?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: протоиерей Максим Козлов

Сегодняшний рассказ апостола-евангелиста Марка – одно из многих повествований о чудесах, которые сотворил Христос во время своего общественного служения (так традиционно в христианском богословии называются три с половиной года от его выхождения на проповедь – вспоминайте картину Иванова «Явление Христа народу» — до Голгофы и его Воскресения). Казалось бы, ну, чудо и чудо. Вот, так или иначе, если не прямо Евангелие читали, то в пересказах слышали, картины видели, в которых это есть. Но каждое чудо Христос непременно сопровождает тем или иным словом, обращенным к самому человеку, с которым это чудо произошло, или к окружающим. Это слово и к нам тоже имеет определенное отношение. Вот в сегодняшнем исцелении расслабленного, то есть паралитика, говоря нынешним языком, обратим внимание на два обстоятельства. Первое: это был такого рода расслабленный, человек парализованный, который сам уж никак не мог передвигаться. Его принесли четыре его друга, и они, а не он сам, ибо он и говорить даже не мог толком, просили об исцелении. И говорит евангелист, что Исус, видя веру их, говорит расслабленному: «Чадо, прощаются тебе грехи твои». Иные скажут: «А где же здесь свобода человека? А почему они не спросили расслабленного, хочет ли он быть исцеленным? Где же здесь то внутреннее конечное самоопределение, которое ожидается от каждого имеющего себе образ и подобие Божие, то есть внутренне свободного?» Но дело в том, что Господь сотворил человека не только с даром свободы, со способностью свободы, но с еще высшим даром – даром любви. И эту любовь тоже никто не вправе отнять и какой-то иной закон поставить ее выше. И четыре друга, которым жалко и больно за несчастного паралитика, которые несут его по жарким и пыльным дорогам Иудеи, которые сквозь окружающую Христа толпу прорываются с лежащим на одре, на переносной кровати какой-то или, там, на носилках своим другом.
Они этот закон любви, который выше всякой справедливости, выше свободы самоопределения и волеизъявления, они являют. И Бог этот закон нашего сердца принимает, любит, лобызает прежде всего и отвечает на него прежде всего. И отвечает тоже приметным образом. Он не исцеляет ведь сразу этого человек, но говорит ему: «Чадо, прощаются тебе грехи твои». Христос не всякий раз говорит о грехах при исцелении, но только тогда, когда болезнь была очевидным следствием греха. Мы не знаем, в чем состояли грехи этого человека, но Христос этими словами отчетливо свидетельствует, а в иных случаях отчетливо отрицает, что болезнь есть следствие личного греха. Нам часто об этом не хочется думать и считать, по крайней мере в отношении себя и близких, болезнь вполне естественным процессом, там, старения, дурной экологии, каких-то привходящих жизненных обстоятельств. Но об этой увязке не применительно к другим людям, но применительно к самому себе, каждому хотя бы по временам полезно задумываться: «Вот то, что сейчас со мной происходит – это просто случайность, это потому, что мне уже не 25, а 45, или потому, что, если я задумаюсь, то я должен буду признать: это справедливо, я это в конечном итоге заслуживаю». Вот Христос говорит о прощении грехов и вызывает возмущение окружающих иудейских старейшин. Они считают, что он богохульствует. Кто он такой, чтобы прощать грехи? И дальше происходит тоже примечательная беседа. Свидетельствуя о том, что прощение грехов выше исцеления, и убеждая людей в том, что это так, Христос говорит: Для того, чтобы вы поняли, что это выше, я ему скажу: «Возьми свою постель и ходи» — и он встанет». И он действительно говорит эти слова, человек этот исцеляется. Но Господь, исцелив его от паралича, вновь и вновь говорит нам: «Не этого должны вы искать в первую очередь. Если перед вами будет выбор внешнего исцеления телесных болезней или исцеления души от ее недугов, не поколебитесь в том, что должно быть для вас главным – душа должна быть для вас главной. А за ней, за исцелением души, может приложиться и исцеление телесного состава. Это не просто принять, когда это тебя лично касается, когда это твоя селезенка, когда это твой рак или когда это у твоих детей болит. Но если мы действительно верим в вечность и помним о том, что то, что будет потом, где всякая слеза будет отерта, всякая боль будет забыта и все это уйдет, неизмеримо важнее, неизмеримо бесконечнее того, что может здесь произойти, то эти слова Христа кажутся важными и для нашей тоже жизни.