?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Автор: протоиерей Андрей Ткачев

Время бежит быстро. Пролетит первая седмица Великого поста, а там глядишь, и весь пост закончился. Так и жизнь наша пройдет. И мы сможем сказать: «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?». Посему будем молиться. Перво-наперво, я прошу вас обращать внимание на молитву, а не на дела гастрономические. Потому что одна кормит, второй после операции, третий тяжко работает, четвертый в Армии, где он еду себе не выбирает, а ест, что дадут. Не в этом главное, а главное в молитве. Потому, что постящийся и не молящийся спасен быть не может. Он без Бога. Он только с желудком и диетой. А молящийся может поститься, а может и нет, как у него получится. Но он спасется, потому что имеет веру и покаяние. Если молится Богу ― с Богом будет. Молитва главное. Это критерий нашего поста. Собственно, мы и постимся для молитвы, облегчая постом наши молитвенные упражнения. Потому что мы пытаемся выстудить свое супружеское ложе, чтобы наши семейные радости не мешали стать на колени перед Богом. Ну и пытаемся меньше есть, чтобы облегчить свою душу. Это все просто помощь, некий костыль для молитвы. Поэтому давайте будем смотреть с вами на пост, в первую очередь как на молитву. В этом смысле я хотел бы привести вам несколько слов двух великих людей, которые жили совсем недавно. Один из них, это Гавриил Самтаврийский Ургебадзе. Преподобный человек Грузинской Церкви. Наш близкий брат по вере и по духу, и по времени. Однажды к нему пришел молодой монах и спросил, как ему поститься. А святой Гавриил имел разные дары, и если Бог ему открывал, то он мог знать глубину души приходящего к нему человека. И отец Гавриил начал рассказывать этому монаху все гадости его жизни так, как будто сам был свидетелем всему этому. Тот в ужасе не знал куда ему бежать, или сгореть на месте, или упасть на колени. Вот возьми и расскажи тебе про все твои гадости, ты же умрешь, или драться полезешь, или что-нибудь с собою сотворишь, если все тебе рассказать. Ты уже и забыл все, а оно же записано. И вот Гавриил вдруг все рассказал этому человеку в черном клобуке. И он в этом расшарпаном состоянии и слезах, не зная куда деваться, вдруг слышит от собеседника: «А теперь сынок, иди и пообедай». А тот ему отвечает: «Я сейчас не смогу есть». А мы помним, что этот молодой монах пришел получить совет, как поститься? Преподобный Гавриил тогда и говорит: «Вот это и есть пост. Когда тебе стыдно, и ты помнишь грехи, и есть не можешь. Это и есть пост». Вот вам духовный ответ на вопрос: как поститься? Если мы станем выяснять можно ли, например, креветку, или помидор, или с маслом или без ― мы запутаемся в этой кулинарии. Если будем подходить к посту с точки зрения кулинарии, то запутаемся. Замучим священника этими вопросами и замучаемся сами. Здесь мы видим такое странное духовное ответствие на вполне конкретный вопрос, касающийся всех нас. Это мы говорим о Гаврииле Самтаврийском. А другой, это уже наш сродник, тамбовский крестьянин, в монашестве Силуан Афонский. Его спрашивали, сколько можно есть, две ли тарелки, или три, или больше? А после супа кашу можно, если она без масла? В общем, мучили человека дурацкими вопросами, как и сегодня бывает в отношениях некоторых прихожан и священника. Силуан отвечал вопрошающим, чтобы ели столько, сколько пожелают, лишь бы после еды было желание молиться. Если после еды ты можешь встать, открыть Псалтирь и прочитать кафизму, да еще и сделать поклоны, то ешь, сколько хочешь. Сам Семен (мирское имя Силуана Афонского) до монашества мог съесть яичницу из ста яиц. У каждого человека свой желудок. Один съест два яйца и уже сыт, а другому залей ведро и еще останется место. Это не важно. После еды нужно молиться и до еды тоже нужно молиться. Если ты молишься после еды, значит нормально. Ешь сколько хочешь, только бы ты молился. Потому что иначе получиться то, что было с нашим государем Иваном Грозным, Царствие ему Небесное. Да простит Бог его грехи и упокоит всех тех, кого он убил. Потому что он был такой постник великий, что пошел на Новгород и разорил его. А когда возвращался, хотел разорить и Псков. Но к нему прискакал на деревянной конячке такой дурачек, местный святой юродивый Николай с куском мяса и говорит царю: «Иванушка, поешь мясца». А тот отвечает, что соблюдает Великий пост и мяса есть не может. «Не ешь мяса, ― говорит этот юродивый, ― а кровь христианскую, зачем пьешь?». И благодаря этому человеку, перепуганный царь с войском удрал и никто в городе не погиб. Благодаря одному святому город был спасен. А Новгород был уничтожен под корень. Все, кто остались живы, были увезены и поселены на территории Москвы. Вот вам и постники, которые боятся съесть в среду яйцо, но зарезать человека не боятся. До революции был один вопиющий случай, когда преступник зарезал девочку. Она несла, как Красная Шапочка, еду то ли отцу, то ли дедушке. Преступник ее убил и забрал из корзинки только пирожки, а яйца, которые там были, не взял. И судья его так, на всякий случай, спросил, почему тот не взял яйца. Ответ всех ошарашил: «Среда была, в этот день яйца есть нельзя». Понимаете, это факт. То есть, можно быть таким постником, что ты зарежешь человека, но пирожок с ливером не съешь. Нам нужен такой пост? Нет, не нужен. Какой нам нужен пост? Примеры двух отцов: грехи свои видишь, и не лезет тебе. Так выглядит пост. Это первое. И второе. Ешь что хочешь, но молись. Молись за родных, близких, здоровых, больных, за мертвых и живых, за врагов молись за всех. Пост без молитвы ― занятие бессмысленное. И второе. Ешь что хочешь, но молись. Молись за родных, близких, здоровых, больных, за мертвых и живых, за врагов ― молись за всех. Пост без молитвы ― занятие бессмысленное.