?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: священник Дмитрий Барицкий.

Отрывок, который мы услышали сегодня, рассказывает об одном примечательном событии из детства Спасителя. У евреев существовал древний обычай, еще со времен египетского рабства. Тогда в ночь перед исходом из Египта ангел смерти прошел по стране и поразил всех египетских первенцев. Первенцы же евреев были спасены Богом, а потому с тех пор в знак признательности их стали посвящать Ему на служение. Позже закон немного изменился: прерогатива служения при храме была дана лишь колену, родоначальником которого был Левий. Члены этого клана стали символом всех Израильских первенцев. Тем не менее, каждая еврейская семья на сороковой день после рождения первого мальчика, в память о событии избавления совершала символический обряд выкупа ребенка: в храмовую казну вносили пять сиклей, то есть около 80 грамм серебра. Помимо этого приносили жертву: люди состоятельные — ягненка и голубя, у кого по скромности средств такой возможности не было — двух голубей.

Этими действиями каждая еврейская семья признавала, что ее главное достояние, ее первенец, на самом деле ей не принадлежит. Его подлинным родителем и отцом является Бог. Это Его подарок. Поэтому к выкупу, который приносили в храм, относились не как к приобретению прав на владение ребенком, которыми до этого обладал Бог. В сознании еврея это была горячая благодарность за услышанные молитвы. Более того. Это являлось материальным символом, залогом и своего рода обещанием воспитать ребенка так, что однажды он уже сам сможет вернуть Богу и людям столько же, но уже в духовном эквиваленте. Для нас этот эпизод может стать напоминанием о том, как мы должны относиться к своему личному счастью, в первую очередь — семье и детям. Ребенок — это подарок от Бога, а если так, то просить о нем, рожать и воспитывать его следует в первую очередь не в угоду единственно себе, но для Того, Кто является его действительным Отцом. Ведь лишь в том случае, если каждое дитя будет воспитываться так, как если бы его выбрали для служения Богу, наверняка он сможет сделать в этой жизни что-то действительно стоящее.