?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Автор: священник Даниил Сысоев

Сказал я в сердце моем: «дай, испытаю я тебя весельем, и насладись добром»; но и это — суета! О смехе сказал я: «глупость!», а о веселье: «что оно делает?» (2. 12). Какая практическая польза от веселья? Человек повеселился, а потом — наступает пустота. Есть такое современное слово «расслабиться», то есть отдохнуть, не напрягаться. Человек расслабился — и стал расслабленным, а что такое расслабленный? В буквальном смысле — паралитик.

Христос никогда не смеялся, он улыбался, и поэтому в нем была настоящая радость. Если мы увидим идущего по улице человека, который непрерывно смеется, — что мы про него подумаем? Веселье — это обман, потому что оно не вечно. Счастье, которое не вечно, — обман, фальшивка. Представьте, что вы приходите в гости, садитесь за стол, вы голодны и хотите есть, протягиваете вилку к еде — и вдруг у вас из-под носа все забирают и уносят. Вспомним миф о Танталовых муках: Тантал стоит по пояс в воде, а перед его лицом растут роскошные виноградные гроздья. Когда он хотел напиться — вода исчезала, а когда он протягивал руку сорвать виноград — гроздь поднималась на недостижимую высоту. Вот так и веселье, оно именно такое, оно обманывает, поэтому Екклесиаст и говорит, что оно — ничего не дает человеку. Есть веселье, которое продолжается всегда, вечно? Нет. И каждый раз, когда вы будете начинать веселиться, для продолжения веселья вам потребуются все более сильные его дозы. Это касается и наркотиков, и пьянства, и блуда. Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое и, между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей (2. 3). Автор пробует проверить, может быть, счастье в вине? Так, например, считали древние греки, утверждая, что «истина — в вине». Царь Соломон идет путем современного человека, но, в отличие от него, еще и анализирует, что же получится, если он попробует услаждаться вином. Я предпринял большие дела: построил себе домы, посадил себе виноградники, устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева; сделал себе водоемы для орошения из них рощей, произращающих деревья; приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих — разные музыкальные орудия. И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною. Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселья, потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих, и это было моею долею от всех трудов моих (2. 410). А может быть, все-таки счастье в труде, думает Соломон дальше. Ведь бывает, что сделал большую работу — и доволен, бывает, что человек так наработается, что уже ни о чем не думает, может быть, вот главное — пахать и ни о чем не думать? Кстати, Соломон действительно вершил колоссальные дела: до сих пор в Иерусалиме можно увидеть остатки его архитектурных сооружений, водоемов, акведуков. И вино он пил, и с женщинами веселился, слушал певцов и певиц, и слуг у него было множество. И все это ему нравилось, нельзя сказать, что он это делал через силу, с нежеланием, да и ограничений у него никаких не было, он мог делать все, что хотел. И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем! (2. 11). Вот посмотрите, что же происходит: он оглянулся на дела свои. И увидел, что нет пользы для него ни в чем этом, ничего ему не нужно. Посмотрите, сколько всего великолепного он построил и сделал — и ни в чем нет пользы. Все это — суета и томление духа. Почему же так происходит? И обратился я, чтобы взглянуть на мудрость и безумие и глупость: ибо что может сделать человек после царя сверх того, что уже сделано? И увидел я, что преимущество мудрости перед глупостью такое же, как преимущество света перед тьмою: у мудрого глаза его — в голове его, а глупый ходит во тьме; но узнал я, что одна участь постигает их всех. И сказал я в сердце моем: «и меня постигнет та же участь, как и глупого: к чему же я сделался очень мудрым?» И сказал я в сердце моем, что и это — суета; потому что мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым (2. 1216). Конечно, Соломон правильно делает, отдавая преимущество мудрости, но ведь и мудрого, и глупого постигает абсолютно одна и та же участь. Тогда зачем быть мудрым, если он получит то же, что и глупец? Значит, и человеческая мудрость, мудрость Соломонова — суета, воронка, засасывающая человека. И все будет забыто, и мудрый умирает так же, как и глупец, и даже другим людям ты не сможешь передать своей мудрости. Вот и получается, что без Бога — жизнь абсолютно бессмысленна, и Соломон нам показывает все блага жизни, но без Бога. Вот так и живут люди без Христа, без Церкви, и любой человек, оглянувшись на свою жизнь, может увидеть, что все так и есть. И возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем; ибо все — суета и томление духа! И возненавидел я весь труд мой, которым трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет после меня. И кто знает: мудрый ли будет он или глупый? А он будет распоряжаться всем трудом моим, которым я трудился и которым показал себя мудрым под солнцем. И это — суета! (2. 