petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Евангелие с толкованием (благовестное): от Иоанна 43 зачало

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

До́ндеже свѣ́тъ и́мате, вѣ́руйте во свѣ́тъ, да сы́нове свѣ́та бу́дете (чтобы сыновьями света сделались). Итак, пока свет с вами, ходите, то есть веруйте в Меня. О каком времени Он говорит здесь? Говорит о времени до страданий или о времени после страданий, или о том и о другом месте. Итак, говорит, ходите и веруйте в Меня и прежде Моего распятия, и после оного. На это Он указывает словами: до́ндеже (пока) свѣ́тъ и́мате, то есть, доколе можете веровать в Меня; веровать же в Меня, который есмь свет, вы можете и прежде страданий, и после оных. А кто ходит в неверии, тот не знает, куда идет. Ибо чего ни делают теперь иудеи, и однако ж не знают, что делают, но ходят как бы во тьме; думают, что идут по прямому пути, но все у них выходит напротив, когда они соблюдают субботу и обрезание. Но не так поступают те, кои уверовали. Они ходят во свете, делая все, что относится до спасения. Ибо тени закона и тьмы гаданий они избежали и пришли к свету, сокрывавшемуся в них, но теперь воссиявшему, и соделались сынами света, то есть Христа. Да сы́нове свѣ́та, говорит, бу́дете, то есть Моими сынами. Хотя евангелист в начале Евангелия говорит, что некоторые рождены от Бога (см.: Ин. 1, 13), но здесь называет их сынами света, то есть Христа. Да постыдятся Арий и Евномий. Ибо и здесь показывается, что у Отца и Сына одно действие. Сiя́ глаго́ла Iсу́съ и от­ше́дъ скры́ся от­ ни́хъ. Толи́ка зна́менiя сотво́ршу Ему́ предъ ни́ми, не вѣ́роваху въ Него́, да сбу́дет­ся сло́во Иса́iя проро́ка, е́же рече́, Го́споди, кто́ вѣ́рова слу́ху на́­шему? и мы́шца Госпо́дня кому́ от­кры́ся? Сего́ ра́ди не можа́ху вѣ́ровати, я́ко па́ки рече́ Иса́iя, ослѣпи́ о́чи и́хъ, и ока́менилъ е́сть сердца́ и́хъ, да не ви́дятъ очи́ма, ни разумѣ́ютъ се́рдцемъ, и обратя́т­ся, и исцѣлю́ и́хъ. Для чего Господь скрылся от них? Теперь не подняли на Него камней и не сказали никакой хулы, как было прежде. Зачем же Он скрылся? Хотя они и ничего не говорили, но, проникая в сердца их, Он видел, что ярость их усиливается. Чтоб укротить их ненависть, Он и скрывается. Что они не веровали, а досадовали, на это и евангелист указал, когда сказал: оли́ка зна́менiя сотво́ршу Ему́ предъ ни́ми, не вѣ́роваху въ Него́ (столько чудес сотворил Он… и они не веровали в Него). А, конечно, дело немалой злобы — не веровать стольким чудесам. Столько, говорит, чудес, о которых он умолчал. Итак, Иисус скрылся для того, чтобы утишить их злобу, а вместе и для того, чтобы дать им время и спокойствие так, чтобы они, успокоившись, обсудили Его слова и дела. Ибо в таком случае, если бы захотели, они могли бы дойти до уразумения Его достоинства — божества. Хотя Он и вперед знал их неверие, однакож, что зависело от Него Самого, Он делал и допускал, давая им, как сказано, время для обсуждения. В словах: не вѣ́роваху въ Него́, да сбу́дет­ся сло́во Иса́iя заключается не причина, а событие. Ибо они не веровали во Христа не потому, что Исаия предсказал об них, но пророк предсказал об них потому, что они не будут веровать. Та же мысль выражается и в словах: Сего́ ра́ди не можа́ху вѣ́ровати, я́ко па́ки рече́ Иса́iя (потому не могли они веровать, что Исаия еще сказал о них). Всем этим Он хочет подтвердить то, что Писание не ложно и что пророчество Исаии сбылось не иначе, как он предсказывал. Чтобы кто-нибудь не стал говорить и недоумевать, зачем же и пришел Христос, если знал, что иудеи не будут веровать в Него, — для этого евангелист и приводит пророков, предвозвещавших об этом; Христос же хотя знал об их неверии, однако пришел, чтобы они не имели извинения во грехе своем и не могли