?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Господь близко, если позовешь Его, Он сразу откликнется». Эти слова принадлежат архиепископу Серафиму (Соболеву) - замечательному иерарху Русской Православной Церкви, для которого живое богообщение было высшим смыслом и центром всей жизни. Архипастырь прославился не только силой своих молитв, но и трудами в защиту Православия. Современники архиепископа Серафима и люди, обращающиеся к нему с молитвой через много лет после его блаженной кончины, с благодарностью рассказывают о его помощи. Его жизненный путь, пролегавший через десятилетия трагического XX века, подвижничество, богословские воззрения, примеры предстательства пред Господом составляют содержание книги, которая вышла в свет в издательстве Сретенского монастыря и называется «Пламень огненный. Жизнь и наследие архиепископа Серафима (Соболева)». В предисловии книги ее автор Андрей Александрович Кострюков, пишет: «В чем смысл создания человека? По мнению некоторых святых отцов, люди были сотворены для восполнения числа отпавших от Бога ангелов. В течение своей земной жизни человек должен выбрать, войти ему в Небесную Церковь или навеки погибнуть. Велико блаженство тех, кто сделал правильный выбор, про­жил жизнь со Христом и, по словам православной молитвы, вошел «в единый состав» с Ангелами Божиими. Святые, как Ангелы, становятся пламенем огненным (Пс 103,4), с быстротой молнии откликаются на наши молитвы, защищают нас от зла. Более века назад такой выбор сделал Николай Соболев, промыслительно получивший в монашестве ангельское имя Серафим, что значит «пламенный». Бог судил ему увидеть не только величие Российской империи, но и соединенные с ним искушения Церкви, многие представители которой удовлетворились ролью винтиков в го­сударственной машине. Ему довелось стать свидетелем страш­ной катастрофы, когда оплот Православия превратился в центр мирового богоборчества. Ему было суждено увидеть богохуль­ства и кощунства, страдания и убийства. Архипастырю при­шлось пережить и изгнание, и пастырское служение на чуж­бине, и внутрицерковные конфликты, разрывающие сердце. Но разве не разрывалось оно еще больше от известий о том, что творилось на Родине, где Церковь тонула в крови? А затем разразилась небывалая в истории человечества война — и снова скорбь от того, что кровь не перестает литься. Наконец, встре­ча с Родиной, радость, смешанная с новыми волнениями и ом­раченная осознанием пленения Церкви.

Обстоятельства жизни архиепископа Серафима менялись стремительно, как театральные декорации. Светлые и мрач­ные, радостные и горестные... Но эта смена декораций не касалась души архипастыря, была внешним явлением. Она никак не повлияла на его выбор следовать за Христом. Какими бы ни были обстоятельства, какой бы ни была личная или политическая выгода, архиепископ Серафим всегда оставался тем, кем он когда-то решил стать - иноком, молитвенником, ревнителем православной веры, путником на пути ко спасению. Архипастырь прошел этот путь, достиг цели. И теперь помогает в этом нам своими сочинениями, своими духовными наставлениями, своим примером, а главное — молитвенным предстательством. В конце 20 года Владыка Серафим был вынужден покинуть родину и уехать в Константинополь. В августе 1921 года он был назначен управляющим русскими православными общинами в Болгарии. В своем пастырском подвиге Владыка осуществил то заветное желание, которое он высказал при наречении его во епископа, а именно, до конца дней он был проникнут любовью ко Спасителю и самоотверженным служением своим пасомым. Совершая часто архиерейские служения, по три раза в неделю произносил проповеди, призывая к покаянию, к благодатной перемене жизни и к самой основной добродетели — христианскому смирению. Особенно замечательны были проповеди Владыки в Прощеное воскресенье, когда многие враждовавшие между собою долгие годы после призыва Владыки со слезами испрашивали друг у друга прощения. Владыка окормлял не только свою софийскую паству. Он объезжал и другие русские приходы в провинции, где своим служением, проповедью, беседами разливал всюду любовь и утешение и оставлял надолго благодатный след в сердцах. Некоторые воспоминания о нем вошли и в данную книгу. Вот