?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: П. А. Юнгеров; А. П. Лопухин

32 И бѣ́ Нóе лѣ́тъ пяти́ сóтъ, и роди́ сы́ны три́, Си́ма, Хáма, И áфета... И было Ною пятьсот лет, и родил Ной трех сынов: Сима, Хама и Иафета. Большую часть своей жизни Ной прожил в допотопную эпоху и под конец ее успел уже иметь трех сыновей; но уже деятельность этих последних принадлежит послепотопной эпохе, когда по ходу повествования скажем о них и мы. Что касается того, почему у Ноя, сравнительно с прочими патриархами, так поздно родились эти дети (Ною уже было 500 лет), то лучшим ответом является то предположение, чтобы дети Ноя до эпохи потопа не успели бы сами стать родителями или настолько испортиться и развратиться, что и им пришлось бы разделить печальную участь всего первобытного мира. 1 И бы́сть егдá начáша человѣ́́цы мнóзи бывáти на земли́, и дщéри роди́шася и́мъ... И было: когда люди начали размножаться на земле, и дочери родились у них. Контекст речи показывает, что здесь целое берется вместо части — «каинитяне» обозначаются общим понятием «людей», аналогию чему видим и в других местах Писания. 2 ви́дѣвше же сы́нове Бóжiи дщéря человѣ́ча, я́ко дóбры сýть, и поя́ша себѣ́ жены́ от всѣ́хъ я́же избрáша...


Сынове соотв. ват., text. recept. — ὑιοὶ, а въ алекс. 37, 72, 75 ἄγγελοι; также у Климента Рим., Іустина Филос., Аѳинагора, Климента Алекс., Тертуллиана, Иринея Ліонск. и мн. др., но то и другое слово имѣютъ одно значенiе. И сыны и греч. ἄγγελοι τοῦ Θεοῦ — проповѣдники истиннаго Бога, призывавшіе имя Его (4, 26), т. е. благочестивые потомки Сиѳа. Ѳеодоритъ, Златоустъ, Геннадій, Кириллъ Александр., Прокопiй Газ. и др. такъ понимаютъ это мѣсто. Сыны Божіи, увидѣвши дочерей человѣческихъ [потомковъ Каина, «красивой» (Ноема) жены Ламеха и др.], что онѣ красивы, стали брать себѣ женъ изъ всѣхъ, какія нравились. Это — одно из труднейших для толкования мест из Библии; главная трудность его заключается в определении того, кого здесь должно разуметь под сынами Божиими. Одни, преимущественно иудейские раввины, основываясь на филологическом значении корня (Божий), видели здесь указание на сыновей вельмож и князей, вообще высших и знатных сословий, будто бы вступавших в брак с девицами низших общественных слоев. Но это объяснение не выдерживает положительно никакой критики, будучи совершенно произвольным и не объясняющим дальнейших последствий указанного факта. Большинство других иудейских и христианских толковников древности, вместе с рационалистами нового времени, под сынами Божиими разумеют Ангелов. Будучи обстоятельно развито в апокрифических книгах — Еноха и Юбилеев и в сочинениях Филона, это мнение в первые века христианской эры пользовалось такой широкой известностью, что его разделяли даже многие из отцов и учителей Церкви (Иустин Философ, Ириней, Афинагор, Климент Александрийский, Тертуллиан, Амвросий и др.). Хотя и верно, что под термином сынов Божиих Священное Писание иногда, преимущественно в поэтических отделах, разумеет Ангелов, тем не менее, как самый контекст данного повествования и его положительно-исторический характер, так и филологическо-догматические требования не позволяют стать на сторону этого мнения. Единственно правильным, счастливо избегающим недостатков двух вышеуказанных мнений и удовлетворяющим всем филологическим, текстуальным и историко-догматическим требованиям считаем мы третье мнение, по которому под сынами Божьими следует разуметь благочестивых сифитов. На стороне его стоит большинство прославленных своими экзегетическими трудами отцов Церкви (Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, блаженный Феодорит, Кирилл Иерусалимский, Иероним, Августин и др.) и целый ряд современных ученых экзегетов. Мнение это вполне оправдывается филологически, так как название сынов Божиих в Священном Писании обоих Заветов нередко прилагается к благочестивым людям. Этому благоприятствует и контекст предыдущего повествования, в котором при исчислении потомства Сифа во главе его поставлено имя Бога, почему все сифиты представляются как бы Его