сказать, что мы поверили бы, если бы Он пришел. Слова: не можа́ху вѣ́ровати — означают то же, что «не хотели». Ибо злой и лукавый человек, доколе остается таким, то есть избирает злое, не может веровать. Когда же слышишь, что Бог ослепил глаза их и окаменил сердце их, не думай, что Он просто одних делает добрыми, а других злыми (прочь такая мысль!), но под совершенным ослеплением разумей оставление от Бога. Объясню примером. Положим, что кто-нибудь умерен в злобе. Бог, по-видимому, есть с ним, потому что есть надежда, что такой человек обратится. Когда же человек погрузится в глубину злобы, тогда Бог оставляет его по причине злого его произволения. О человеке, лишившемся Божественного света и ходящем во тьме греха, говорится, что он ходит, как слепой; отсутствие Божественного слова, умягчающего сердца тех, кои принимают оное, — окаменением сердца. Ослеплен уже тот, кто совершенно не принимает луча Божественного света, и окаменен тот, кто не хочет слушать учения, умягчающего сердце, и удаление Божие совершенно ослепляет и помрачает его. Итак, когда слышишь, что Бог ослепляет, то понимай так, что ослепляет потому, что не присущ. Ибо, если бы Бог был присущ человеку, человек не сделался бы слеп. Если бы было солнце, не было бы тьмы. А ныне солнце производит ночь. Каким же образом? Когда заходит. Так и Бог делает людей слепыми, удаляясь от них. Удаляется же от них по причине их злобы, и оттоле они, как слепые, грешат безвозвратно и падают неисправимо. Вникнем и в слова Исаии: Го́споди, кто́ вѣ́рова слу́ху на́­шему? Это — то же, что никто не поверил. Ибо слово кто во многих местах Писания употребляется вместо «никто». Пророк сказал это как бы от лица Христа. Христос как бы так говорит Отцу: Го́споди, кто́ вѣ́рова слу́ху на́­шему? — то есть никто не поверил нашему слову и Моей проповеди, которую Он назвал «слухом». Ибо говорит: Азъ я́же слы́шахъ от­ Него́, сiя́ глаго́лю (что Я слышал от Отца Моего, то и говорю; Ин. 8, 26). И мы́шца Госпо́дня кому́ от­кры́ся? — то есть сильное действие чудес, которое назвал «мышцею», не открылось никому из неразумных иудеев, но они клевещут на Меня и тогда, как Я творю столько чудес. Сiя́ рече́ Иса́iя, егда́ ви́дѣ сла́ву Его́ и глаго́ла о Не́мъ. Оба́че у́бо и от­ кня́зь мно́зи вѣ́роваша въ Него́, но фарисе́й ра́ди не исповѣ́доваху, да не изъ со́нмищъ изгна́ни бу́дутъ; воз­люби́ша бо па́че сла́ву человѣ́ческую не́же сла́ву Бо́жiю. Сие сказал Исаия, когда видел славу Его. Кого? Сына. Хотя пророк, судя по связи речи, видел, кажется, славу Отца, но евангелист говорит здесь, что Исаия видел славу Сына, а апостол Павел говорит, что он видел славу Духа: до́брѣ Ду́хъ Святы́и глаго́ла Иса́iемъ проро́комъ ко отце́мъ на́шымъ (Деян. 28, 25). Истинно едина слава Св. Троицы, Отца и Сына, и Святаго Духа. Исаия, говорит, видел славу: дым, который ему представился, серафимов, угли, жертвенник, престол (см.: Ис. 6, 1). Итак, Исаия увидел эту славу и сказал о Нем, то есть о Сыне. Что же сказал о Нем? То, что выше сказано, что ослепил глаза их и ожесточил сердца их. Евангелист замечает, что многие и из начальников уверовали в Него, показывая, что фарисеи солгали и в том, когда сказали: еда́ кто́ от­ кня́зь вѣ́рова въ О́нь? (Ин. 7, 48). Ибо вот многие и из начальников уверовали, но ради фарисеев не исповедывали. Ибо возлюбили славу человеческую. Об этом Христос и прежде говорил им: ка́ко вы́ мо́жете вѣ́ровати, сла́ву дру́гъ от­ дру́га прiе́млюще, и сла́вы, я́же от­ еди́наго Бо́га, не и́щете? (как вы можете веровать, когда от людей принимаете славу, а славу, которая от единого Бога, отвергаете; Ин. 5, 44)? Итак, евангелист показывает, что с ними случилось то, что предсказывал им Христос. Подлинно, они были не начальники, а рабы, и рабы самые низкие. Отселе