одно из них. Пишет архимандрит Александр (Петранов): «Для Болгарской Церкви было большим счастьем, что архиепископ Серафим жил и служил среди нас, ободрял своей верой и богословским умом, обогащал нас прекрасными ка­чествами своей души. Вся его жизнь состояла из чудес, а за его великое смирение Бог дал ему еще и дар прозорливости. Ничего тайного для него не было...» Отец Александр сравнивает Владыку Серафима с лесной фиалкой, которая цветет в укромном местечке леса. И, — говорит батюшка, — сколько бы ни скрывалась она, все равно выдаст себя нежным благоуханием, так и владыка Серафим, сколько бы ни скрывал со смирением все свои добродетели, все равно являл тем, кто в той или иной степени соприкасался с ним, дивные проявле­ния своей благодатной и прозорливой души. Он имел столько любви, что мог согревать ею всех своих ближних. Он имел благодатное святоотеческое познание истины, с по­мощью которого наставлял своих духовных чад на путь спа­сительного Православия. Его слова обладали огненной силой, они зажигали серд­ца людей и призывали их к высотам святой и добродетельной жизни. Молитва его — теплая, простая и исходящая из самого серд­ца, нередко получала чудесный ответ с неба». «Я сам, — продолжает рассказ священник, — его недостойный духовный сын и послушник, не один раз испытывал на себе силу его молитв и дивился его прозор­ливости. Я дважды обязан ему жизнью. Как я познакомился с владыкой Серафимом? –Являясь жителем Софии, я неоднократно видел русского владыку, но лично не был с ним знаком. Однажды после службы, когда я подошел поцеловать его десницу, он благословил меня и не­ожиданно спросил: «А тебя как зовут? Костя?» «Да, Костя!» — ответил я с удивлением, поражаясь, отку­да он знает мое имя. «Приходи послужить мне иподьяконом в нашей церкви!» На следующий день я пришел. Так началось мое знакомство с владыкой Серафимом». Впоследствии этот юноша был пострижен с именем Александр, именем, которое выбрал ему Владыка Серафим. В завершение своего рассказа, который вы прочитаете полностью на страницах этой книги, архимандрит Александр вспоминает такой случай: «Когда наш старец скончался, я был сильно опечален. Глубоко сокрушенный, я долго молился у его гроба. Этой же ночью я прилег отдохнуть после тяжелого дня. Неожиданно я увидел сон. Владыка, который лежал на смертном одре, встал, обнял меня и ласково сказал: «Хотя я умер, но для вас всегда жив буду»! Так он ответил на мою молитву и утешил меня в скорби. Когда наш старец предупреждал нас, что скоро умрет, мы ласкались к нему, как маленькие дети к своему отцу, и тревож­но спрашивали его, что будем делать без него. «Когда вам станет тяжело, вы напишите мне письмо», — ответил он. «Но разве можно посылать письма на небо?» «Напишите мне письмо и оставьте его у моей могилы. Если я получу милость у Господа, утешу вас и помогу вам». Так и получилось. И до сего дня, отмечает отец Александр, могила нашего любимого владыки служит неиссякающим источником исцелений и уте­шений. В декабре 2011 года православный мир отмечал 130-летие со дня рождения архиепископа Богучарского Серафима (Соболева). Основные торжества прошли в Болгарии, где с 1921 по 1950 год жил этот иерарх. С посланием, посвященным юбилею, к пастве обратился Святейший Патриарх Болгарский Максим. В частности, он отметил: «Владыка Серафим был редким примером святого, благодатного архиерея с чистой пастырской совестью… Этот смиренный и глубоко нравственный архиерей чувствовал свое призвание держать высоко знамя православной истины». Слова - «пламень огненный», отнесенные Псалмопевцем к Ангелам, с полным правом можно отнести к архиепископу Серафиму (Соболеву), послужившему Богу праведной жизнью, искренней верой и пламенной молитвой. И его жизнь бесспорно, интересна и заслуживает особого внимания. Архипастырь прославился не только силой своих молитв, но и трудами в защиту Православия. Его жизненный путь, пролегавший через десятилетия трагического ХХ века, подвижничество, богословские воззрения, примеры предстательства пред Господом составляют содержание этой книги. Современники архиепископа Серафима и люди, обращающиеся к нему с молитвой через много лет после его блаженной кончины, с благодарностью рассказывают о его помощи.