?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Пресвятая Мать и Дева — наша Отрада и Утешение. Это преимущество Ей дает Ее имя, оттого что Она всегда Пресвятая Дева, и эта тайна укоренена в Ее Материнстве. Ни в каком смысле Она никогда не бывает отдельно от Христа. Ее Благовещение, Ее Успение, Ее всеохватное Материнство только в предельной степени раскрывает Ее единство со Христом и всецелое служение Ему. Все, что Она делает, связано с Ним. Невозможно нам обратиться к Ней: «Матерь Божия», без того чтобы Она не ответила: «Господь и Бог наш Иисус Христос». Это значит, что Она являет Его всякий раз, когда являет Себя. И все драгоценные Ее черты соответствуют тому, что запечатлевает в истории Церкви Лик Воплощенного Слова. У Бога бесконечно больше сострадания, чем у всех матерей, потому что их любовь — лишь далекий отсвет Его любви. Вот почему невозможно повторять граничащие с кощунством слова о том, что Бог оставил Себе праведный суд, а часть Божией Матери — милосердие. Но именно оттого являет Она такое милосердие, как бы приспосабливаясь к нашему восприятию, чтобы через него мы могли узнавать милосердие Божие. Известно, что Божия Матерь заступилась за монахов монастыря, по праведному суду Божию заслуживающих наказания. Что сказать об этом? Мы знаем из нашей человеческой жизни, как судит мать. Она не восстает против своего недостойного сына. Она скорее занимает его место, принимая удары, которые должны поразить его, преклоняя свое сердце в доверии Промыслу Божию, которое исходит из ее любви. Или не слышим мы Бога — источника всякого человеческого милосердия, взывающего к нам через пророка Исаию: «Еда забудет жена отроча свое, еже не помиловати исчадия чрева своего? Аще же и забудет сих жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь» (Ис. 49, 15). Крест не есть ли именно это приобщение нашей Матери Суду Господню, Который умирает от любви к Своим детям, в то время как они отказываются от Его любви? Божия Матерь — разве не берет Она на Себя это служение, чтобы напомнить нам, что Бог — это любовь, которая идет до конца, до последних пределов? И мы никогда не должны допустить, чтобы у Него не было ни вида, ни доброты — по нашей вине. Все христианское благочестие драгоценнее всего раскрывается там, где предстательством Пречистой мы всецело обращены ко Христу, так чтобы и через нас был виден Бог, любящий чистых сердцем.