?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: блаженный Феодорит Кирский

Братие, не велю вам не разумевати о усопших (умерших), да не скорбите, якоже и прочии не имущии упования. Апостол не вовсе запрещает печалиться, но отвергает неумеренность скорби и утешает упованием воскресения. Ибо не имеющим сего упования извинительно предаваться неумеренной печали. Посему-то не сказал: об умерших, но: о усопших, в самом наименовании заключая утешение. Потом доказательство воскресения представляет из учения, какое прияли о Владыке Христе. Аще бо веруем, яко Исус умре и воскресе, тако и Бог умершыя о Исусе приведет с Ним. Если Христово воскресение кажется нам достойным веры, то будем веровать, что и мы улучим воскресение, потому что для нас домостроительствуется тайна вочеловечения. Весьма же премудро сказал Божественный апостол, что Господь Исус умер; ибо иные отрицали восприятие Им плоти и думали, что Господь и видим был, и пострадал в призраке. Умерших же назвал усопшими, и самим наименованием утешая опечаленных; ибо за сном следует пробуждение. Сие бо вам глаголем словесем Господним. Не своими помыслами водимся, но из Божественного Откровения почерпнуто наше учение. Какое же именно? Яко мы живущии, оставшии(ся до) в пришествие Господне, не имамы предварити умерших. Все скончавшиеся, говорит апостол, воскреснут так быстро, скоро и мгновенно, что предварят остающихся в то время живыми и прежде сретят Спасителя вселенной. Ибо сие: мы живущии, не о своем лице сказал апостол, но о людях, которые доживут до того време ни. В сказанном же, как оно ни чудно, уверяет могущество Действующего. Яко (потому что) Сам Господь в повелении, в гласе Архангелове, и в трубе Божии снидет с небесе. Сам Господь всяческих прежде всего явится сходящим с небес и повелит Архангелу возопить и воскресить мертвых. Трубы же будут повсюду звучать нечто великое и дивное. Сие сказал апостол и в Послании к коринфянам: Вси бо не успнем: вси же изменимся: вскоре, во мгновении ока, в последней трубе: вострубит бо, и мертвии востанут нетленни, и мы изменимся (1 Кор. 15, 51‒52) Если же при звуке, какой на горе Синайской соразмерен был с слухом живших тогда, народ не перенес чрезмерности страха, но сказал великому Моисею: Глаголи ты с нами и да не глаголет к нам Бог, да не когда умрем (Исх. 20, 19); кто перенесет глас, который тогда прозвучит? А сие: в повелении, во гласе Архангелове, значит, что некто из Архангелов повелительно прикажет воскреснуть мертвым; и немедленно воскреснут с такою быстротою, что предварят остающихся еще живыми. Подобное нечто сказано и в Божественном Евангелии в притче о девах: Полунощи же вопль бысть: се, жених грядет, исходите в сретение его (Мф. 25, 6). И мертвии о Христе воскреснут первее. Мертвыми называет апостол верных, не только уверовавших во Евангелие, но и просиявших под законом и до закона. Ибо сие сказал он и в Послании к Евреям: «И сии вси, послушествовани бывше верою, не прияша обетования, Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство приимут» (Евр. 11, 39–40). Поэтому все, отличившиеся благочестием, первые сподобятся воскресения. Сему учит Апостол и в Послании к Коринфянам: «начаток Христос, потом же Христу веровавшии в пришествии Его: таже кончина» (1Кор. 15, 23–24). Потом же мы живущии оставшии (оставшиеся в живых), купно с ними восхищéни будем на облацех, в стретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем. Апостол показал величие чести. Как Сам Владыка вознесся на светлом облаке, так и уверовавшие в Него, как воскрешенные из мертвых, так и живые еще, носимые на облаках, сретят Судию вселенной и с Ним пребудут бесконечный век. Сему учил и Господь в Священном Евангелии: будета два на одре единем: един поемлется, а другий оставляется… две вкупе мелюще: едина поемлется, а другая оставляется. Два… на селе: един поемлется, а другий оставляется (Лк. 17, 34–36). И под «одром» дал разуметь жизнь изобильную, и под «мельницею» ― рабство и служение по найму, под «селом» же – жизнь земледельческую и научил, что всякий род жизни имеет и спасаемых, и наказуемых. Так, когда в какой-нибудь город входит царь, чиновные и почетные граждане встречают где-либо вдалеке от города, а обвиненные в чем-нибудь внутри города ожидают прибытия судии.