем поступать согласно этому залогу Святого Духа и помнить, где наша цель. Не привязывайтесь к земле! Вдумывайтесь, как мы будем после воскресения жить. Вдумывайтесь и готовьтесь. Хорошо быть воскресшим, но плохо будет голым оказаться. Как апостол говорит, «только бы нам и одетым не оказаться нагими». Обидно же будет, да? Поэтому надо одеваться, надо собирать много платьев, самых разных, но только они должны быть нетленные. Каким образом собирать, знаете? Через творение евангельских добродетелей. Например, у вас есть одежда из смирения, второе платье — кротости, корона — любви, браслет на руке — милостыни, на ногах — сапоги мужества, чтобы на змею, на скорпиона, на всю силу вражию наступать, пояс целомудрия… Видите, сколько можно одежек прикупить? Действуйте! Потому что если мы с вами сейчас много одежды не сделаем, будем голыми ходить. Поэтому как бы нам, заново одевшись в тело, не оказаться нагими от силы и славы Божией. Для того Господь дает нам возможность войти одетыми в Царствие Небесное. Спаси вас Господь.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author