детьми. Еще решительнее то же самое указывает заключительный стих (ст. 26) 4 гл., где говорится, что в дни Еноса сифиты начали торжественно призывать имя Господа и сами называться в честь Его «сынами Божиими». Наконец, за это же говорит и самый характер браков, заключенных между сынами Божиими и дочерьми человеческими: по смыслу употребленного здесь библейского выражения — это не были временные и противоестественные связи (каковые только и могли быть сношения Ангелов с женами), а обычные браки, правильные юридически, хотя и пагубные по своим моральным последствиям. Увидели дочерей человеческих, что они красивы… Если мы припомним, что при характеристике каинитянок физическая красота и чувственная прелесть стояла на первом плане (Ада, Цилла, Ноема), то станет ясно, что здесь бытописатель говорит именно о каинитянках. При таком понимании сынов Божиих и дочерей человеческих мы вполне выдерживаем и данное в тексте противопоставление их: как те, так и другие — представители одного и того же первобытного человечества; но, будучи сходны по природе, они противоположны по своему духовно-нравственному настроению: сыны Божии были выразителями всего доброго, возвышенного и хорошего; дочери человеческие, ведущие себя соблазнительно — олицетворение земных чувственных интересов. Со временем противоположность нравов исчезает — сыны Божии смешиваются с дочерьми человеческими, чем стирается грань между добром и злом и дается полный простор господству низших, чувственных интересов плоти в ущерб высшим интересам духа. 3 И речé Госпóдь Бóгъ, не и́мать Дýхъ Мóй пребывáти въ человѣ́цѣхъ си́хъ, занé сýть плóть. Бýдутъ же днíе и́хъ лѣ́тъ стó двáдесять. И сказалъ Господь Богъ: не будетъ пребывать Духъ Мой въ людяхъ сихъ во вѣкъ, ибо они суть плоть [по настроенію они противны Богу и всему духовному], будутъ же дни ихъ сто двадцать лѣтъ. Очевидно, тут идет продолжение предыдущего повествования: там указывался самый факт, здесь дается соответствующая ему оценка; и если здесь действующие лица ясно названы людьми, то они же (а не Ангелы) разумелись и выше. В частности, слова библейского текста: Духу Моему и заключают в себе указание или на внутреннюю, духовную сущность человеческой природы (с глухой ссылкой на историю творения человека, Быт 2:6), или же, что еще вероятнее, — на Святого Духа, как зиждительный принцип всякой вообще (Быт 1:2) и религиозно-этической жизни по преимуществу. Пренебрежение к Нему есть именно та хула на Духа Святого, которая, по словам Спасителя, составляет один из самых тяжелых смертельных грехов (см.: Мк 3:29), поскольку он характеризует собой такую степень греховного ожесточения человека, с которой становится психологически невозможным уже никакое исправление. Потому что они плоть… Вот та причина, в силу которой люди пренебрегли Божественным Духом и заслужили наказание. Первое слово этой фразы митрополит Филарет более точно переводит: «в заблуждении своем», — очевидно, библейский автор этим снова указывал на нечестивое сношение сифитов с каинитами. Так как вступая в подобные браки, люди свидетельствовали об упадке у них высших, духовных интересов и о господстве низших, плотских, то и сами они как бы превращались в ту грубую плоть, которая на языке Священного Писания служит синонимом всего низменного, материального и греховного. Пусть будут дни их сто двадцать лет… Эти слова нельзя понимать в смысле сокращения человеческой жизни до пределов ста двадцати лет (как понимал Иосиф Флавий), так как достоверно известно, что еще долгое время и после потопа человечество жило больше 120 лет, достигая иногда до 500, а следует в них видеть срок, назначенный Богом для покаяния и исправления людей, в течение которого праведный Ной пророчествовал о потопе и делал соответствующие к нему приготовления (см.: 1 Пет 3:20). 