petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Забытый святой?

Автор: A. K.

Факты о почитании свт. Григория Паламы в Московской Руси. Интересным и немаловажным историческим свидетельством о почитании свт. Григория Паламы на Московской Руси является, безусловно, древняя рукопись-список Томоса Константинопольского собора 1341 г., который был привезен в Москву и в Троицкий монастырь свт. митрополитом Киевским Феогностом. Это говорит о том, что Русская митрополия не находилась в стороне происходящих споров Константинопольской Церкви середины 14 столетия. Этот же ценный исторический памятник опровергает ложные доводы Никифора Григоры, греческого историка 14 века, о том, что Киевский митрополит был противником свт. Григория Паламы. В тексте этого Томоса среди иерархов участников известного собора, который осудил Варлаама и оправдал свт. Григория Паламу, стоит подпись свт. Феогноста. Кроме того, в рукописях Троицкой обители хранился и Синодик Православия, составленный на Константинопольском соборе 1351 г. Это еще раз подчеркивает глубокую связь, в частности Троицкой обители с паламизмом 14 столетия. Кроме того, согласно авторитетному исследованию жития прп. Сергия проф. Е. Е. Голубинского («Преподобный Сергий Радонежский»), Троицкая обитель оказывается тонкими нитями связанной с ближайшими учениками свт. Григория Паламы: свт. Филофеем (Коккиным), патриархом Константинопольским, и свт. Каллистом, патриархом Константинопольским. Эта связь, несомненно осуществлялась через свт. Алексия, митрополита Киевского и т. н. Константинопольскую колонию, в которой трудились и некоторые ученики прп. Сергия над переписыванием книг.

Оба названные Константинопольские патриарха писали свои грамоты к прп. Сергию. Первый своей грамотой давал благословение на переход от пустыножительства к общежитию (ок 1355 г.), а второй поощрял к сохранению обещежительного устава. Кроме того, собеседник прп. Сергия свт. Алексий, митрополит Московский, был рукоположен в Киевские святители свт. Филофеем. Как замечает И. М. Концевич, если бы свт. Алексий не был бы по своим убеждением паламистом, а занимал бы нейтральную позицию к свт. Григорию Паламе и его наследию, то «не могло бы оставаться столь тесного сближения с патриархом». И оба поддерживали между собой самые тесные связи. Эти факты доказывают, что русское монашество было не доморощенное, а оно благоговейно наследовало монашескую традицию из Константинопольской церкви, от учеников свт. Григория Паламы и прп. Григория Синаита. Другим доказательством этого является свидетельство «жития прп. Сергия» о послании в Константинополь его ученика прп. Афанасия Высокого, который жил в монастырях Константинополя «яко един от убогих» и переводил аскетические труды святых отцов. Скорее всего он жил в т. н. Константинопольской колонии. В состав же книг «четейных» Троицкой обители входили списки величайших отцов умной молитвы и монашеского делания: прп. Исаака Сирина, прп. Иоанна Лествичника, прп. Аввы Дорофея и др. То есть Троицкая обитель с самого начала своего становления как общежительная обитель приобщалась к культурному наследию великих отцов умного делания – исихии. Отрицать это – означало бы отрицать саму историю. Протоиерей Георгий Флоровский, упоминает о том, что свт. Киприан, митрополит Киевский (Московский), являясь учеником ученика прп. Григория Синаита, также имел тесные духовные связи со свт. Филофеем, патриархом Константинопольским. Свт. Киприан также был последовательным осуществителем литургической реформы, которую проводил свт. Филофей. Как известно, после блаженной кончины свт. Григория Паламы, которая последовала в 1359, 14 ноября, а на Константинопольском соборе 1368 г. свт. Григорий был причислен к лику святых. И при нем в тот же год в России было введено почитание свт. Григория Паламы. А так как Троицкая обитель в 15 столетии служила духовным рассадником русского иночества через т. н. «школу прп. Сергия», то очевидно с распространением умного делания распространялось по обителям почитание свт. Григория Паламы. И поскольку Троицкая обитель в Московской Руси служила духовным связующим с Великой Церковью Константинопольской, то совершенно очевидным должен видится богослужебный устав Троице-Сергиевой Лавры не как отражение и почитание чисто национальной святости, но ее глубокая связь со Вселенской Церковью. И особое празднование памяти свт. Григория Паламы в Троице-Сергиевой Лавре мыслится как самая очевидность. Однако то, что этого не происходит в Лаврском богослужении сегодня является свидетельством серьезного упадка церковного сознания на уровне кафолическом. И. М. Коневич, исследуя пути развития исихазма в русском монашестве, замечал, что с ним был самым непосредственным образом связан и расцвет монашества, и расцвет русской культуры. Постепенное забвение духовного делания, которое началось с первой половины 16 столетия из-за предпочтения внешнего монашеского служения в лице последователей прп. Иосифа Волоцкого, неизбежно стало приводить и к постепенному упадку монашества. Вполне вероятно, что именно к 17 веку было предано забвению почитание и свт. Григория Паламы. Ибо уже в этом веке нам неизвестны великие делатели молитвы и трезвения, составляющие основу монашеского делания. Поэтому сегодня, когда подготовлена богословская база для почитания свт. Григория Паламы и когда наблюдается серьезный упадок монашеского делания, естественно остро возникает вопрос о необходимости восстановления литургического почитания свт. Григория Паламы, и в первую очередь в монастырях нашей Церкви. Несомненной является необходимость и строительства в честь его имени святых храмов, приделов в разных монастырях и часовен.

Tags: святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author