?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: П. А. Юнгеров; А. П. Лопухин

15‒19 Совѣтуется жить въ любви со своею женою. 15. Сынъ мой! [соотв. слову «Сынъ мой» (ὑιός μου) въ греч. текстѣ находится въ №№ 68, 103, 161, 248, 297. компл., альд. и остр. изд. Въ другихъ спискахъ нѣтъ] пей воду изъ своихъ сосудовъ и изъ источника своихъ колодцевъ. 16. Пусть переливаются у тебя воды изъ твоего источника, и на твоихъ площадяхъ пусть расходятся твои воды; 17 пусть принадлежитъ тебѣ одному собственность и пусть никто чужой не участвуетъ съ тобою. 18. Источникъ твоей воды да будетъ у тебя свой собственный, и веселись съ женою юности твоей. 19. Пусть бесѣдуетъ съ тобою лань любви и жребя твоихъ наслажденій [женщина распутная], но пусть руководитъ тобой собственная [то есть законная жена] и да будетъ съ тобою во всякое время: пребывая съ ней въ любви, ты будешь имѣть во всемъ обиліе. 20‒23 Тяжкія послѣдствія распутства и другихъ грѣховъ. 20. Не будь долго съ чужой и не поддайся объятіямъ не своей; 21 ибо предъ очами Бога пути человѣка и всѣ пути его Онъ наблюдаетъ. 22. Беззаконія уловляютъ мужа, сѣтями собственныхъ грѣховъ каждый затягивается. 23. Таковой умираетъ съ ненаученными; лишившись всего своего имущества, онъ погибаетъ за безуміе. Глава 6-я. 1‒5 Приточникъ предостерегаетъ отъ поручительства и его печальныхъ послѣдствій. 1. Сынъ мой! если поручишься за друга твоего, то предашь руку твою врагу [то есть власть надъ собою отдашь врагу. 2. Ибо крѣпкая сѣть мужу — собственныя уста и уловляется словами [χείλεσι — въ ватикан. код. и слав пер. — устнами, въ алекс. и №№ 147, 252, 297, компл., у Клим. Александрiйскаго. ρήμασι — словами; по-русски, кажется, только и можно перевести: словами] устъ своихъ. 3. Дѣлай, сынъ мой, что я тебѣ заповѣдаю, и спасайся: ты попался въ руки злыхъ за друга твоего, неослабѣвай, поддержи своего друга, за котораго ты поручился. Толковая Библия: 1520. Премудрый убеждает ученика своего довольствоваться благами супружеского союза с единой законной женой, причем сравнивает ее с собственным домашним водоемом и родниковыми источниками. Для каждого домовладельца, особенно в бедных водой восточных странах, служит предметом особенного удовольствия иметь для своего житейского обихода собственный колодезь или цистерну и не обращаться за водой к соседям. С подобным удовольствием Премудрый сравнивает обладание одной, законной женой, без нарушения чистоты супружества, своего или чужого: Сы́не, пíй вóды от свои́хъ сосýдовъ и от твои́хъ кладенцéвъ истóчника: да преизливáются тебѣ́ вóды от твоегó истóчника, во твоя́ же пути́ да происхóдятъ твоя́ вóды (ст. 1516). По связи речи с предыдущим, сравнение это имеет прежде всего такой же смысл, как изречение aпостола: лучше бо есть женитися, нежели разжизатися (1 Кор 7:9). Но это же сравнение имеет и другую сторону: оно обозначает многочисленное потомство от законного, целомудренного супружества, поскольку и в других библейских местах дети изображаются под образом вод, текущих из источника, т. е. от родителей: Да бýдутъ тебѣ́ еди́ному имѣ́нiя, и да никтóже чýждь причасти́тся тебѣ (17)́. Семьдесят толковников, по-видимому, понимали и ст. 16 только в первом смысле о пользовании удовольствиями супружества c одной женой, и потому прибавили в начале ст. 16 отрицание μ μ περεκχεσθω (Пусть [не] разливаются). Но многие греч. кодексы не имеют отрицания, нет его и в Вульгате и славянском переводе. Поэтому, кажется, следует предпочесть чтение евр. масор., хотя понимание ст. 16, даваемое у Семидесяти, согласуется с общим контекстом рассматриваемого места.

