?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: отец Максим Козлов

В сегодняшнем Евангелии я обращу ваше внимание только на два фрагмента, об остальном, в конце концов, каждый из нас сам может подумать. Итак, мы слышали о встрече Иисуса из Назарета, Господа и Спасителя нашего с тем, кто станет его учеником, одним из апостолов. Имя его Нафанаил, другой евангелист будет называть его Варфоломеем (один и тот же человек, одно и то же имя). И встреча эта произошла при довольно любопытных обстоятельствах. Будучи приведенным на встречу с Иисусом другим апостолом, уже ставшим учеником Христа, Филиппом, Нафанаил сначала сопротивляется и говорит: «Ну, вот из Назарета, откуда этот человек, может ли быть что доброе?»  Это связано с тем, что город Назарет пользовался, во-первых, дурной славой среди иудеев. Ну, как там, не знаю, Лас-Вегас — в другом только, может быть, смысле. Ну, или как какие-нибудь не самые благополучные пригороды Москвы, о которых мы поговариваем, вот кто там живет и что за публика там обретается. Даже районы Москвы (не буду называть, чтобы не обидеть их жителей). И, ну, скажут, там, человек оттуда-то, мы тоже себе скажем: «Ну, слушайте, может ли быть учитель нравственности из… ну ладно, из кулинарного техникума? Или из колледжа металлистов? Или еще что-нибудь подобное».

И этим вполне бытовым, но и разумным рассуждением Нафанаил делится и слышит очень важные не только для него и оказавшиеся для него руководствующими, но и для нас слова Филиппа: «Приди и посмотри». По-лавянски красиво звучит, я думаю, понятно: «Приди и виждь». Многократно в разных литературных произведениях и в названиях художественных образов эти слова были употреблены. Приди и посмотри. Этими словами, по сути дела, на протяжении двух тысяч лет Церковь руководствуется как свидетельством о том, что такое есть христианство. Конечно, для каких-то людей, но для очень немногих, важно рациональное доказательство. Есть целый раздел богословия, который называется Апологетика, или основное богословие, которое доказывает, что христианство не противоречит естественному разуму, не находится в противоречии с наукой, что прав не журнал «Наука и религия» советских времен, а журнал «Вера и разум» времен дореволюционных или в нынешнее время возрожденный. Но, по сути дела, это периферия христианского свидетельства. «Приди и посмотри» — это значит увидь то, что здесь происходит, как меняются люди, с какими глазами человек входит и выходит из церкви, что ты видишь на иконе Троицы Андрея Рублева, как звучит канон Пасхальный или Великий покаянный канон Андрея Критского, который пелся в православных храмах на минувшей неделе, что это такое, церковная молитва и какие люди, не подряд отнюдь, но иногда выковываются в этой церкви. Приди и посмотри, и потом ответь в своей душе, что ты почувствовал или что ты услышал. У митрополита Антония Сурожского есть поучительный рассказ об одном человеке, который должен был передать из России в Англию, где служил митрополит Антоний, посылку. Человек этот был неверующий, англичанин-агностик. Он пришел передать, но зашел несколько раньше, чем предполагал. Служба еще продолжалась, на неизвестном ему церковно-славянском языке. Ну, посидел с полчасика, встретил митрополита Антония и передал посылку его прихожанке. Сказал: «Ну, вот знаете, пока был у вас полчаса, у меня душа взволновалась присутствием чего-то, что я не понимаю, что такое. Я разумею, от чего это: непонятные песнопения, язык, запах ладана, специфическая музыка. Дайте мне возможность прийти на 5-10 минут, когда никого здесь не будет, я посижу, освобожусь от всего этого и уйду». Митрополит Антоний сказал: «Да, пожалуйста». Они договорились, он оставит ключ под ковриком. Человек этот пришел в храм на 5 минут, через неделю еще на 5, потом еще раз — а через несколько лет был принят в Православную Церковь и ныне является священником этой самой Православной Церкви. Вот это не к уже евангельским, но к нашим временам относящееся свидетельство о том, как можно прийти и увидеть, без всяких доказательств. И еще одно слово сегодняшнего Евангелия хотел бы, чтобы не прошло мимо вашего внимания. Христос, встречая Нафанаила, встречает его такими словами: «Вот подлинный израильтянин, в котором нет лукавства». Памятуя те его слова о Назарете, из которого не может быть ничего доброго, о нежелании приходить, слова, которые, казалось, были неприязненными по отношению ко Христу, но которые были честными. Бог именно этого от нас хочет, честности. Не благочестиво гладких формул, не показного стояния в урочные дни, не принятия господствующих идеологий, симфоний и традиций, но конечного, может быть, с сомнениями, в иных случаях с протестом связанного свидетельства сердца. Ибо в другом месте Писания он говорит: «Сыне, сын мой, дай мне сердце». Не внешнее богопочитание, которое может и должно стать плодом этого сердечного обращения, а сердце. И за эту открытую честность похваляет Нафанаила. Если мы запомним хотя бы эти два евангельских изречения о том, что мы должны прийти и увидеть, и не поленимся прийти и увидеть, и запомним то, что Богу (не Церкви, не священникам, не патриарху) нужно наше сердце, а не наше лукавство, это уже будет не бессмысленно, то, что мы его сегодня услышали.