же научаемся, что кто любит славу, тот раб и безчестен. Iсу́съ же возва́ и рече́, вѣ́руяи въ Мя́, не вѣ́руетъ въ Мя́, но въ Посла́в­шаго Мя́. И ви́дяи Мя́, ви́дитъ Посла́в­шаго Мя́. Исус, уступая ярости иудеев, на время скрылся, а потом снова является и взывает открыто. Показывая же, что Он Сам равен Отцу и не противник Богу, говорит: вѣ́руяи въ Мя́, не вѣ́руетъ въ Мя́, но въ Посла́в­шаго Мя́, говоря как бы так: что боитесь вы уверовать в Меня? Вера в Меня восходит к Отцу Моему. Примечай и точность в словах. Господь не сказал: верующий «Мне», но: верующий въ Мя́ (в Меня), что означает веру в Бога. Ибо иное — верить кому-нибудь, и иное — веровать в кого-нибудь. Если кто верит кому-нибудь, это можно понимать так, что верит справедливости слов его, а кто верует в него, — как Бога. Посему можно сказать: верить апостолам; но веровать в апостолов — нельзя сказать. Посему Господь не сказал: верующий Мне. Ибо и Павел, и Петр могли сказать: верующий мне. И евреям поставлялось в укоризну, что они не веровали Моисею (Ин. 5, 46: А́ще бо бы́сте вѣ́ровали Моисе́ови, вѣ́ровали бы́сте у́бо и Мнѣ́, о Мнѣ́ бо то́й писа́). Но Он сказал больше: верующий въ Мя́, чем показывает, что Сам Он есть Бог, как и ученикам говорит: вѣ́руйте въ Бо́га, и въ Мя́ вѣ́руйте (Ин. 14, 1). Посему, кто верует в Него, возводит веру свою к Отцу, и не верующий Ему не верует Отцу. И ви́дяи Мя́, ви́дитъ Посла́в­шаго Мя́. Ужели видящий телесные черты? Нет. Ибо Отец — не тело, чтобы можно было сказать, что видящий телесно Христа видит и Отца, но под видением разумей, прошу тебя, созерцание умственное. Господь говорит как бы так: кто созерцанием ума обнял существо Мое, насколько возможно человеку, тот обнял и существо Отца. Кто Меня признал Богом, тот, без сомнения, признает и Отца. Ибо Я — образ Отца. Всем этим показывается единосущие Отца и Сына. Страждущие арианством пусть слышат, что верующий в Сына верует не в Него, но в Отца, так что или и Отец есть тварь, или и Сын — не тварь. Как если бы кто-нибудь сказал, что черпающий воду из реки берет ее не из реки, а из источника, так и верующий в Сына верует не в Сына — реку (ибо Сын не иного существа с Отцом и не имеет чего-нибудь отличного от Отца), но верует в источник добра, то есть Отца. А́зъ свѣ́тъ въ мíръ прiидо́хъ, да вся́къ вѣ́руяи въ Мя́ во тмѣ́ не пребу́детъ. И а́ще кто́ услы́шитъ глаго́лы Моя́, и не вѣ́руетъ, Азъ не сужду́ ему́, не прiидо́хъ бо да сужду́ мíрови, но да спасу́ мíръ. Опять и этими словами показывает Свое единосущие с Отцом. Ибо как Отец везде в Писании называется Светом, то и Он о Самом Себе говорит: А́зъ свѣ́тъ въ мíръ прiидо́хъ. Посему и апостол Павел называет Его сиянием (Евр. 1, 3: И́же сы́и сiя́нiе сла́вы и о́бразъ ипоста́си Его́), показывая тем, что ничего нет посредствующего между Отцом и Сыном, но Отец и Сын вместе, как вместе свет и сияние. Итак, и Сын есть Свет, поколику избавляет от заблуждения и рассеивает умственный мрак и потому, что как свет с своим явлением становится видим сам и показывает прочие видимые предметы, так и Сын, пришедши и явившись к нам, дал познание о Себе Самом и об Отце, и сердца тех, кои приняли Его, просветил всяким познанием. А́ще (если), — говорит, — кто́ услы́шитъ глаго́лы Моя́, и не вѣ́руетъ, Азъ не сужду́ ему́, не прiидо́хъ бо да сужду́ мíрови, но да спасу́ мíръ (кто услышит Меня и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир). Смысл сих слов такой: не Я виновен в осуждении человека неверующего, ибо Я не за этим преимущественно пришел, но случилось это по последствию. Я пришел спасти и для этого учил. Если же кто не верует, то не Я причина его осуждения, но он сам на себя навлек оное. Это еще более уяснится из последующего.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author