1719). Действительно, мы должны согласиться с тем, что жизнь — очень тяжелая и неприятная вещь, потому что жизнь — это медленное умирание, жизнь — это процесс, ведущий к смерти души и тела. Человек начинает умирать с момента рождения, в нем непрерывно идут процессы распада, он рождается с плачем и криком и умирает с плачем и криком. Такая жизнь достойна только ненависти, сказал Соломон. Противны ему стали дела, которые делаются под солнцем, потому что они бессмысленны. И глупы те, кто связывает свою жизнь с этим миром. Все это говорит о том, что человек не предназначен для здешней жизни, человеку плохо на земле, потому что Родина его — не здесь. Все чувства человека — это тени, они временны и непостоянны, они иллюзорны. Дальше Соломон говорит о том, что плоды своих трудов он должен будет оставить тому, кто будет жить после него. А кто знает, каков он будет? Все я должен оставить не пойми кому, я трудился, но все получит другой, и другой будет распоряжаться всем, что я сделал. И еще неизвестно, будет ли он мудрый или глупый, и неизвестно, как он распорядится всем. Кстати, с самим Соломоном так и получилось. При сыне его царство Соломоново было разрушено, разорвано пополам. И обратился я, чтобы внушить сердцу моему отречься от всего труда, которым я трудился под солнцем, потому что иной человек трудится мудро, со знанием и успехом, и должен отдать все человеку, не трудившемуся в том, как бы часть его. И это — суета и зло великое! Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем? Потому что все дни его — скорби, и его труды — беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это — суета! Не во власти человека и то благо, чтобы есть и пить и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это — от руки Божией; потому что кто может есть и кто может наслаждаться без Него? Ибо человеку, который добр пред лицем Его, Он дает мудрость и знание и радость; а грешнику дает заботу собирать и копить, чтобы после отдать доброму пред лицем Божиим. И это — суета и томление духа! (2. 20–26). Если человек отдает все, во что вкладывал свою душу, тому, кто не трудился, кто выкинет, уничтожит все, — то это суета и зло великое. Все дела человека обречены на распад, их просто растопчут и выкинут. Тем более что, если человек делает что-то без Христа, хочет заботиться о ком-то или о чем-то, и при этом — без Бога, его будут ненавидеть, и тогда сбудется поговорка «Не делай добра ― не получишь зла», потому что делание добра без Христа чаще всего связано с гордостью и превозношением. А никому неприятно, если кто-то самоутверждается за твой счет. И если человек делает какое-то дело, он думает о нем днем и ночью и не знает покоя, а это — суета. Когда человек увлечен делом — он беспокоится о нем все время, и чем он больше он вкладывает, тем обиднее ему, когда он понимает, что его дело обречено на распад. Человек не может получать настоящее удовольствие даже от еды и питья, он всегда в этом круговороте, он постоянно будет нуждаться в изощренной пище. Если человек привык питаться стерлядью, он уже не будет есть простую картошку, если человек гурман, он уже не сможет радоваться обычной еде. Когда человек просто очень голоден, он удовлетворится и куском хлеба, а гурман ничем не успокоится. Жизнь — это дар Божий, и наслаждаться простыми земными радостями можно только потому, что это дар Божий человеку, и такой дар Господь дает тому, кто служит Ему. Я знаю много богатых людей, но безбожников, которые никакого удовольствия от своего богатства не получают, ни от еды, ни от питья, все им приелось. Никто не может наслаждаться без Бога, и мы с вами благодарим Бога за то, что Он нам дал возможность поесть: «Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил земных Твоих благ». Представьте, что идет Великий пост, первая среда. Вы приходите домой после Покаянного канона, отрезаете кусочек хлеба с солью — знаете, как вкусно! И Соломон впервые дает нам намек, где же выход из этой мировой суеты. Выход есть, не все бессмысленно. Это — хождение перед Лицом Бога, то есть человек должен быть красивым перед Лицом Бога, жить всегда с ощущением присутствия Бога, как Енох всегда ходил перед Лицом Божиим, и Бог взял его к Себе. «Человек, который добр пред лицем Его», «добр» — это не тот, кто делает добрые дела, а тот, кто духовно красив, у кого душа красивая. И такому человеку Бог дает и мудрость, и знание, и радость. А грешнику Бог дает заботу собирать и копить, чтобы после отдать доброму. В Библии часто подчеркивается, как все имущество грешника потом попадает к праведнику, хотя это и не общий закон, но такое часто бывает, Господь иногда являет это. Полной справедливости здесь нет, ее и не может быть, пока Господь не воцарится. Бог не считает эту землю нормальной, мы видим, что и царь Соломон тоже так не считает, но Бог иногда показывает нам как бы тень того, что будет в дальнейшем, когда произойдет Суд и все получат по делам своим. А грешнику здесь только и остается собирать и копить, чтобы затем отдать все, а украшающий себя перед Богом может выйти из бесконечного водоворота жизни. Но полный ответ дает нам Евангелие, в котором говорится о Воскресении как о победе над смертью, потому что смерть — это не просто явление физиологическое, но явление, охватывающее весь мир, все космические реальности. Видеозапись толкования 1-й и 2-й глав. Толкование на 2-ю главу начинается на 51-й минуте записи (50:55):