?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: иеромонах Феоктист Игумнов

Незадолго до выхода Христа Спасителя на общественное служение и вообще на той границе, которую в науке называют межзаветным периодом, то есть две тысячи лет назад в Израиле была во всех смыслах непростая ситуация. Можно довольно много и подробно говорить про политическое положение Израиля той поры, но для нас значительно важнее то, что тогда народ был лишен пророческого голоса. Пророческого не в смысле прорицания о будущем, а в смысле провозвещения воли Божией в конкретной исторической ситуации. Периодически появлялись люди, которые выдавали себя за пророков. Но их жизнь не соответствовала их учению. И вот появляется Иоанн Креститель. Можно себе представить, какое необыкновенное впечатление должна была производить личность Крестителя и его весть в смутной, тревожной исторической обстановке тогдашнего Израиля. Наконец снова явился пророк, который жизнью доказывал свое звание. Наконец ощутилось действенное присутствие Бога в истории и современности. Иоанн крестит водой, но Другой, более великий, Тот, что будет крестить Святым Духом и Огнем, — стоит уже на пороге. Апостол и евангелист Марк, похоже, отнюдь не преувеличивал, когда писал: «И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои» (Мк 1:5). Неотъемлемой частью Иоаннова крещения была исповедь — признание содеянных грехов. Иудаизм тех времен знал общее, совместное исповедание, для чего использовались определенные устойчивые формулы, но допускалось и сугубо личное покаяние, в котором перечислялись все отдельные прегрешения. Теперь же речь шла о подлинном преодолении прежней греховной сущности, об обращении к новой жизни.

Это обновление наглядно проявляется в Иоанновом обряде крещения. В нем присутствует, с одной стороны, символика смерти: за погружением в воду скрывается символ смертоносного потопа, который все уничтожает и разрушает. Вообще, океан воспринимался древним сознанием как постоянная угроза земле, как стихийный поток, который может поглотить все живое. Аналогичную символику заключал в себе и образ реки. Вместе с тем водная стихия являет собой и символ жизни: можно вспомнить великие реки Нил, Евфрат и Тигр, которые представляют собой важные жизненные артерии. Точно так же и Иордан воспринимался — и воспринимается по сей день — жителями окрестных земель как источник жизни. В таинстве Крещения происходит очищение, освобождение от скверны прошлого, отягчающей жизнь и замутняющей ее, то есть речь идет о новом начале — в конечном счете о смерти и воскресении, о новом рождении. Конечно, все это найдет свое окончательное развитие лишь в христианском богословии крещения, но его общий смысл уже заложен в схождении в Иордан и выходе из него по призыву Пророка и Предтечи Господня Иоанна.