4 Исполи́ни же бя́ху на земли́ вó дни о́ны. И потóмъ яко же вхождáху сы́нове Бóжiи къ дщéремъ человѣческимъ, и рождáху себѣ́ сíи, и бя́ху исполи́ни, и́же óт вѣка, человѣ́цы имени́тiи. Исполины же были на землѣ въ тѣ дни и послѣ того, какъ сыны Божіи стали входить къ дочерямъ человѣческимъ, и онѣ стали рождать имъ. Оные исполины были отъ вѣка, люди именитые. Предпотопное человечество именуется исполинами, в подлиннике nephilim«нефилим». Хотя, действительно, в Писании этот термин иногда и служит обозначением великанов или гигантов, но основное значение этого корня «разрушать, ниспровергать», а в форме ниф — «заставить падать, соблазнять, развращать». Поэтому в этих первобытных «нефилим» можно видеть людей, не только отличавшихся необыкновенной физической силой и ростом, но и лиц, сознательно попиравших правду и угнетавших слабых. Существовали подобные личности среди каинитов и раньше, вероятно, с эпохи Тувалкаина, изобретшего оружие, и Ламеха, воспевшего ему победный гимн; со времени же смешения сифитов с каинитянами эти «нефилимы» особенно размножились вследствие всеобщего развращения и падения всех нравственных устоев. «Это были сильные, издревле славные люди… Здесь идет речь уже о плодах смешанных браков, которые в отличие от «нефилим» в еврейском тексте названы гибборим (сильные). Последнее имя по библейскому словоупотреблению означает выдающуюся личность, отборного воина, человека, превосходящего других своей силой. Отсюда очевидно, что потомки смешанных родов (сифитов с каинитами) превосходили своих прототипов, как по физическим, так и безнравственным свойствам. Называя этих гибборим издревле славными людьми, бытописатель, вероятно, имел здесь в виду тот факт, что они, под именем «героев древности» получили мировую известность в универсальных традициях человечества. 5 Ви́дѣвъже Госпóдь Бóгъ, я́ко умнóжишася злóбы человѣ́комвъ на земли́, и вся́къ кто помышля́етъ въ сéрдцы своéмъ прилѣ́жно на злáя вся́ дни́. Увидѣлъ же Господь Богъ, что увеличились злодѣянія людей на землѣ и всякій прилежно помышляетъ въ сердцѣ своемъ о злѣ во всѣ дни. Корень глубокого развращения предпотопного человечества указывается в повреждении сердца, а так как последнее, по библейскому воззрению, считается центральным средоточием всей сознательной деятельности человека, то и развращение его равносильно заражению самого источника жизни: ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления (Мф 15:19). 6 и помы́сли Бóгъ, я́ко сотвори́ человѣ́ка на земли́, и размы́сли... И помыслилъ Богъ, что сотворилъ человѣка на землѣ, и размыслилъ. «Опредѣлилъ истребить людей» (Ѳеодоритъ). Прежде истребленія долго размышлялъ. «Вотъ какъ великъ грѣхъ человѣка» (Златоустъ). Понятие о свойстве приписываемого Богу раскаяния можно заимствовать из повествования о Сауле, где двукратно приписывается Богу раскаяние и где, между тем, Самуил говорит о Боге, что Он — не человек, чтобы Ему раскаиваться. Из сего видно, что когда говорится о Нем, как о человеке, то это потому, что, по выражению Абен Езры, закон говорит языком сынов человеческих, то есть языком простого, народного смысла (Филарет). В частности, «раскаяние» Божье — как бы особый способ изменения неизменяемого — есть высшее выражение мысли о крайнем Божественном сожалении, доходившем как бы до того, что Само неизменяемое Существо, казалось, готово было измениться. И восскорбел в сердце Своем… Подобно предыдущему это — такое же человекообразное выражение. «Скорбь Божия — предвидение невозможности человеку, созданному со свободной волей, сознательно и упорно злоупотребляющему ею, возвратиться на добрый путь; посему там, где говорится о скорби Божией, как, например, о городах, навлекших на себя гнев Божий (Мф 11:20–26; Лк 10:13), там нужно понимать, что приговор вечной правды Божией совершился, что род этот, или человек, должен погибнуть, чтобы зло не было увековечено» (Властов). 7 И рече да потреблю человека егоже сотворихъ от земля, от человека даже и до скота, и от гадъ даже и до птицъ небесныхъ яко размысли иже сотворихъ. И сказалъ Богъ: истреблю [греч. ἐξαλείψω — изглажу, сотру] человѣка, котораго Я сотворилъ, съ лица земли: отъ человѣка даже до скота и отъ гадъ до птицъ небесныхъ, ибо Я размыслилъ, что сотворилъ ихъ. 8 Ное же обѣрте благодать прéдъ Господемъ Богомъ. Ной же обрѣлъ благодать предъ Господомъ Богомъ.