В ст. 18 повторяется наставление ст. 15: Истóчникъ твоея́ воды́ да бýдетъ тебѣ́ твóй, и весели́ся съ женóю, я́же от ю́ности твоея, но с прибавлением совета утешайся женою юности твоей. Законная жена при этом выразительно сравнивается с ланью или серною: елéнь любвé и жребя́ твои́хъ благодáтей да бесѣ́дуетъ тебѣ́ (ст. 19) обычный в восточной поэзии образ грациозности и миловидности женщины. Напоминая мужу о долге супружеской верности, Премудрый выражает желание, чтобы нежные отношения между мужем и женой установившиеся на первых порах их совместной жизни, не ослабевали с течением времени, чтобы взаимная привязанность супругов длилась всю жизнь, и для супруга не было надобности искать супружеских удовольствии на стороне: твоя́ же да предъи́детъ тебѣ́ и да бýдетъ съ тобóю во вся́ко врéмя: въ дрýжбѣ бо сея́ спребывáяй умнóженъ бýдеши. Не мнóгъ бýди къ чуждéй, нижé объя́тъ бýди объя́тiи не твоея́ (ст. 1920). 2123. Предъ очи́ма бо сýть Бóжiима путié мýжа, вся́ же течéнiя егó назирáетъ. Законопреступлéнiя (собственные) мýжа уловля́ютъ: плени́цами же свои́хъ грѣхóвъ кíйждо затязáется. Сéй скончавáется съ ненакáзанными (умирает без наставления): от мнóжества же своегó житiя́ извéржется и погибáетъ за безýмiе. В качестве высшего и последнего мотива к избежанию всякого вида нецеломудренности указывается на всеведение Божие и на всеобъемлемость мироправящего промысла Божия, от которого тщетно бы думал укрыться предающийся распутству: по суду Божию, распутство, как всякое преступление вообще, влечет за собой частью естественные, частью нарочито посылаемые Богом гибельные последствия. Глава 6, 13. Частые наставления книги Притчей о вреде поручительства объясняются тем, что, по воззрениям обычного (в законе Моисеевом не записанного) древнееврейского права, поручившийся за несостоятельного должника трактовался юридически заменявшим последнего и, при обычном жестокосердии кредиторов, нередко платился за своего клиента не только собственным имуществом, но и личной свободой. Но в данном случае Премудрый со всею настоятельностью предупреждает ученика своего собственно от необдуманного, поспешного и безрассудного принятия поручительских обязательств, что без сомнения было не редкостью у юношей того времени (охота принимать на себя поручительство за другого могла у юношей обращаться в особую страсть и превращаться в азарт, наподобие дуэли у европейских народов). Самое поручительство совершалось через рукобитие: поручитель давал руку заимодавцу и кредитору. Указав ученику своему великую опасность поручительства: Сы́не, áще поручи́шися за твоегó дрýга, предáси твою́ рýку врагý. Сѣ́ть бо крѣпкá мýжу свои́ устнѣ́, и плѣня́ется устнáми свои́хъ ýстъ (ст. 12), Премудрый далее советует ему всеми мерами освободиться от возможных неприятных последствии своего необдуманно принятого обязательства. В качестве такой меры рекомендуется усиленно, даже униженно умолять должника немедленно возвратить долг заимодавцу: Твори́, сы́не, я́же áзъ заповѣ́дую ти́, и спасáйся: и́деши бо въ рýцѣ злы́хъ за твоегó дрýга: бýди не ослабѣвáя, поощря́й же и твоегó дрýга, егóже испоручи́лъ еси́ (за которого ты поручился; ст. 3).