?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: священник Стефан Домусчи.

Поэт, когда-то сказавший, что счастье лежит на проторенных дорожках, по-человечески был, очень прав. В большинстве случаев, пути к простому человеческому счастью давно известны. Стоит сказать, не обращая внимание на количество шуток существующих по этому поводу, что одним из таких путей является семейная жизнь, супружество и рождение детей. Но разве можно это земное счастье вообще назвать счастьем? Разве не временно оно? Разве к нему может стремится по-настоящему верующий? Приходится признать, что это счастье, конечно, и временно, и непостоянно… Ведь столько трагедий связано с отсутствием взаимопонимания между супругами, с взаимоотношениями отцов и детей… И все же, Церковь никогда не выступала против земной радости человека. Более того, она всегда была готова радоваться вместе с ним, при условии, что радость эта не связана с грехом и не превозносится людьми как высшая цель жизни. Например, если мы обратимся к теме семьи и внимательно прочтем молитвы, которые священник читает на венчании, мы услышим, что он молится о их мирной жизни, о долгоденствии, во возрастании в любви, радости, которую доставят им дети… Иными словами, он молится об их семейном благополучии на многие годы.

В то же время, хотя многим это не нравится, Церковь благословляет не любые отношения мужчины и женщины. К сожалению для некоторых, в этой сфере, человеческое «мне так хочется» или «мне так удобнее» Церковью не принимаются. Но не принимаются не потому что, она чего-то не понимает… Не может постичь глубины так называемого «настоящего чувства». Они не принимаются из-за любви к человеку, ведь упорство Церкви в нравственных вопросах — это именно упорство любви. Она знает насколько губительными могут быть чувства, если в основе их ложь и потребительское отношение к другому, измена или насилие. Кроме того, Она знает, что отношения, построенные на любви предполагаю труд. Нежелающий трудиться гонится за удовольствием, но никогда не может надолго утолить жажду. И хотя ему кажется, что «воды краденные сладки и утаенный хлеб приятен», что измена своему и тайное наслаждение чужим сможет сделать его счастливым, он пожинает лишь бесплодие. Премудрый Соломон использует очень сильный образ, по всей видимости, перекочевавший даже в народные сказки: блудная женщина, завлекающая в свои сети, приносит лишь смерть. Потому и колодцы обольстительницы полны мертвецами, которые увлекались ее ложью. Но измена никогда не приносит добрых плодов, она способна лишь разрушать, хотя плоды ее на вид прекрасны. И все же, прекрасный плод должен начинаться с прекрасной завязи, и должен быть прекрасен во всем. Если же сама завязь начинается с надругательства над чем-то уже существующим, она не может дать добрые плоды. Человек всегда свободен. При всей своей любви Церковь никого не может принудить к проведенной жизни. И все же, она всегда зовёт, потому что знает правду о человеке и его настоящем счастье.